436

01 марта 2019 в 12:46

Неизвестный Илья Башарин

Прошлый выпуск нашей постоянной рубрики был посвящен А.Е. Кулаковскому, его знаменитому «Письму интеллигенции», с которым он, как предполагалось, должен был выступить на Якутском областном инородческом съезде 1912 года, но по каким-то причинам не сделал этого. Как известно, свое «Письмо» Кулаковский адресовал пятерым представителям передовой якутской интеллигенции того времени – Василию Васильевичу Никифорову-Кюлюмнюр, Прокопию Несторовичу Сокольникову, Савве Семеновичу Собакину, Григорию Григорьевичу Андросову, а также Илье Никифоровичу Башарину. Кем же был этот человек? Каким образом связаны судьбы А.Е. Кулаковского и И.Н. Башарина? Почему Кулаковский адресовал «Письмо», в том числе, и Башарину? Где стоит Илья Никифорович на общей фотографии участников инородческого съезда 1912 года? – вот на такие нелегкие вопросы нам предстояло найти ответы.

Илья Никифорович Башарин. 1929 г.

Им гордился Ботурусский улус
Кстати, последний вопрос оказался самым непростым. Но об этом позже.
В целом, хотелось бы отметить, что источников, вообще, какой бы то ни было информации об Илье Никифоровиче Башарине, оказалось совсем мало. К примеру, исследователь Николай Слепцов в журнале «Күрүлгэн» (№ 5, 2012) о И.Н. Башарине только говорит, что родом он был из наслега Ачча5ар (ныне Кытанах) Ботурусского улуса, являлся улусным писарем, и что в 1917 году был избран председателем Комитета общественной безопасности.
Косвенную информацию об Илье Никифоровиче мы нашли в чурапчинской районной газете «Саҥа олох», где был опубликован материал Натальи Захаровой о его сыне, участнике Великой Отечественной войны, талантливом чурапчинском поэте Викторе Ильиче Башарине (3 ноября 2015 г.). В статье есть несколько слов и об отце Виктора Ильича – о том, что И.Н. Башарин был одним из первых образованных людей Ботурусского улуса, а также то, что в трудные, кровопролитные годы Гражданской войны он спас многих земляков от неминуемой смерти, за что в народе его называли «Айыы киhитэ Ылдьаа Баhаарын».
Кроме этого, о Башарине в своей книге «Жизнь и судьба моя» (2003 г.) упомянул и народный писатель Якутии В.С. Яковлев-Далан: «Когда-то в нашем сайылыке жил большой род Башариных. Наиболее известен из них Илья Башарин (отец поэта Виктора Башарина), славившийся острым умом, проницательностью и бойким языком. На фотографии 1913 года, где запечатлена в честь 300-летия дома Романовых вся якутская знать, Илья Башарин стоит в самом центре. Чурапчинцы любили рассказывать, как этот самый Илья Башарин своей находчивостью и смелостью спас от верной смерти людей, которых убегавшие из Чурапчи белые должны были расстрелять. Неграмотным белым солдатам он прочитал якобы штабной указ об освобождении всех арестованных. Видимо, в память этому подвигу репрессия его не коснулась».
Сведения о том, что Илья Никифорович работал улусным писарем, мы нашли в книге «Чурапчинский улус. История, культура, фольклор» (2005 г.). Среди писарей Ботуруского улуса, которые в разные годы вели все деловые бумаги, всю документацию улуса, наряду с именами Е.Д. Николаева, С.С. Собакина, А.Е. Кулаковского, А.П. Рязанского и других, упоминается и имя Ильи Никифоровича Башарина…
Но даже из этих немногих отрывочных сведений видно, каким человеком был Илья Никифорович Башарин – образованным, неординарным, одним из тех людей, которым гордился Ботурусский улус.
Конечно же, сведения об этом участнике инородческого съезда мы искали и в интернете, и неожиданно наткнулись на информацию о том, что в декабре 2017 года в Чурапче состоялась презентация двух книг “Илья Башарин” и «Никифор Макаров», вышедших в свет в рамках проекта «Духовное наследие окружения Алексея Кулаковского» под руководством кандидата филологических наук Людмилы Реасовны Кулаковской.
Составителем книги «Илья Башарин» является его внучка, отличник образования РС (Я), Почетный работник общего образования РФ Вера Башарина. Вера Викторовна 36 лет проработала учителем математики в Сыланской средней школе. Благодаря помощи работников администрации наслега, нам удалось разыскать Веру Викторовну и поговорить с ней.
– Конечно, мы очень рады, что в свет вышла книга о нашем дедушке, ведь он был одним из ярких представителей своего времени, близким другом, соратником, единомышленником Алексея Елисеевича Кулаковского, человеком, который отдал жизнь служению своему народу, родному наслегу, улусу, — говорит она. — На протяжении многих лет имя И.Н. Башарина было незаслуженно забыто, и выпуском этой книги мы хотели увековечить его имя для потомков. Но выпуск книги состоялся во многом благодаря Л.Р. Кулаковской. Людмила Реасовна ознакомила меня с проектом и высказалась о необходимости издания книги об Илье Никифоровиче. С этого времени в течение двух лет в поисках архивных материалов я работала в Национальном архиве РС (Я). Было найдено достаточное количество материалов, на основе которых и получилась эта книга. А ее выход состоялся как раз в год 145-летия со дня рождения И.Н. Башарина.

