111

09 августа 2019 в 13:13

Семен Готовцев I – «кортиктаах кинээс»

На старинной фотографии участников Якутского областного инородческого съезда 1912 года запечатлены два человека, судьбы которых тесным образом переплелись: кроме того, что они были связаны крепкими родственными узами, в 1930-е годы оба попали под жернова репрессий и перенесли все тяготы тюремного заключения - это Готовцев Семен Петрович I – Массакы (в четвертом ряду третий (слева направо)) и Заболоцкий Максим Васильевич (в пятом ряду тринадцатый).

Дед – голова Баягантайского улуса

Сегодня наш разговор пойдет о Готовцеве Семене Петровиче I – Массакы (1855 – 1932), который был известен в народе как «кортиктаах кинээс» («князь с кортиком»). Князем (старостой, главой наслега) обычно назначался знатный, уважаемый в наслеге человек. После своего назначения верховным судом он получал печать (позже — кортик) и приступал к исполнению своих обязанностей.
Основную информацию об этом интересном человеке мы почерпнули из книги «Өймөкөөнүм – мин сурэхпэр» (2004 г.), автором которой является учитель истории, известный краевед Оймяконского улуса, родная внучка С.П. Готовцева I – Массакы Анна Прокопьевна Дьячковская. В книге, кроме статей об известных людях Оймяконья, семейных династиях, которые прославили Оймяконский улус, автор пишет и о своих знаменитых предках – Готовцевых. Кроме этого, в книгу вошли и материалы известного журналиста, краеведа, Почетного гражданина Оймяконского улуса, автора многих статей об Оймяконье Сергея Михайловича Егорова, который, в том числе, писал и о Готовцевых.
В целом, у нас сложился целостный портрет участника инородческого съезда С.П. Готовцева I – Массакы. Оказывается, его дед, Иван Готовцев, в 1828 году был избран головой Баягантайского улуса и возглавлял улус почти 30 лет (!) — до 1857 года. Надо полагать, что такое продолжительное время возглавлять улус мог только человек, который пользовался большим авторитетом у населения, и который мог поднимать проблемные вопросы перед властями, добиваясь их решения. К примеру, Иван Готовцев с 1826 года, еще будучи головой управы Оймяконо-Борогонского наслега, ставил вопрос строительства в Оймяконе здания церкви, который в то время был весьма актуальным.
Родился Иван Готовцев в Оймяконо-Борогонском наслеге в 1788 году. Как отмечает краевед Сергей Егоров в материале «Өймөкөөн Готовцевтара» (газета «Сахаада», 9 сентября 1999 г.), то, что он был жителем Оймяконо-Борогонского наслега, подтверждают многие архивные документы. А то, что он был избран головой улуса, подтверждает то, что в некоторых найденных документах, Иван Готовцев вместо подписи ставил свою личную печать с годом — «ИГ 1828». Как отмечает Сергей Егоров, изучавший это дело в архивах, на документах имеются печати и других людей, но уже без года. Автор предполагает, что только для вновь избранного головы Баягантайского улуса на личной печати ставили год, который означал год начала его правления.
Как пишет Анна Дьячковская, у ее прапрадеда, Ивана Готовцева, было трое сыновей – Михаил (1819 г.р.), Иван (1821 г. р.) и Петр (1834 г. р.). Ее прадед, т.е. младший сын Ивана Готовцева, Петр Иванович Готовцев, взял в жены Мавру Осиповну Кривошапкину (1838 г.р.), которая была родной младшей сестрой известного оймяконского купца и мецената Николая Осиповича Кривошапкина. У них-то и родился, вторым ребенком в семье, сын Семен (Массакы). Семена звали еще Пербэй Сэмэн, так как у него был родной брат под таким же именем — Готовцев Семен Петрович II – Маалыкай.

