136

04 сентября 2019 в 17:25

Князь Кыллахского наслега Петр Корнилов

Сегодня наш разговор пойдет о князе Кыллахского наслега Петре Прокопьевиче Корнилове (в 4 ряду 8-й (слева направо), который был одним из четырех делегатов, представлявших Олекминский округ на Якутском областном инородческом съезде 1912 года. Кроме П.П. Корнилова, олекминскую делегацию представляли бывший голова улуса, почетный мировой судья Адриан Егорович Капитонов, Тихон Иванович Дягилев из Мальджагарского наслега и Николай Николаевич Кылахов (или Крылахов) из Кяччинского наслега. Также на инородческий съезд был приглашен и писарь Софрон Афанасьевич Шараборин. Его фамилия значится 38-м в списке приглашенных.

Родом из 2-го Меитского

Информации о Петре Прокопьевиче Корнилове оказалось крайне мало, ее нам пришлось собирать буквально по крупицам.
Известно, что П.П. Корнилов был родом из 2–го Меитского наслега Олекминского округа (позже наслег был переименован в Кыллахский). Также нам достоверно известно, что Петр Прокопьевич Корнилов был князем Кыллахского наслега, т.е., говоря современным языком, главой наслега. Об этом пишет исследователь Николай Слепцов в своих кратких справочных материалах об участниках инородческого съезда («Күрүлгэн», 2012, № 5), также это подтвердил и известный краевед Олекминского улуса, учитель истории, отличник культуры РС (Я), почетный гражданин Олекминского района Садот Моисеевич Малгаров, с которым мы связались по телефону. Садот Моисеевич живет в с. Кыллах, является основателем и руководителем историко-краеведческого музея им. Георгия Димитрова, который работает с 1970 года при Кыллахской средней школе.
Как известно, князем назначался знатный, уважаемый в наслеге человек. После своего назначения верховным судом он получал печать (позднее – кортик) и приступал к исполнению своих должностных обязанностей. Именно таким человеком – почитаемым, авторитетным в своем наслеге, надо полагать, и был Петр Прокопьевич Корнилов.
При нашем телефонном разговоре Садот Моисеевич подтвердил, что о князе Кыллахского наслега П.П. Корнилове сохранилось очень мало сведений. Но краевед все-таки дал нам очень интересную информацию: оказывается, Петр Корнилов был одним из активных участников перевозок грузов на Золотой Алдан, и для этих целей пробовал даже использовать… верблюдов! «Говорят, он даже на своей усадьбе верблюдов держал. Но, к сожалению, они не оправдали себя, поэтому ими недолго пользовались, — говорит Садот Моисеевич. – Но этот исторический факт – использования верблюдов в Якутии на перевозках грузов – запечатлен на многих фотографиях».
Действительно, с середины 1920-х годов двугорбых верблюдов – бактрианов, которые являются самыми крупными и выносливыми из всех видов этих вьючных животных, использовали в Якутии в качестве гужевого транспорта. Доставляя промышленные грузы для золотодобытчиков на далекие прииски, эти верблюды никогда не мерзли и спокойно пробирались по неглубокому снегу.
Фото вереницы верблюдов мы нашли в фотоальбомах «Якутия золотая» (1984 г.) и «Алдан» (1974 г.). Оказывается, для перевозки грузов на прииски с середины 1920-х годов стали использовать верблюдов из Монголии. Так, по улицам золотоносного Алдана «корабли пустынь» впервые прошлись в 1925 году. Как нам кажется, Петр Прокопьевич Корнилов, будучи состоятельным человеком, вполне мог позволить себе держать верблюдов и задействовать их на перевозках грузов на прииски Алдана.
Из Олекминского округа на прииски везли мясо, масло, зерновые, что заставляло крестьян увеличивать запашку, заниматься животноводством, выращивать крупный рогатый скот, который очень часто пускали под нож, «для удовлетворения потребности золотых приисков в мясе». Как отмечается в книге «Олекминский улус: история, культура, фольклор» (2005 г.), именно с открытием приисков появились промыслы, занятые перевозкой грузов. Так, в Олекминском округе за счет извоза проживали 735 чел. и 860 членов их семей. И одним из тех, кто доставлял грузы на золотые прииски

Алдана, был Петр Прокопьевич Корнилов.