Познал все тяготы сиротства
Так, кем же был этот человек? Оказывается, еще с древних времен род Башариных проживал в I Хатылынском наслеге (ныне Кытанах) Ботурусского улуса. Именно там и родился Илья Никифорович в 1872 году в бедной многодетной семье. Родители рано умерли, поэтому с малых лет мальчик познал все тяготы сиротства. Надо сказать, что мать Ильи, Акулина Лыскова, была дочерью городского мещанина Степана Лыскова, который несколько лет работал в Ботурусском улусе писарем. Поскольку Лысковы были людьми образованными, братья матери с детства учили Илью читать и писать. Когда Акулина умерла, один из ее родственников, в то время улусный выборный голова Баайка Баhылай в 1885 году определил мальчика в Чурапчинское одноклассное училище с проживанием в пансионе, в котором жили дети из бедных семей. Как отмечает в книге один из авторов Николай Телейский, в 1886 году в эту школу пришел учиться и Алексей Кулаковский. Так что дружба Башарина и Кулаковского началась еще в детстве, со школьной скамьи.
Кстати, на сайте Чурапчинской СОШ им. С.А. Новгородова мы нашли небольшую информацию об училище и среди первых учащихся называются имена Е.М. Егасова, А.Е. Кулаковского, П.Н. Сокольникова, И.Н. Башарина, Р.Ф. Кулаковского и других.
А в книге К.К. Пермякова «Чурапчинская средняя школа им. С.А. Новгородова» (1997 г.) мы нашли информацию о годах учебы в школе Башарина и Кулаковского. Есть список учеников школы по состоянию на 1 января 1887 г., составленный учителем Николаем Кириковичем Горловским. В списке значится 24 ученика, в том числе, 4-м по счету идет Илья Башарин, а 13-м – Алексей Кулаковский. Чурапчинское одноклассное училище Илья Башарин окончил в 1887 году. А в тот год, по отчету Н.К. Горловского, школу закончили 13 мальчиков, из которых двое поступили в Якутскую прогимназию. Как пишет К.К. Пермяков, это было лучшим показателем работы школы конца XIX века.

Медаль, которой был награжден И.Н.Башарин, и подтвержающие это архивные документы.