Снабжал оймяконцев продовольствием

Семен Петрович Готовцев I – Массакы занимался разведением крупного рогатого скота и коневодством. Но, помимо этого, поскольку он приходился племянником купцу и меценату Н.О. Кривошапкину, тесно работал с ним по части торговли — снабжал население далекого Оймяконья продовольствием и одеждой. В Оймяконе скупал пушнину у населения, в обмен же привозил из Якутска продукты питания — муку, чай, сахар и одежду.
Как пишет краевед Сергей Егоров, все грузы, продовольствие из Охотска, Якутска в Оймякон, в основном, перевозились на оленях, иногда на лошадях. Когда Николай Осипович собирался в Якутск на ярмарку, он всегда брал с собой Семена Готовцева. Как видим по старинной фотографии, они оба приняли участие и в работе Якутского областного инородческого съезда 1912 года, проделав для этого немалый путь из далекого Оймяконья. Надо полагать, приезжали они в Якутск, в том числе, и с торговой целью.
Жена С.П. Готовцева I – Массакы, Устинья Васильевна Заболоцкая, была дочерью русского политссыльного Тарского, внешне была больше похожа на отца, рано умерла. По словам Анны Дьячковской, Устинья Васильевна выросла в многодетной семье, обладала острым умом, в ней чувствовалось внутреннее и внешнее благородство. Среди ее близких родственников были многие известные в республике люди. К примеру, ее родным братом являлся Максим Васильевич Заболоцкий, а его сын — известный писатель Якутии, прозаик, драматург, критик, литературовед Николай Максимович Заболоцкий I – Чысхаан.
У С.П. Готовцева I – Массакы было 5 сыновей и 3 дочерей – Петр, Иван, Гаврил, Мария, Михаил, Ульяна, Николай, Екатерина. Сыновья помогали отцу содержать хозяйство, дочери занимались шитьем. Анна Дьячковская отмечает, что, когда сыновья взрослели, Семен Петрович старался женить их на девушках из состоятельных семей, помогал им обзаводиться хозяйством, заботился о том, чтобы молодые семьи жили отдельно.
Как отмечает Анна Прокопьевна, в родном сайылыке Семена Петровича располагались такие постройки: большой якутский балаган размером 20 на 20 метров, бревенчатый дом 15 на 15 метров, по всей видимости, рассчитанный на проведение в нем собраний. Впоследствии этот дом был перенесен в Оймякон. Вначале там располагался исполком, затем – общежитие и клуб.
Также в сайылыке были хотоны, три амбара, стоящие впритык друг к другу. В среднем амбаре имелся глубокий, холодный подвал, где Готовцевы хранили мясо, молоко, масло. В двух других складировали товары, пушнину, предназначенную для ярмарок.
Кроме этого, на территории сайылыка С.П. Готовцева стояла небольшая церковь. Позже, после раскулачивания Массакы в марте 1931 года, в ней, по словам Анны Дьячковской, в 1931-1935 годах открылась и работала первая школа. А вот что об этом пишется в книге «Оймяконский улус. История, культура, фольклор» (2006 г.): «Первая начальная школа была открыта в 1931 г. в местности Сайылык, в 5 км от Оймякона, в доме раскулаченного С.П. Готовцева – Массакы. Это был большой бревенчатый дом. Директором стал 18-летний Павел Васильевич Заболоцкий (позже работник газеты «Кыым», пропавший без вести в годы войны)». 1931 год и считается годом начала развития образования в Оймяконском улусе.

Был знаком с Кулаковским

Примечательно то, что С.П. Готовцев I – Массакы был хорошо знаком с Алексеем Кулаковским. Вот что пишет Людмила Кулаковская об их первом знакомстве в своем труде «Научная биография А.Е. Кулаковского. Личность поэта и его время» (Новосибирск, 2008 г.): «Еще в 1905 г., прибыв в город на съезд, Кулаковский встречался с приехавшими на ярмарку купцом Н.О. Кривошапкиным и его племянником С.П. Готовцевым I – Массака и по рекомендации своего друга Д.И. Слепцова, писаря Кривошапкина, договорился с ними на следующее лето выехать писарем родового управления Оймяконо-Борогонского наслега».
Это было как раз то время, когда Алексей Кулаковский намеревался серьезно заняться изучением жизни и культуры своего народа, созданием письменной литературы народа саха. Людмила Реасовна отмечает, что через год, в весеннюю распутицу 1906 года А.Е. Кулаковский, решив круто изменить свою жизнь, отправился в долгий, изнурительный путь до Оймякона. А служба писаря на новом месте состояла в ведении делопроизводства известного всей Якутской области богача и мецената Н.О. Кривошапкина, рассортировке пушнины и исполнении всех дел наслежной управы.
Здесь же Людмила Реасовна приводит воспоминания жителя с. Томтор Оймяконского улуса Т.Г. Винокурова, который описывает первый приезд Кулаковского в Оймякон, в том числе, он упоминает в своем рассказе и Семена Петровича Готовцева: «К вечеру кто-то сказал, что со стороны Ючюгяя показался человек верхом на лошади. Когда он подъехал – нам всем он не был знаком. Тут в окно выглянул старик Семен (Массака) и, хлопнув себя по коленям, воскликнул, обращаясь к старухе: «О, приехал Алексей Кулаковский! Я с ним в городе познакомился. Очень образованный человек!».
По воспоминаниям Алексея Кулаковского, семья С.П. Готовцева была одной из знатных, уважаемых и состоятельных семей Оймяконья. Об этом пишет Анна Дьячковская в книге «Өймөкөөнүм – мин сурэхпэр». Алексей Кулаковский приезжал в Оймякон семь раз и никогда не проезжал мимо дома С.П. Готовцева I — Массакы, он часто навещал, ночевал, гостил у него. Люди говорили, что А. Кулаковский был влюблен в его старшую дочь Машу (Балыгычаан Маасата), которая была первой красавицей в Оймяконе.
Как отмечает исследователь Николай Слепцов (журнал «Күрүлгэн», № 5 , 2012 г.), Алексей Кулаковский даже посвятил С.П. Готовцеву небольшое стихотворение:
«Сэрсээлэлээх дьиэлээх Сэмэн,
Майдааннаах дьиэлээх Массака,
Хоромньулаах дьиэлээх Хотуоһап”

