231

16 августа 2019 в 13:06

От самого края

Руководитель единственного в Якутии центра социальной реабилитации для наркоманов «Алмаз» Серафим Иванов – о том, почему отсюда редко бегут. А если даже сбегают, все равно возвращаются.

От себя не убежишь

«От нас не сбежишь!» — говорит Серафим Серафимович, и я начинаю искать глазами массивные решетки на окнах и внушительные запоры на дверях арендуемого четырехэтажного особняка на окраине Якутска. Ни того, ни другого. А Иванов между тем развивает свою мысль:
— Нет, уйти, конечно, можно, но от себя-то ведь никуда? Так и будешь по кругу бегать: доза –ломка, ломка-доза… Пока сам не захочешь этот круг разорвать.
В 2018 году по данным МВД РС(Я) в Якутии было совершено 643 преступления, связанного с незаконным оборотом наркотиков. Двумя годами ранее, в 2016-м, их было 585. Несмотря на все усилия правоохранителей, запечатать наглухо все каналы их поставок в нашу отдаленную республику нереально: наркодельцы, к сожалению, креативны и неутомимы. А потому эта беда или уже взорвала размеренную жизнь многих семей, или стоит на пороге.
Когда-то она чуть было не перечеркнула и судьбу самого Иванова. Все, что связано с наркотиками, он знает, так сказать, не в теории, а на практике. Сам когда-то употреблял, за что и отбыл срок.
— А когда вышел, то оказалось: половина друзей умерли, часть сидит, а те, кто еще жив и на свободе, так и продолжают «торчать», — вспоминает он.
Серафим Серафимович распрощался с наркотиками благодаря программе «12 шагов», которая, кстати, потом станет базовой и в его центре «Алмаз». «Она помогла, а вера укрепила», — уточняет он.
А когда выкарабкался сам, понял, что надо вытаскивать других.
— Понимаете, не каждый наркоман находит убедительный мотив, который помогает ему закончить с наркотиками, не у каждого на это хватает силы воли. Но даже если человек прошел медицинскую реабилитацию, очень сложно не сорваться – привычная среда-то не делась никуда. Еще труднее снова влиться в социум тем, кто отбывал срок по ст. 228 УК РФ: когда в паспорте отметка об освобождении, на работу берут неохотно. И я понял, с этим надо что-то делать…

Кабинет для мотивации

Со своими предложениями он пошел в республиканское Министерство по делам молодежи, в ФСКН, где, надо сказать, его поддержали. Начал изучать чужой опыт социальной реабилитации людей, склонных к употреблению психоактивных веществ.
— В других регионах таких организаций было уже много. В Якутии на тот момент ни одной. Фактически единственное учреждение, где наркоманами хоть как-то занимались, – это Якутский республиканский наркодиспансер, — говорит Иванов. — Но когда они оттуда выписываются, им нужна поддержка. А вот ее-то и нет…
Итогом всех этих поисков стала новая служба, которая появилась в Якутии в 2015 году, – общественная организация социальной защиты граждан, склонных к употреблению психоактивных веществ, и реабилитации лиц, освободившихся из мест лишения свободы «Алмаз». И ее первый проект — мотивационный кабинет.
— Мы начали с того, что просто убеждали ребят-наркоманов пройти медицинскую реабилитацию. У нас появились социальные работники, волонтеры, психолог. Спасибо сарафанному радио — о нас быстро узнали: стали приходить не только сами наркоманы, но и их родные. В итоге за первые два года через кабинет прошло более 70 человек. Многие согласились госпитализироваться в республиканский наркодиспансер, с которым мы с тех пор тесно сотрудничаем, — рассказывает Иванов.
Впрочем, очень скоро оказалось: для того, чтобы осуществить то, ради чего, все затевалось – начать полноценную социальную реабилитацию этих людей, кабинета мало. В итоге в 2016-м он «вырос» в центр «Алмаз», где такую помощь людям оказывают уже стационарно.

