148

19 ноября 2019 в 17:33

Упорядочить нельзя сохранить

Где поставим запятую?


Насколько продумана грядущая оптимизация штатов в республиканском здравоохранении и не ухудшит ли это ситуацию в отрасли?

Люди волнуются
Эти вопросы занимают умы якутян, особенно тех, кто живет вдали от крупных городов, уже больше года. С того самого момента, когда летом 2018 года свет увидело постановление Правительства РС(Я) №202 «О стандартах структуры и параметров минимальной сети объектов социальной инфраструктуры РС(Я)», предусматривавшее введение модельных штатных расписаний в образовании, здравоохранении и т.д.
Перспектива возможных сокращений-ликвидаций обществом была воспринята настолько негативно, что в мае глава Якутии Айсен Николаев рекомендовал главе кабинета министров РС(Я) Владимиру Солодову злополучный документ отменить, что и было сделано. Не «отменилась» лишь сама идея трансформации социальной сферы. Правда, формулировка для нее на этот раз выбрана более нейтральная – «упорядочение сети учреждений социальной сферы». Тем не менее, все понимают: и на этот раз без серьезных потрясений не обойтись. Их последствия как раз и беспокоят людей.
Это подтвердил и проведенный в Ил Тумэне «круглый стол», посвященный упорядочению сети учреждений в здравоохранении, который прошел при участии спикера парламента Петра Гоголева. Не случайно открывшая совещание вице-спикер Антонина Григорьева, заметила: «Вопрос поднят в связи с обращениями медиков, которые поступают со всей республики».
А волноваться, судя по данным, которые озвучивали представители районов, и впрямь, есть о чем.
Амга. Здесь, как сообщила председатель улусного Совета депутатов Амгинского района Софья Александрова, без работы могут остаться 44 сотрудника районного здравоохранения. Кроме того, под сокращение попадают около 40 стационарных коек, что для сельской медицины много.
– Прежде чем, сокращать койки, надо думать о людях. Улучшения, конечно, нужны, но при этом надо исходить с позиций понимания ценности человеческой жизни и помнить о праве каждого на охрану здоровья, что закреплено в Конституции РФ, – сказала она. И напомнила, что еще никто не отменял приказ №543 от 2012 года Минздрава РФ, который предусматривает рекомендательный характер для формирования штатов учреждений здравоохранения, и оговаривает, что в районах Крайнего Севера и местностях с тяжелыми климатическими условиями, терапевтические участки могут формироваться с меньшей численностью населения и полным сохранением штатов.
Сунтарский улус. В рамках «упорядочения» сети ЛПУ планируется сократить 129 штатных единиц, благодаря чему без работы могут остаться 97 человек, из которых 54 – люди вполне трудоспособного возраста. Район может лишиться детского тубсанатория, против чего жители категорически возражают, настаивая на перепрофилировании его коек под нужды реабилитационного центра.
Сунтарцы не скрывают: они очень боятся получить новую партию безработных, которые в поисках работы покинут улус.
– После того, как в 2016 году закрыли дом престарелых в Эльгяе, сократив 40 сотрудников, за 4 года из наслега уехали почти 100 человек. Предстоящие изменения повлекут большую социальную напряженность, многие семьи останутся без работы, а это означает дополнительный отток населения из района, – говорила председатель улусного Совета депутатов Ульяна Попова, предложив не торопиться и вводить изменения, если уж они нужны, поэтапно: сначала оптимизировать вакансии и т.д.

Сохранить бы, что есть
Представители многих районов, особенно, в Арктике, были еще более категоричны: у них уже сокращать нечего. Сохранить бы то, что есть. Федеральные нормативы, между тем, согласно которым, например, участковые больницы должны стать врачебными амбулаториями, совершенно не учитывают специфику наших территорий: дальние расстояния между населенными пунктами, отсутствие дорог и т.д.
– За последние 2 года в район не прибыл ни один выпускник Мединститута СВФУ, хотя обеспеченность врачебными кадрами – 77%, – сообщила председатель районного совета депутатов Анабарского национального наслега Валентина Матвеева. Для того, чтобы хоть как-то заинтересовать медиков, по ее мнению, пора срочно возобновлять программу обеспечения их жильем, а финансирование самих больниц на Крайнем Севере переводить на сметный принцип. «Низкая плотность населения, нехватка специалистов, диагностической базы, большие расходы на содержание ЛПУ создают большие риски», – сказала она.
Жители районов не скрывают: они очень опасаются, что на фоне нерешенных проблем в отрасли, которые тянутся еще с прошлых лет, кардинальные новации скажутся не лучшим образом на доступности медпомощи на селе.
Глава Усть-Янского улуса Георгий Федоров привел конкретный пример: «В районе нет собственной базы для санавиации. Потому из-за погодных условий санрейсы у нас выполняются на 2-3 сутки, а то и через неделю». И добавил: «Когда медицину передавали с районного уровня на региональный, говорили, что будет лучше. Вышло наоборот. Качество медпомощи не улучшается, а ухудшается. И это тоже одна из причин оттока людей из районов…»
Своеобразный итог сказанному подвел председатель Усть-Алданского районного совета депутатов Иван Колодезников:
– Люди очень обеспокоены проводимой оптимизацией именно с точки зрения доступности медуслуг. В целом она идет без информационного сопровождения, привлечения органов местного самоуправления, публичных слушаний, тщательной оценки последствий. Все это может ущемить интересы сельчан.