По ложному обвинению…

По воспоминаниям местных жителей, С.П. Готовцев I — Массакы был очень добрым, умным человеком. Хотя Семен Петрович и все его восемь детей поддержали и приняли новую власть, никто из них не пошел против, тем не менее, Советская власть необратимо изменила судьбы отца и его сыновей.
Сергей Егоров в газете «Саха Сирэ» (16 августа 2003 г.) в статье «Өймөкөөн «үспүйүөннэрэ» кимнээхтэрий?» поведал о трагических судьбах Семена Петровича Готовцева I – Массакы и Максима Васильевича Заболоцкого, которые по ложному обвинению подверглись репрессиям.
Как отмечает краевед, многие безвинные люди, только из-за того, что они, только исключительно благодаря своему неустанному труду, жили в достатке, были состоятельными людьми, в 1930-е годы попали под жернова репрессий. Такая судьба была уготована С.П. Готовцеву I – Массакы и М.В. Заболоцкому, которые не раз помогали бедным и обездоленным.
Однако точно не было известно, за что они были судимы и куда были сосланы. Оймяконский краевед Сергей Егоров занимался поисками этой информации на протяжении нескольких лет, вел многочисленную переписку с архивами МВД и КГБ Якутска, Магадана, Хабаровска и Омска. И, в конце концов, она дала результат. Из Управления федеральной службы безопасности РФ по Хабаровскому краю пришло письмо, в котором говорилось:
«На ваше заявление сообщаем сведения из находящегося на хранении в нашем управлении архивного уголовного дела № П-92465 на ваших земляков: Заболоцкого М.В. и Готовцева С.П.
Заболоцкий Максим Васильевич, 62 года (на момент ареста), уроженец 1-го Борогонского наслега Оймяконского улуса, Якутия, якут, проживал там, где родился, крестьянин-кулак, крупный спекулянт пушниной, неграмотный, имел 2 дома-юрты, 11 лошадей, 7 коров, женат, на иждивении жена и двое детей (из протокола допроса от 7.05. 1931 г.).
Готовцев Семен Петрович, 76 лет, там же, кулак-лишенец, неграмотный, имел русское здание, 1 кобылу, 1 корову и 1 быка, вдовец (из протокола допроса от 8.05.1931 г.).
Арестованы они были 5.03.1931 года Якутским ОО ОГПУ по Оймяконскому району и 5.09.1931 г. ОО ПП ОГПУ ДВК и ОКДВА привлечены к уголовной ответственности по статьям 58-6 и 58-2 УК РСФСР, якобы за то, «что являлись агентами японской разведки и проводниками японской агрессивной политики в Оймяконе (Якутия) в 1922 – 25 годах, а в 1927-28 годах возглавляли вооруженное белоповстанческое движение».
Постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ от 1.02.1932 г. Заболоцкий М.В. и Готовцев С.П. из-под стражи были освобождены, но, как социально вредным элементам, в наказание зачтен срок предварительного заключения, а Заболоцкий М.В. лишен права проживания в ДВК сроком на 3 года»…
Их выпустили на свободу холодной зимой в Хабаровске. С огромными трудностями им удалось найти какие-то средства и тронуться в путь. Но во время этой длинной, утомительной дороги в зимнюю стужу 77-летний Семен Петрович Готовцев тяжело заболел и умер по пути на родину. Об этом позже рассказал Максим Васильевич Заболоцкий, которому удалось добраться до родной Якутии.