Князь, выборный улусной управы
В 1898-1899 годах Илья Башарин работает писарем Сыланского наслега, затем до 1902 года — писарем родного I Хатылынского наслега. Поскольку в то время образованных людей было очень мало, к Илье Никифоровичу часто со своими нуждами, просьбами обращались жители наслегов. Илья Башарин никогда не отказывал, всегда старался помочь землякам.
В 1902 – 1905 годах Илья Никифорович становится выборным Ботурусской улусной управы, в 1908 – 1913 – выборным князем I Хатылынского наслега. Как раз в это время, в 1912 году, Илья Никифорович и принимает участие, причем в качестве приглашенного гостя, в работе Якутского областного инородческого съезда. И именно ему, другу и соратнику, в числе пяти самых ярких представителей якутской интеллигенции того времени, А.Е. Кулаковский адресует свое «Письмо интеллигенции». В своем вступительном слове к книге «Илья Башарин» Людмила Кулаковская отмечает, что Өксөкүлээх, хорошо зная И.Н. Башарина, который разделял его взгляды, зная о его неутомимой деятельности во благо людей, озабоченности судьбой родного народа, его будущим, конечно же, не мог не адресовать Илье Никифоровичу свое знаменитое послание.
Как отмечает в книге составитель Вера Башарина, Илья Никифорович всегда выступал в защиту своих земляков, был выразителем их интересов, старался облегчить их нелегкую жизнь. Вера Викторовна приводит пример: как раз в годы, когда Илья Никифорович был князем I Хатылынского наслега, пришла небывалая засуха, по всей Якутии был большой падеж скота. И в это трудное время, для того, чтобы не допустить гибель людей от голода, Башарину приходилось принимать непростые решения. Так, весной 1908 года, когда продовольствия стало катастрофически не хватать, Илья Никифорович без ведома вышестоящих властей раздал жителям наслега муку, находящуюся в запасниках. Впоследствии, за этот поистине гражданский поступок он получил сверху «дисциплинарное взыскание».
Также Илья Башарин на протяжении нескольких лет поднимал вопрос об увеличении сенокосных угодий своего наслега. Даже отправлял письмо в Правление Якутской области с просьбой увеличить сенокосные площади, объясняя это увеличением численности населения и скота.
Илья Башарин был и одним из организаторов первого Общества трезвости в Якутии. В 1902-1905 годах, будучи выборным Ботурусской улусной управы, И.Н. Башарин по работе часто встречается с А.Е. Кулаковским, который в то время работает улусным писарем. Будучи единомышленниками, по инициативе Кулаковского, они начинают вести работу за искоренение пьянства. Они понимают, что потребление алкоголя для северного народа губительно, что необходимо вести разъяснительную работу среди населения о разрушительных последствиях алкоголя. Поэтому, как пишет в книге Вера Башарина, Кулаковский и Башарин вместе с учителем народной школы Е. Егасовым, врачом П. Сокольниковым, священником И. Некрасовым, помощником писаря Кожевиным, жителем Чурапчи А. Саввиным начинают работать в этом направлении, в том числе знакомятся с опытом работы других областей России. И весной 1904 года они вырабатывают проект устава Чурапчинского общества трезвости, который был направлен Якутскому губернатору и Иркутскому генерал-губернатору для утверждения в Министерство внутренних дел Совета Министров Российского государства.
После получения разрешения в Ботурусском улусе стали открываться балаганы-читальни, проводились беседы с населением, праздники без алкоголя. Таким образом, Илья Башарин был одним из тех людей, кто еще в дореволюционное время пропагандировал здоровый образ жизни.
В начале 1913 г. в Чурапче началось строительство нового здания двухклассного училища, которое 1 октября было введено в строй. Илья Никифорович принимал самое активное участие в этом деле. А в 1914 г. в улусе открылась еще одна школа — Хабатчинская. Но этому предшествовала большая работа – наслегу пришлось писать очень много прошений властям с просьбой открыть школу, что тоже не обошлось без участия И.Н. Башарина. И то, что в 1914 г. Илье Никифоровичу была объявлена благодарность Министерства народного образования, а в 1915 году он был награжден памятной серебряной медалью в честь 300-летия царствования Дома Романовых, говорит о многом.

