195

31 мая 2019 в 17:05

Посторонним вход разрешен

Принят закон о допуске родственников в реанимацию
– Если состояние пациента угрожающе, то в реанимацию его родных мы пускаем всегда… Именно так нам ответили в хирургическом отделении Республиканского онкологического диспансера, когда мы поинтересовались: слышали ли там о том, что теперь право родственников посещать реанимацию закреплено законодательно.

21 мая Госдума приняла в третьем чтении поправки в федеральный Закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Оказалось, слышали. Более того, относятся с пониманием.
Стоит напомнить, закон этот достаточно резонансный. Его появлению предшествовали многочисленные обращения пациентских ассоциаций и родительских сообществ больных детей к руководству страны.
Наконец, три года назад во время «прямой линии» с Владимиром Путиным эту тему вновь поднял известный актер Константин Хабенский, попросив президента вмешаться в ситуацию и открыть доступ близким к пациентам палат интенсивной терапии. Обращение актера оказалось действенным не только потому, что Хабенский известен своей активной деятельностью на ниве благотворительности, но и потому, что он реально знал, о чем говорит: несколько лет назад потерял жену, которая серьезно болела.
Между тем, запутанная ситуация «пускать-не пускать» во многом обусловлена невнятностью нормативных документов самого федерального Минздрава. Дело в том, что в мае 2017 года им было выпущено информационно-методическое письмо «О правилах посещения родственниками пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии (реанимации)». Но поскольку обязательным оно для исполнения не являлось, то и единого подхода к таким ситуациям в стране не было. «Доступ к пациентам в большинстве случаев является жестом доброй воли главного врача. Это вызывает негативную реакцию в обществе и, зачастую, снижает эффективность лечения пациентов», – констатирует пояснительная записка к законопроекту. В итоге, по данным самого Минздрава РФ, доступ родственников в отделения реанимации, организован далеко не везде. Например, в Приморском крае его обеспечили лишь в 10 из 27 детских отделений реанимации.
Между тем, за рубежом – а там лечилось уже немало россиян, которым есть, что сравнивать – порядки в данном случае намного человечнее. Во многих странах родители, опекуны и прочие родственники имеют право быть в отделениях реанимациях со своим близким, соблюдая соответствующие правила.
Чтобы узнать, как обстоят дела в Якутии, мы обзвонили ряд больниц. Картина вырисовывалась такая: при необходимости родственников в реанимацию пустят. Но не всех и лишь тогда, когда этого потребует конкретная ситуация.
Заместитель главного врача Момской районной больницы Айталина Васильева прокомментировала вопрос так:
– Мы и сейчас их пускаем, но выборочно – если этого требует состояние больного. У нас маленькая реанимация. Был случай, когда больной находился при смерти, спасти его было невозможно, а родственники хотели попрощаться. Конечно, мы разрешили: жена зашла, побыла с мужем… Бывает, что родные желают убедиться, что с их родным человеком все в порядке и если состояние пациента удается стабилизировать, то, конечно, почему кого-то из них не пустить?
Однако если раньше больницы в своем выборе принятия решений были вольны, то теперь закон все регламентирует достаточно четко. Целый ряд статей Закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» был дополнен новым пунктом, который звучит так: « Предоставлять возможность посещения родителями, иными членами семьи и иными законными представителями пациентов структурного подразделения медицинской организации, оказывающего реанимационные мероприятия, в порядке, установленном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти». И хотя федеральному Минздраву еще только предстоит разработать соответствующие нормативные документы, можно не сомневаться: попасть родителям в реанимацию к больным детям станет проще.
Впрочем, есть у этой медали и другая сторона: не станет ли теперь сложнее медикам спасать больных? Ведь палаты интенсивной терапии – это особая сфера медицины, где счет идет на секунды. Там нет времени ни для ненужных вопросов, ни для истерик… И этот момент, надо думать, тоже должен отрегулировать соответствующий нормативный акт Минздрава.


Мнение

Любовь Явловская, заместитель председателя постоянного комитета Ил Тумэн по здравоохранению, соцзащите, труду и занятости:
– Думаю, что это очень своевременно принятый нормативно-правовой акт в сфере здравоохранения, который отвечает на ряд этических вопросов.
Дело не только в том, что родные хотят во что бы то ни стало убедиться, что их близкому оказывается вся необходимая медицинская помощь и с ним все в порядке. Часто бывает, что и тем, и другим – и тому, кого спасают, и тем, кто за него переживает — требуется чисто психологическая поддержка. Ведь не всегда в реанимации пациенты находятся без сознания. Бывает, что человек, попавший туда, дезориентирован, особенно в шоковом состоянии. В таких случаях, как никогда, нужна поддержка близких – она успокаивает больного.
Конечно, это не говорит о том, что в палатах интенсивной терапии должны постоянно находиться посторонние, которые могут мешать работать медицинскому персоналу. Ведь реанимация – особый раздел медицины, где требуется действовать очень быстро и без лишних комментариев, чтобы помочь человеку в крайне опасной для его жизни ситуации. Тем более, что, как правило, в таких палатах лежат по нескольку человек.
Поэтому, вероятно, потребуется хорошая информационная работа, чтобы разъяснять людям, когда они могут находиться в реанимации и т.д.


Елена ВОРОБЬЕВА

Поделиться