Также надо отметить, что, во многом благодаря приискам, в Кыллахе была хорошо развита торговля – здесь действовала одна из крупных ярмарок Олекминского округа. Говорят, в Кыллахе даже был магазин, который торговал французскими товарами, и назывался он «Одежда из Парижа».
«С учреждением Ленской сплавной ярмарки на острове Кыллах, где расположено село, ежегодно собирались со всей округи охотники, крестьяне, купцы, и шел торг – у острова выстраивались ярко раскрашенные паузки – магазины Рубановича, Мордуховича, Коковина и Басова, местного купца-миллионера Кушнарева, — пишет известный историк-краевед Иван Алексеев в книге «История наслегов Олекминского улуса: прошлое и настоящее». — Оборот с ярмарки обычно держался на уровне 120 тысяч рублей, а всего товаров, к примеру, в 1937 г. было привезено на 714 тысяч рублей». Безусловно, организация такой большой ярмарки на территории наслега, в целом, вся эта торговая деятельность не могла пройти без активного участия князя Кыллахского наслега Петра Прокопьевича Корнилова.
Находясь в поиске материалов о Корнилове, в книге «Кыыллаах арыы барахсан…» (составитель Р.Е. Лавернова, 2015 г.) мы нашли «Именной список о количестве имеющегося в наличности конного и рогатого скота в Кыллахском сельском обществе», составленный 21 января 1918 года по всем деревням 2-го Меитского наслега писарем Софроном Афанасьевичем Шарабориным.
Из этого списка видно, что Петр Прокопьевич Корнилов проживал в деревне Собулгалах и имел 17 голов крупного конного скота, 13 голов крупного и 2 головы мелкого рогатого скота, что говорит о его состоятельности.

В биографии много «белых пятен»

Вообще, надо сказать, что в биографии П.П. Корнилова очень много «белых пятен»: неизвестны даты его жизни, какие события он пережил во времена Гражданской войны, был ли Петр Прокопьевич репрессирован, а также где закончился его жизненный путь…
Кстати, работая в Национальном архиве РС (Я), я просмотрела «Метрические книги записей Кыллахской Николаевской церкви о родившихся, бракосочетавшихся и умерших» за 20 лет – с 1869 по 1888 годы — но, к сожалению, не нашла записи о рождении и крещении Петра Прокопьевича Корнилова. Вполне возможно, он был крещен не в Кыллахской церкви…
С большим трудом удалось разыскать телефон жены внука П.П. Корнилова. Августина Саввична и Петр Николаевич Корниловы живут в с. Даппарай, на лето перебираются в родной Кыллах, поскольку держат большое хозяйство. К сожалению, с самим Петром Николаевичем я не смогла поговорить – он уехал по ягоды. Но, тем не менее, Августина Саввична многое рассказала о знаменитом дедушке ее мужа.
Итак, что касается семьи Петра Прокопьевича Корнилова: говорят, его мать, Сёхсюр-эмэхсин, была очень боевой, энергичной женщиной. Как известно, в 1870 г. в Кыллахе случилось большое наводнение. Говорят, осталась только церковь. Сёхсюр-эмэхсин, как гласят предания, смогла добраться на плоту до Якутска и дошла до самого губернатора. На приеме у губернатора она добилась оказания помощи Кыллаху. Так что, по всей видимости, Петр Прокопьевич именно от матери унаследовал решительность и чувство ответственности за родной наслег.
У Петра Прокопьевича было два брата – Роман Прокопьевич и Михаил Прокопьевич, а также сводная сестра Анна Дульбина. Как нам сказала Августина Саввична, у Петра Прокопьевича был единственный сын – Николай Петрович Корнилов. Оказывается, он работал табунщиком в колхозе, умер в 53 года.
У Н.П. Корнилова было 7 детей: Петр Николаевич – работал управляющим совхоза « Димитровский», главой Кыллахского наслега, директором первого совхоза «Кыыллаах арыы», главой крестьянского хозяйства «Хардыы», который возглавлял более 20 лет, сейчас он — на заслуженном отдыхе, Дмитрий Николаевич – известный звеньевод, ездил на ВДНХ, умер совсем недавно, Николай Николаевич – строитель, мастер на все руки, один из близнецов, живет в Даппарае, Любовь Николаевна – многодетная мать, живет в Якутске, работает в санатории «Чэбдик», Анна Николаевна – окончила культпросветучилище, клубный работник, сейчас на пенсии, Августина Николаевна – домохозяйка, мать 2 детей, Елена Николаевна — одна из близнецов, умерла после родов.
Получается, у Петра Прокопьевича Корнилова сегодня много потомков – 7 внуков, более 20 правнуков (16 из которых имеют высшее образование) и очень много праправнуков. В основном, живут в Олекминском улусе, в с. Даппарай, а также в Якутске.
Также Августина Саввична сказала нам одну очень важную новость – оказывается, Петр Прокопьевич Корнилов был награжден орденом, который ему пожаловал сам император.