В Кобяй, в коммуну, на край света

…Несколько спален с почти спартанской обстановкой, кухня со столовой, кабинет психолога. И огромный холл с диванами по периметру. Уборка помещений – согласно дежурствам. Готовка на всех – по очереди.
Кто-то пришел сюда сам. Кто-то оказался здесь благодаря акции «Путь домой», которую проводит Уполномоченный по правам человека в РС(Я) – с каждой такой акции в «Алмаз» уезжают, обычно 2-3 наркомана…
— Здесь живут те, кто проходит реабилитацию, – 10 человек. Еще 10 человек в нашей коммуне – в Кобяйском районе. Больше мест пока нет, — говорит Серафим.
Процесс отлажен: с каждым, кто приходит и готов начать новую жизнь, начинает работать психолог. Это первый, вводный, этап реабилитации. Для этого центр, выдержав конкурс, получает субсидию от Минтруда РС(Я) на оказание прошедшим лечение от наркомании услуг по социальной реабилитации и ресоциализации с использованием сертификата.
Коммуна – это ферма в Кобяйском улусе, который славится своим бездорожьем. А наслег Арылах, где она расположена, — одно из тех заброшенных сел, где поблизости ни души. Для второго и главного – интеграционного — этапа реабилитации как раз то, что надо.
— Мы специально отправляем людей туда, чтобы они отошли от всей этой дряни, и 6 месяцев они проводят там – безо всяких контактов со старым окружением, — объясняет он. — Взамен трудотерапия – на ферме около 100 коров, которых надо доить и для которых заготавливать сено. Анималотерапия – помимо коров еще есть кролики. Водки и наркотиков днем с огнем не найдешь – в соседней деревне объявили ЗОЖ. Зато природы и времени, чтобы разобраться в собственной жизни, хоть отбавляй…
Надо сказать, ферма, которую в 2016 году им помог купить республиканский Минсельхоз, оказалась настоящей «вишенкой на торте». Ферму им продали в предбанкротном состоянии. За 2 года парни не только сохранили хозяйство, но еще и сумели его восстановить. В еврокоровниках, наконец, стали функционировать автоматические поилки-доилки, а дояры теперь работают в тоненьких футболках: в хотонах, обогреваемых газом, тепло.
— Через коммуну проходят все, даже те, кто на первых порах от нее отказался. Методика реабилитации выстроена таким образом, что тот, кто избавился от наркозависимости, помогает другому. В итоге у обоих появляется и укрепляется установка на устойчивую ремиссию. После полугода, которые парень провел наедине с собой, возвращается он другим: и в физическом плане, и в психологическом, — делится наблюдениями Серафим Иванов.
И вот тут следует третий этап – его еще называют, как в школе, «выпуском». Человек возвращается в мир, семью. Ему вручают зарплату за работу в коммуне – сразу за полгода. Помогают выправить документы. Находят работу, устраивают на учебу…
— Одного парня, к примеру, мы определили в кооперативный техникум – сейчас он проходит практику в гостинице «Тыгын Дархан». А Жора – у него уже есть одно высшее образование – пошел с нашей помощью в СВФУ второе получать: теперь по специальности «конфликтология», — перечисляет Иванов. И подумав, резюмирует: — А вообще, все, кто прошел программу, так или иначе остаются с нами. Звонят, приходят, приезжают…

Ходи и думай

Или вовсе остаются в «Алмазе», как Евгений Росляков. Когда-то и он, истаявший на наркотиках до 48 кг при росте 170 см, пришел к Иванову, потому что понял: это край!
Дальше все было, как положено: коммуна, где те, кто уже справился с наркозависимостью, помогают другим, ферма…
— Первый раз к корове я именно там и подошел. Сейчас умею все: доить, сливки делать, траву косить. Вот масло взбивать еще не научился! — смеется он. — Кто-то там за кроликами ухаживает, кто-то за телятами. Рядом озера, а значит, рыбалка. Ходи, думай…
Сам Росляков, в конце концов, настолько перелопатил собственную жизнь и самого себя, что уже четвертый год – социальный работник в «Алмазе». Помогает другим так, как когда-то ему.
— Вечерами в холле центра обычно собираются все, кто на тот момент там живет. Приходят и те, кто в городе. Обсуждаем свои дела, может, кому-то надо помочь, — рассказывает он. – Смотрим, как человек себя ведет. Особенно важно, когда у него настроение меняется: психовать начинает или замыкается в себе. Тогда подходишь, начинаешь потихоньку с ним говорить. Глядишь, он выговорится и ему полегче. Ведь лучше, чем мы друг друга, нас никто не поймет. Да, и личный пример – вещь более чем убедительная…

Долгожданный грант

Официально, то есть по сертификату, за 4 года здесь оказали помощь 12 якутянам. Неофициально – в шесть раз больше.
— Большинство приходит как раз неофициально, потому что не хотят, чтобы их фамилии где-то светились, — объясняет Иванов.
Для того, чтобы помочь всем, необходимы средства. И руководителю центра приходится постоянно думать о том, где их найти.
— На данный момент мы реализуем два проекта. Первый — «Реабилитация, социальная и трудовая реинтеграция людей, осуществлявших незаконное потребление наркотиков «Трудом славен Человек». Это грант Президента Российской Федерации, выделенный на развитие гражданского общества, и мы его уже получили. Второй — «Здоровье молодежи-ценное наследство». Грант Министерства по делам молодежи и социальным коммуникациям РС(Я), адресованный профилактике и реабилитации наркозависимых. Мы давно его выиграли, но все еще ждем, — рассказывает Серафим Серафимович.
Средства гранта очень нужны. Ведь завтра в дверь центра может позвонить новый человек, которого наркотики или алкоголь довели до последней черты.
И значит, все повторится сначала. Серафим Серафимович усадит его перед собой, пойдет разговор за жизнь, а там, глядишь, завяжется новая история, в которой кого-то ему удастся отвести от самого края…

Елена ВОРОБЬЕВА

Поделиться