211

12 июля 2019 в 16:26

Критерии должны учитывать специфику регионов

Как идет реализация национального проекта «Образование»? Кто входит в перечень малокомплектных школ? Каковы критерии их определения? Как реализовать задачи, поставленные перед образованием? В Ил Тумэне по инициативе народного депутата Государственной Думы Галины Данчиковой за «круглым столом» обсудили тему реализации Национального проекта «Образование» и вопросы правового регулирования малокомплектных школ.

Депутат с самого начала расставила приоритеты и задала тон доверительному разговору, который поддержали учителя. В мероприятии приняли участие педагоги школ республики, народные депутаты Якутии, руководители и специалисты республиканских министерств и ведомств, образовательных учреждений, представители средств массовой информации.
Феодосия Габышева отметила, что «круглый стол» проводится в целях подготовки предложений Якутии к рекомендациям парламентских слушаний «О мерах по повышению качества образования в Российской Федерации», состоявшихся 24 июня 2019 года в Государственной Думе РФ. Председатель комитета рассказала, что участники обсудили наиболее острые вопросы отрасли – обеспеченность школ учителями, снижение бюрократической нагрузки на учителей, меры их социальной поддержки и качество образования в целом. По итогам этих слушаний по предложению председателя Госдумы Вячеслава Володина создана рабочая группа, которая обобщит и проанализирует все поступившие предложения. Наши парламентарии в лице Феодосии Габышевой и Антонины Григорьевой внесли 7 предложений, которые получили положительные отклики. Министр просвещения РФ Ольга Васильева на днях предложила Феодосии Габышевой войти в состав рабочей группы по разработке этих предложений. Значит, есть надежда, что голос образовательного сообщества республики будет услышан. После этого Госдума примет специальное постановление с конкретными рекомендациями.

Как определить статус малокомплектных школ?
Галина Данчикова предложила обсудить, какие проблемы сегодня волнуют учителей, и внести свои конкретные предложения по реализации Национального проекта «Образование». Она рассказала о парламентских слушаниях:
– Перед всеми сегодня стоит очень важный вопрос – как повысить качество образования. Форма общения на парламентских слушаниях была очень интересной, она впервые прошла с участием большого образовательного сообщества. В большом зале Госдумы собралось более 500 человек. В основном, это были не чиновники, а учителя с мест, эксперты, представители заксобраний субъектов РФ. Состоялся прямой и очень открытый диалог между Министерством просвещения, учителями и депутатами. Вячеслав Викторович приложил максимум усилий, чтобы это мероприятие прошло не формально. Был открытый микрофон, и учителя могли задавать любые вопросы докладчикам. Что сегодня волнует наше образовательное сообщество? В первую очередь, обеспеченность школ учителями, повышение квалификации, наличие учителей в сельских школах. Система оплаты труда учителей должна быть как базовая, что на федеральном уровне должна быть пересмотрена. Очень серьезно говорили об отчетности — учитель вместо того, чтобы заниматься обучением завален многочисленными отчетами. Министр просвещения обещала максимально сократить отчеты.
Есть поручение Президента РФ нормативно закрепить понятие малокомплектной школы. При этом необходимо конкретно и четко определить какую школу можно назвать малокомплектной. В субъектах РФ ситуация строится по-разному: в одних — одни критерии, в других — другие. Со стороны Министерства финансов РФ есть мнение, что расходы по малокомплектным школам неэффективны. Существуют более жесткие формулировки по отношению к субъектам и по поводу кочевых школ. Я считаю, что дети в младших классах все-таки должны быть с родителями и при этом получать нормальные, качественные знания. Говорили о слабой технической базе и состоянии школ. Также было немало вопросов о кочевых школах , но наша республика имеет неплохую законодательную базу и бюджет.
У нас, в целом, ситуация неплохая, республика очень активно участвует в Национальной программе «Образование». На реализацию данного проекта выделено 785 млрд рублей, из них 1 млрд рублей выделен нашей республике на реализацию данного проекта на три года. По России функционирует 41 тысяча школ, где обучаются 16 миллионов детишек, из них 23 тысячи детей учатся в сельских школах. Даже если посмотреть статистику, сельских школ больше, соответственно, и ребятишек сельских больше. Они должны получать равный доступ к качественному образованию. В стране сегодня 8164 малокомплектных школ. Эта тема получила на слушаниях достаточно серьезное обсуждение. Вячеслав Володин заострил на это внимание и, говоря о малокомплектных школах, отметил, что такой большой объем школ нельзя отдавать только на решение регионов, потому что финансовая обеспеченность регионов разная. Он напомнил, что 13 регионов РФ — доноры, и они могут сами решить проблему малокомплектных школ, защитить их. Остальные регионы – реципиенты, и получится, что расходы на малокомплектные школы Минфин будет относить к нецелевым.
Галина Данчикова заострила внимание на то, почему так оперативно собрали учительское сообщество. В самое ближайшее время в Госдуме будут приняты рекомендации. До принятия бюджета на следующую трехлетку эти решения должны быть приняты. А при отсутствии понятия, что такое малокомплектная школа и сколько должно быть учеников в таких школах, Минфин РФ будет оценивать их содержание как нецелевое использование. Поэтому очень конкретно надо определить критерии определения этих школ.