Спас многих от смерти
После Февральской революции, весной 1917 года, в Ботурусском улусе начинает свою работу Комитет общественной безопасности, который заменил управу. На улусном съезде, который прошел 1 июня, председателем КОБ Ботурусского улуса был избран И.Н. Башарин.
В 1920-е годы Илья Никифорович работает членом исполкома Кытанахского наслега и Ботурусского улуса. А во времена Гражданской войны многие очевидцы тех грозных событий рассказывали о том, как Илья Башарин, когда в Чурапчу пришли белые, спас от неминуемой смерти многих своих земляков, попавших в плен, показав, тем самым, настоящее мужество, силу духа, готовность рисковать своей жизнью ради спасения других. Своими поистине героическими поступками Илья Башарин снискал почет и уважение земляков.
В 1922 году И.Н. Башарин был назначен уполномоченным ревкома Якутской области, затем работал председателем улусной выборной комиссии, заместителем председателя исполкома Ботурусского улуса. Также Илья Башарин принимал участие в работе I Якутского окружного съезда Советов в 1922 году, был избран на нем делегатом на I Всеякутский учредительный съезд Советов, но по каким-то причинам не смог выехать на него.
На родине И.Н. Башарин известен еще и тем, что организовал в улусе потребкооперацию в целях обеспечения жителей наслега продовольствием и товарами. В 1923-1925 гг. он работал исполняющим обязанности председателя Хатылынского потребобщества. Вот что об организации потребобщества в ноябре 1922 года писал журнал «Якутская кооперация»: «…Хатылынское общество начало свою работу с половины августа с.г. при энергичном и умелом участии гр. И.Н. Башарина. 1-й Хатылинский наслег, где теперь находится правление и лавка общества, имеет до 20 грамотных лиц, из которых значительную часть составляют красноармейцы, вообще этот наслег является самым культурным в Ботурусском улусе, что дает надежду на скорое и полное развитие Хатылынского общества».

Незаслуженно забыт…
Что касается семейной жизни Башарина, то она была непростой. Илья Никифорович был женат три раза. Жены рано умирали, оставляя ему еще маленьких детей. В поисках хозяйки дома, матери для своих малолетних детей, ему пришлось несколько раз создавать семью.
Как рассказывает Вера Викторовна, в первый раз Илья Никифорович связал себя узами брака в 1900 году, женившись на Елене, дочери священника. От этого брака в 1902 году появился сын Константин.
Вторая его жена, Мария Христофорова, была родом из Таттинского улуса. У супругов в 1911 году родился сын Николай, позже Георгий, который рано умер. Мария Дмитриевна ушла из жизни, когда Константин и Николай были еще маленькие. Поэтому, чтобы дети были под присмотром, Илья Никифорович сходится с Екатериной Макаровой, которая впоследствии, в 1918 году, родила ему дочь Евдокию. Однако, из-за несхожести характеров Илья Никифорович так и не женился на своей спутнице.
В третий раз Башарин женился на Марии Иннокентьевне Атласовой, которая родила ему сына Виктора в 1921 году и дочь Марию в 1925-м. Таким образом, у Ильи Никифоровича было пятеро детей. Сейчас потомки И.Н. Башарина живут в разных уголках республики, трудятся, растят своих детей.

Жена И.Н.Башарина Мария Иннокентьевна Алтасова-Башарина.

– Если говорить о нашем отце, Викторе Ильиче Башарине, то надо сказать, что он был участником Великой Отечественной войны, — рассказывает Вера Викторовна. – Был призван на фронт в 1942 году, воевал в 31-й артиллерийской дивизии 525-го зенитно-артиллерийского полка на I Белорусском фронте. Два раза был контужен, демобилизовался в 1944 году. Папа работал учителем, завучем в школах Павловска, Тулагино, Хатасс и в Сыланской средней школе. А еще земляки его знали, как талантливого поэта. Я помню, что отец и дядя Николай всегда говорили, что наш дедушка сделал много добрых дел, но он незаслуженно забыт. Раньше же многое о нем было неизвестно, и рассказы об Илье Башарине просто передавались, как легенда. Только в последние годы стало известно, что А.Е. Кулаковский адресовал свое «Письмо» и нашему деду, Илье Никифоровичу, и что он принимал участие в работе инородческого съезда. Наш папа, Виктор Ильич, несмотря на трудности в судьбе, всегда хорошо отзывался об отце. Он верил, что когда-нибудь об Илье Никифоровиче люди будут говорить.
В 1927 году И.Н. Башарин был лишен права голоса, но впоследствии реабилитирован. Умер в феврале 1929 г. из-за болезни желудка, похоронен в родном Кытанахском наслеге…