В поисках выхода
Министр здравоохранения Якутии Елена Борисова, подтвердившая, что под сокращение могут попасть 1180 сотрудников ее отрасли, тем не менее, попросила понять и точку зрения Минздрава. Предстоящие перемены, по ее словам, шаг вынужденный, но необходимый. И он вызван не только тем, что с 2012 года поменялось федеральное законодательство, связанное с финансированием больниц. Дело еще и в том, что в связи с оттоком населения с «северов» местным ЛПУ все труднее укладываться в федеральные показатели. В итоге при нормативе обеспеченности медперсоналом, который в России в среднем равняется 19, в Якутии он равен 23,6. Между тем нагрузка на медперсонал больниц, по ее словам, далеко не везде равномерна.
Кроме того, сегодня медицина оказалась в ситуации, когда львиная доля бюджета уходит на оплату труда медиков, из-за чего на прочие статьи расхода – ремонт, приобретение оборудования и пр., практически ничего не остается. Пытаясь найти выход из ситуации, исполнительная власть предложила свой вариант – «упорядочить» то, что есть. При этом министр настаивает: ни одно лечебное учреждение закрыто не будет.
С тем, что выход нужно искать, согласны все. Другой вопрос, как?
– Вот уже год якутяне живут этой темой. Если бы эти вопросы обсуждались вместе с людьми, такого ажиотажа не было бы. Да, в Арктике население уменьшается, так что, возможно, без сокращений не обойтись, но без учета мнения местных жителей делать это нельзя. Ведь это социальная сфера, где важные проблемы требуют общественного согласования, – сказала народный депутат Елена Голомарева.
По мнению ее коллеги Любови Явловской к решению этого вопроса вообще неплохо было бы привлечь экспертов из других регионов.
– В любом случае нужна совместная рабочая группа, которая просчитала бы все последствия такого шага, – говорила она.
Одно из последствий оптимизации, помимо того, о чем говорили сельчане, – вынужденная миграция. Многие из тех, кто останется без работы, отправятся искать ее в большие города, включая переполненный Якутск, социальная сфера которого к этому не готова. Удастся ли трудоустроить их в районах? Большой вопрос.
На еще один немаловажный нюанс обратил внимание народный депутат Алексей Еремеев.
– Благодаря этим мерам, только по здравоохранению село потеряет более 2 млрд рублей. Выиграют города, а села проиграют. Предлагаю правительству Якутии к этому вопросу подходить комплексно: если мы отрываем от села такие суммы, то должны добавить по другим статьям, – предложил он.
В целом стоит признать: несмотря на то, что тема будируется уже год, многие вопросы до сих пор так и остались без ответа. Вот почему спикер Ил Тумэн Петр Гоголев пообещал: парламент Якутии намерен и впредь ее последовательно вести, добиваясь системных и комплексных решений. Это значит, что в случае необходимости, будут проведены правительственный час и парламентские слушания, чтобы выйти на оптимальный уровень решений.

Елена ВОРОБЬЕВА


Подробнее читайте в свежем номере газеты по указанной ссылке:

Парламентская газета № 45 (2091) от 15 ноября 2019 года

Уважаемые читатели!

  1. Покупая электронную версию Издания, вы осознаете, что покупаете ее исключительно для личного (семейного) пользования. Перепродажа или любая другая передача купленного вами номера газеты третьим лицам запрещается и может преследоваться по закону.
  2. Обязанности продавца, в качестве которого выступает Издание, считаются выполненными с момента отправки Покупателю ссылка на скачивание купленного и оплаченного им номера газеты.
  3. Стоимость газеты в розницу 30 руб.

ВАЖНО! Иногда, по независящим от Издания причинам, спам-фильтры Покупателя перебрасывают письмо с заказанной вами ссылкой в папку «Спам». Поэтому если вы не получили от нас автоматически сгенерированного письма со ссылкой, для начала проверьте папку «Спам». Если его нет и там — обращайтесь в нашу редакцию.

Поделиться