Из выступлений и предложений
Людмила Любимова, первый заместитель министра образования и науки Р(Я):
– В нашей республике 749 организаций, осуществляющих образовательную деятельность по программам дошкольного образования, из них 30 детских садиков относится к малокомплектным. Всего в республике более 114 тыс. детей, дошкольным образованием охвачены 72 тыс. детей. При реализации национального проекта стоит задача: к 2024 году дошкольное образование должно быть доступно всем детям с 1,5 до 3 лет. В системе общего образования функционирует 652 учреждения, из них 463 сельские и 237 малокомплектные школы, 11 кочевых школ, 102 агропрофилированных школ. Финансовую поддержку получают те агрошколы, которые эффективно работают.
В этом году ЕГЭ сдали 8735 выпускников, из них 8200 — выпускники этого года. «Стобальников» в этом году 17 человек, это неплохой результат. Окончательные результаты и анализы будут готовы к 1 сентября. Ежегодно мы улучшаем результаты по русскому языку и литературе, по математике надо еще поработать. В ближайшие годы будет введена обязательная сдача ЕГЭ по иностранному языку, а по обучению второго иностранного языка могу сказать, что все будет зависеть от желания родителей и условий. У нас ежегодно вводится 10 новых школ, благодаря Национальному проекту «Демография» у нас строится 23 дошкольных образовательных учреждения. Но при этом количество ветхих учреждений немало — 55 аварийных и 8 школ пострадали от пожара, и мы должны их как-то обустроить.
Что касается малокомплектных школ — мы знаем, что в федеральном законе об образовании нормативные затраты на оказание услуг в сфере образования должны предусматриваться, в том числе, и затраты на осуществление образовательной деятельности, независимо от количества обучающихся, и органы государственной власти субъектов РФ относят к малокомплектным образовательным организациям исходя из критериев удаленности, транспортной доступности или численности обучающихся. По данным критериям, у нас 237 образовательных организаций входит в перечень малокомплектных, но если посчитать по всем трем критериям по отдельности, то цифры выходят совсем другие. Из них 183 находятся в труднодоступных местностях, удаленные – 243, по труднодоступности и численности — 174. Если судить по всем трем критериям, то, в целом по стране, разная картина получается. Что касается кочевых школ, то их у нас 11.
Пользуясь случаем, мы хотим предложить:
– Во- первых, необходимо дать более четкое определение малокомплектной школы.
– Во-вторых, основным критерием определения малокомплектной школы должна быть численность обучающихся – для нашего региона это наиболее справедливый и объективный критерий.
– Статью по обеспечению общего дошкольного образования на предоставление субвенций местным бюджетам, включая расходы на оплату труда, на приобретение учебников и игрушек, мы хотим дополнить и «предоставление образовательных услуг». Когда мы хотим в тех же малокомплектных школах организовать дистанционное обучение, то об этом нигде в законе не прописано.
– Специфика работы учителя в кочевых условиях совсем другая, очень сложная и сопряжена с частыми переездами. Учитель должен быть универсальным во всем. Поэтому необходимо придать им статус «Кочевого учителя» с доплатой по зарплате.
Светлана Семенова, директор государственного научного учреждения института национальных школ:
– Недавно в одной дискуссии коллега с другого региона предлагал назвать кочевую школу «передвижной школой». Мы категорически против такого названия, поскольку при этом теряется очень концептуальный смысл этой школы. В передвижной школе дети и их родители не кочуют, а в кочевой школе, начиная от детей, родителей заканчивая учителем, все кочуют. Поэтому термин «кочевая школа» нужно сохранить. Я не совсем понимаю, почему обязательно нужно назвать школу на селе начальной или средней школой, тогда как мы обязательно должны развивать наши сельские территории. Без этого нет России, нет экологически здорового будущего. Если будет развиваться сельское хозяйство, будет упорядочение и внутренней миграции. Это проблема не только нашего региона, это будущее всех регионов России. Поэтому хочу пожелать нашим депутатам, чтобы принимали разумные, близкие к жизни законы, а мы поможем со стороны науки обосновать и аргументировать ваши доводы.