«Прошу увеличить земельную площадь моих доверителей…»

Будучи в Национальном архиве РС (Я) я нашла один интересный документ 1915 года – «Дело по ходатайству доверенного 2 — го Меитского сельского общества Олекминского округа Корнилова П. о прикреплении к ним островов «Кылах» и «Кербелях» на 23 листах (Фонд И-12, опись 2-9, № 10176). Дело это было начато 2 марта 1915 г. и окончено 22 марта 1917 года.
22 февраля 1915 года доверенный 2 –го Меитского сельского общества Олекминского округа Петр Прокопьевич Корнилов подает прошение в Якутское областное управление с просьбой увеличить земельную площадь своих доверителей – инородцев 2-го Меитского сельского общества — землями 1-го Меитского общества, всего в количестве 2367 десятин земли с островов Кыллах и Кярбиля.
В своем прошении Петр Прокопьевич пишет, что инородцы 1-го Меитского сельского общества имеют удобной земли 13902 десятины, каковой на каждую ревизскую душу приходится более, чем по 19 десятин. Во 2-м же Меитском обществе удобной земли 8857 десятин, что дает на одну ревизскую душу по 7,5 десятин.
Далее Петр Корнилов объясняет, почему произошла такая разница в землепользовании: «…предки обществ, 1-го и 2-го Меитских, были родными братьями, потомки которых впоследствии составили два общества, между тем, 2-е Меитские всегда были трудолюбивы и занимались постоянно разсчистками, чего 1-е Меитские не делали, но имели обычай получать в приданое земли, женя своих сыновей на дочерей предков моих доверителей, и впоследствии, когда были разсчищены все подходящие земли и по случаю умножения числа душ моих доверителей, а отсюда скотоводства и хлебопашества, оказался недостаток земельных угодий, стали доверители мои разсчищать земли 1-Меитским, за пользование покосом в определенное время, а когда окончилась и эта разсчистка, стали брать в аренду последних покосы, что практикуется и по сие время.
1-е Меитское общество, имея только 639 наличных душ, платящих подати, кроме дохода от аренды покосов моим доверителям, в настоящее время сдает своим состоятельным общественникам 70 душевых покосных наделов с условием уплаты податей общества, тогда как доверители мои, терпя сильный недостаток в земельных наделах, поневоле сокращают хлебопашество и скотоводство.
Согласно положения о крестьянах полагается норма по 15 десятин на душу, следовательно, 1-е Меитское общество владеет лишним количеством земли против законной нормы на 2367 десятин».
К большому сожалению, прошение Петра Прокопьевича не было удовлетворено. Областное управление рассматривало данное дело очень долго — в течение двух лет. Заседание, на котором было принято решение, состоялось только 22 марта 1917 года. В результате Якутское областное управление сделало заключение, что «то обстоятельство, что в 1-м Меитском обществе на каждую душу приходится земли больше, чем в соседнем 2-м Меитском, не может быть взято за основание, так как в таком случае пришлось бы считаться с вопросом о нормировке землепользования во всех обществах, т.е. с коренным вопросом о землеустройстве в Якутской области».
Но даже из одного этого прошения Петра Прокопьевича Корнилова можно сделать вывод, каким человеком он был: искренне болеющим за своих земляков, за развитие родного 2-го Меитского наслега, человеком мудрым, ответственным, пользующимся большим уважением и авторитетом у жителей наслега, ведь недаром они сделали его доверенным в своих делах…