Подверглись репрессиям и сыновья

Не менее тяжелые испытания ждали и его четырех сыновей. После того, как отца арестовали, сыновья Массакы тоже подверглись репрессиям.
Сын С.П. Готовцева I – Массакы, Петр Семенович Готовцев (1904 г.р.), после окончания Ленинградского института торговли работал в системе торговли в Якутске, Вилюйске, Нюрбе, Учуре. Когда он весной 1938 года трудился в «Холбосе» в Якутске, по указу Тройки НКВД был арестован по обвинению в связях с японскими агентами и брошен в тюрьму. В сентябре 1938 года расстрелян по приговору суда…
Еще работая в Сунтарах, Петр Семенович встретил Александру Михайловну Гуляеву, женился на ней. У Готовцевых родились дети — Любовь, Евгения, Людмила, Эдуард. Когда Петра Семеновича расстреляли, на руках у матери остались четверо малышей. Александра Михайловна обосновалась в Сунтарах, смогла одна вырастить и поставить на ноги всех детей. Она прожила долгую жизнь, у нее было много внуков и правнуков.
Еще один сын Массакы, Иван Семенович Готовцев (1890 г.р.) был лишен права голоса. В 1924 году он с двоюродным братом Арианом Егоровым поехал в Охотск лечится от туберкулеза. Но там оба были арестованы и погибли мученической смертью. После смерти Ивана Семеновича у жены Евдокии Николаевны Винокуровой остались пятеро малолетних детей-погодок. Ценой неимоверных усилий она поставила всех на ноги. Один из сыновей И.С. Готовцева — писатель Иван Иванович Готовцев.
Третий сын Массакы, Николай Семенович Готовцев – Дуодайаас (1896 г.р.) – был членом колхоза им. Молотова, известным стахановцем-охотником. Но в июне 1949 году на 56-летнего Николая Готовцева сделали ложный донос и арестовали без всяких оснований. Он был приговорен к 25 годам тюрьмы. Когда Николая Семеновича арестовали, дома у него остались беременная жена и четверо детей. Спустя полгода после ареста мужа Матрена Еремеевна Вензель родила последнего сына Колю. А чуть позже, заболев восплением легких, слегла и вскоре умерла. Детей взяли на воспитание родственники. В 1953 г. Николая Семеновича освободили досрочно. После он жил у родственников. Умер от болезни желудка. Был реабилитирован 2 июня 1992 года.
Четвертый сын Массакы, Гаврил Семенович Готовцев – Хабычча, умел читать, писать, некоторое время учился в Якутске, но потом вернулся на родину. Помимо животноводства, занимался торговлей. В 1920-х годах зимой на оленях возил в Оймякон из Охотска, Момы необходимые населению товары. После раскулачивания был лишен права голоса на 5 лет и отправлен на несколько лет на принудительные работы в изыскательскую экспедицию «Дальстроя», был конюхом. Трудолюбивого, совестливого работника оценил начальник экспедиции. Он дал Гаврилу Семеновичу благодарственное письмо и ходатайство, в котором просил вернуть ему право голоса. Первая жена Гаврила Семеновича рано умерла, оставив ему троих сыновей. Вторую супругу он привез из Момы. Позже Г.С. Готовцев был реабилитирован и восстановлен в правах.
О судьбе пятого сына Массакы, Михаила Семеновича Готовцева (1888 г.р.) известно, что он, учась в городе, женился на Варваре Семеновне Егоровой, которая была родом из Татты. У них было двое сыновей — Николай и Семен.
Дочь С.П. Готовцева I – Массакы, Ульяна Семеновна Готовцева, вышла замуж за первого оймяконского учителя Семена Ивановича Егорова. У них была единственная дочь Устинья.
У второй дочери Массакы, Марии Семеновны Готовцевой, первой красавицы Оймяконья, судьба сложилась непросто. Как отмечают исследователи, она даже стала прототипом героини драмы писателя Н.Д. Неустроева «Оҥоруу кытаанах». Вышла замуж за Гаврила Васильевича Колодезникова – Хапсыын, родом из Крест-Хальджая. У них был приемный сын Петр, которого они взяли на воспитание у родного брата Марии Семеновны Гаврила Семеновича Готовцева — Хабычча. Мать Петра умерла, когда ему был всего один месяц. Поэтому, когда Петр вырос, он взял фамилию приемного отца – стал Колодезниковым Петром Гаврильевичем.
А младшая дочь Готовцева Семена Петровича I – Массакы, Екатерина Семеновна Готовцева, вышла замуж за Прокопия Семеновича Крылова. У них родились трое дочерей, одна из которых — Анна Дьячковская, автор книги «Өймөкөөнүм – мин сурэхпэр».
Как пишет Анна Прокопьевна, с детских лет родители приучили Екатерину к труду. Поэтому Екатерина Семеновна была хорошей швеей, поваром, отлично шила из меха. Долгие годы работала в колхозе им. Молотова, в колхозе «КыҺыл Сектор», затем — в совхозе. В 1946 г. была награждена медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.». Ветеран тыла и труда. Умерла в возрасте 86 лет.
Много лет спустя, 20 ноября 2000 года, согласно Закону РСФСР от 18.10.1991 г. «О реабилитации жертв политических репрессий», заключением прокуратуры Омской области их отец, оймяконский «князь с кортиком» С.П. Готовцев I — Массакы был реабилитирован…
Сегодня потомки Семена Петровича Готовцева I живут в разных уголках республики, помнят, гордятся и чтят своего знаменитого предка.

 

Ирина Романова

Поделиться