Где на фото Илья Башарин?

Нам предстоит ответить на самый сложный вопрос: где стоит Илья Башарин на общей фотографии участников Якутского областного инородческого съезда?

Вопрос непростой, потому что до последнего мы были уверены, что на фотографии Илья Башарин стоит в 4 ряду 8-м (слева направо), т.е. в самом центре. Во-первых, об этом говорит в своей книге «Жизнь и судьба моя» народный писатель Якутии В.С. Яковлев-Далан, который тоже был родом из Кытанахского наслега. По словам Веры Викторовны, Яковлевы, родители Далана, хорошо знали Илью Башарина, поскольку жили по соседству. Поэтому у писателя, полагаем, были веские основания так утверждать.
Также мы основывались на списке участников съезда, составленном исследователем Н. Слепцовым и опубликованном в газете «Якутия» 6 апреля 2007 года: там тоже в 4 ряду 8-м записан И.Н. Башарин (забегая вперед скажем, что под 13-м номером там значится Алексей Елисеевич Кулаковский). Однако позже, в журнале «Кyрулгэн» (№ 5, 2012 г.) был опубликован список, тоже составленный Николаем Слепцовым, где И.Н. Башарин уже значится 13-м в том же ряду, а 8-м — Петр Прокопьевич Корнилов. Мы допускаем, что за эти пять лет, у исследователя могли появиться новые факты, поэтому и произошла корректировка.
Кроме этого, мы основывались и на фотографии, которая была подарена Ил Тумэном Национальной библиотеке РС (Я) в 2016 году, и которая теперь размещена в историческом зале, где в 1912 году прошло заключительное заседание Якутского областного инородческого съезда. Там тоже Илья Никифорович стоит 8-м в 4 ряду, но под 13-м номером значится «Неизвестный».
Однако, ознакомившись с книгой «Илья Башарин», мы усомнились в правильности своего решения. Дело в том, что в книгу была взята версия из журнала «Курулгэн», т.е. И.Н. Башарин там идет… под 13-м номером. Собственно говоря, для того, чтобы расставить все точки над «i», мы и обратились к составителю книги, внучке И.П. Башарина Вере Башариной.
— Когда шла работа над книгой, по этому вопросу я обращалась к Людмиле Реасовне, и она мне сказала, что точный список участников съезда – в журнале «Курулгэн». Людмила Реасовна была уверена, что Илья Никифорович стоит 13-м, — говорит Вера Викторовна. — Поэтому мы и взяли этот список в книгу. А мы сами точно даже не знаем, где стоит наш дедушка. Фотография, которая вынесена на обложку книги, является единственной сохранившейся фотографией Ильи Никифоровича. Но сделана она в 1929 году, перед его смертью. Говорят, что раньше дедушка был очень авторитетным на вид мужчиной, полноватым, а перед смертью очень сильно похудел из-за болезни желудка. Я советовалась с сестрой Светланой, братьями Анатолием и Ильей, но мы так и не смогли прийти к единому мнению. Светлана говорит, что дедушка стоит 8-м, и на него очень похожи папа и наша сестра Евдокия. Но лично я больше склоняюсь к версии, что он стоит 13-м – чисто по схожести лица того человека с единственной фотографией Ильи Никифоровича от 1929 года. По всей видимости, эту тайну еще предстоит разгадать…


 

Поделиться