Кто на фото — Корнилов или Башарин?

И главный вопрос, на который нам предстояло найти ответ – кто изображен на фото в 4-м ряду 8-м – Корнилов или Башарин? Дело в том, что во многих источниках, в том числе, и на фотографии, размещенной в историческом зале Национальной библиотеки РС (Я), указывается, что на общем фото участников Якутского областного инородческого съезда 1912 года в 4 ряду 8-м (в центре) запечатлен Илья Никифорович Башарин, а не Петр Прокопьевич Корнилов. А в 4 ряду 13-м – «Неизвестный».
Внуки И.Н. Башарина всегда полагали, что на фото участников съезда в 4 ряду 8-м запечатлен именно их дед, Илья Никифорович Башарин. Они нам предоставили настоящее фото своего деда (со своими двумя земляками), сделанное незадолго до смерти. Илья Никифорович умер от болезни желудка, поэтому перед смертью он очень сильно похудел.
В Национальном архиве мы нашли подлинную фотографию Петра Прокопьевича Корнилова, где он запечатлен со своим писарем Софроном Афанасьевичем Шарабориным. Причем, фотография подписана так: «Один из богатых инородцев Олекминского улуса Петр Прокопьевич Корнилов (личность второго лица не установлена)». Датой съемки указан – 1916 год, а местом съемки – г. Олекминск.
По поводу того, что «личность второго лица не установлена»: во-первых, эту же фотографию нам отправил из Кыллаха олекминский краевед Садот Моисеевич Малгаров, на которой было указано, что это князь Кыллахского наслега Петр Прокопьевич Корнилов (справа, сидит в кресле) и его писарь Сафрон Афанасьевич Шараборин (слева). Во-вторых, эта же фотография размещена в книге «Кыыллаах арыы барахсан…» (составитель Р.Е. Лавернова), в статье известного олекминского краеведа, учителя истории И.П. Алексеева «Кыыллаахха бастакы оскуола». В подписи к снимку также указаны фамилии П.П. Корнилова и С.А. Шараборина.
Основываясь на этом, т.е. имея на руках настоящие фотографии П.П. Корнилова и И.Н. Башарина, мы решили обратиться в Экспертно-криминалистический центр МВД по РС (Я) для проведения портретной экспертизы. В результате 12 июля 2019 г. мы получили справку об исследовании.
Эксперты сделали такое заключение: «В результате визуального осмотра и изучения изображений, а также исследования внешности представленных лиц методом визуального сопоставления признаков внешности, аппликации, сопоставления с помощью координатных сеток, сопоставления изображений методом частично скрытых масок, установлено, что на фотоснимке участников Якутского областного инородческого съезда 1912 года в 4 ряду 8-м (слева направо) и на фотоснимке князя Кыллахского наслега Корнилова Петра Прокопьевича, сидящего в кресле, изображено одно лицо; на фотоснимке участников Якутского областного инородческого съезда 1912 года в 4 ряду 13-м (слева направо) и на фотоснимке Башарина Ильи Никифоровича (слева – первый), изображено одно лицо».
Проведение такой экспертизы было необходимо для восстановления исторической достоверности, что должно остаться в памяти потомков…

Ирина РОМАНОВА

Поделиться