Ираида Иванова, заместитель директора по воспитательной работе Улахан — Чистайской СОШ Момского района:
– Наша школа самая удаленная, находится в 450 км от районного центра. Остро стоит вопрос обеспечения специалистами. В данное время у нас работают 3 учителя по республиканской программе «Жилье». На сегодня открыта вакансия для учителей по основным предметам — математики и русского языка. До нашего села можно добраться только на самолете. Таких сел в Арктике очень много. Хотя наша школа не является малокомплектной, проблема оптимизации и сокращений нас очень волнует. Школа в отдаленных поселках несет миссию больше, чем просто образовательную – она является социокультурным центром всего села. Сегодня фактически село держится на тех, кто работает в бюджетных организациях, других источников стабильного дохода у сельчан нет. Не будет школы и детского сада – перестанет существовать само село. Очень остро стоит вопрос авиатарифов – до районного центра мы долетаем за 6 тысяч, а с Хону до Якутска за 18 тысяч. Получается, туда и обратно, только на билет, нужно потратить почти 50 тыс. рублей, что не по карманам родителям. В итоге дети изолированы от большого мира и не могут принимать участие в олимпиадах и конкурсах. Из-за качества интернета использовать цифровые и электронные системы обучения в школе тоже очень проблемно.
Наша школа с 2016 года выбрала агротехнологическое направление. Своими силами мы построили 5 теплиц, кроме этого, держим скот и птиц. У нас есть кочевая школа, где один учитель преподает все предметы. Было бы хорошо, если бы у нас в республике готовили, как и земских докторов, учителей более широкого профиля для таких школ. Мы готовим специалистов по оленеводству, уже выпустили 20 учащихся. Все это мы делаем своими силами и на энтузиазме. Было бы хорошо, если была какая-то система господдержки. На севере очень сложно совмещать обучение параллельно с хозяйственной деятельностью. В связи с развитием национальных проектов предлагаю разработать программу «Развитие агрошколы в арктических школах» для создания и развития своей базы, материальной обеспеченности для отдаленных школ. Это бы способствовало трудовому воспитанию и привитию школьников к традиционным отраслям. Еще одна проблема – полный износ пришкольного интерната, где проживают дети оленеводов и детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, родители которых безработные. Дети живут в здании, построенном в 70-е годы прошлого века.
Для арктических школ нужны новые программы, молодые силы, финансовая поддержка, строительство жилья для молодых специалистов. Было бы здорово, если бы заработали программы «Арктический учитель», «Арктический школьник», «Арктическая агрошкола».
Алексей Николаев, глава Берелехского наслега Аллаиховского района:
– Если говорить о критериях, то их диктует в Арктике сама жизнь. По поводу удаленности – на севере 160 км, думают, не расстояние. Но когда везешь детей на снегоходе в минус 60, то это расстояние надо проехать за 6-7 часов. Я не могу при этом дать родителям гарантию, что я довезу их до ближайшего пункта в целости и сохранности. Это и есть, я думаю, основной критерий при определении малокомплектных школ.
Екатерина Догордурова, директор Арбынской школы Намского района:
– При преобразовании средней школы в начальную или в основную школу отток населения из села неизбежен. В ближайшие годы наше село имеет перспективу роста населения. В селе проживает 180 человек. По результатам опроса населения, если средняя школа преобразуется в начальную школу, то для дальнейшего обучения детей будут вынуждены переехать 17 семей. Эти семьи все имеют работу, личное подсобное хозяйство, жилье, которых они могут лишиться при переезде в центр. Таким образом, школа является селообразующим звеном, без которого нет развития села. Поэтому прошу оказать содействие в принятии отдельных нормативных актов, признающих малонаселенные пункты равноправными при реализации Национального проекта «Образование» и прошу сохранить обучение, не снижая уровня образовательной организации.

Наталья Попова

Поделиться