119

08 февраля 2019 в 15:27

Объем работы очень большой

Прокуратура Республики Саха (Якутия) принимает все более активное участие в законотворческой деятельности республики, выполняя важную роль по надзору и контролю, как за созданием законов, так и за их соблюдением и исполнением. Правовую экспертизу нормативных правовых актов, принимаемых Государственным Собранием (Ил Тумэн), проводит старший помощник прокурора по взаимодействию с представительными (законодательными) и исполнительными органами республики, органами местного самоуправления Егор Неустроев.

– Егор Николаевич, можете для начала немного рассказать о специфике вашей работы?
– Моя работа заключается в участии в правотворческой деятельности, то есть в участии в подготовке законопроектов, инициировании их принятия, в участии при рассмотрении проектов нормативных правовых актов в заседаниях постоянных комитетов Госсобрания и пленарных заседаниях, а также внесении предложений в Ил Тумэн или правительство о приведении республиканских нормативных актов в соответствие в связи с принятием, например, новых федеральных законов.
Законопроекты, которые идут в парламент, сперва проходят через заседание правительства. Я могу на один законопроект дать в общем 3-4 заключения. Правительство сначала разрабатывает проект и вносит его на рассмотрение, я даю по нему заключение, но в ходе разработки кто-то еще может внести поправку, с учетом этого законопроект уже повторно изучается прямо на заседании. Затем документ идет дальше в парламент, где комитет рассматривает проект, он также может внести свои поправки. Если поправки имеются, то мы снова делаем по ним заключение. Когда все поправки произведены, отправляют уже окончательный вариант с таблицей поправок, на который мы также даем свое заключение, на этот раз уже окончательное.
Объем работы очень большой. Все принимаемые нормативные проекты, находящиеся в проектной стадии, проходят через меня. Я также привлекаю к экспертизе отдельные отраслевые отделы прокуратуры республики с соответствующей компетенцией, отвечающей специфике документа.

– Как давно вы занимаете должность связанную с проводимой Вами работой?
– Я начал работать с 2007 года. По всей России нас всего 85 человек с подобной должностью старшего помощника прокурора по взаимодействию с органами власти в каждом субъекте.

– С какими сложностями вы сталкиваетесь в работе?
– На сегодня требования поставлены так, что мы должны охватывать как можно больше законопроектов, проводить по ним превентивную работу, чтобы затем не возникало никаких неувязок в законодательном поле. В чем заключается сложность? Сейчас у нас идет очень динамичное обновление, как федерального законодательства, так и законодательства нашей республики. В федеральном законодательстве есть закон об общих принципах организации законодательных исполнительных представительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации – этим законом четко определено то, что субъекты Российской Федерации должны приводить свои законы в соответствие с принятыми новыми федеральными законами в течении 3 месяцев. Здесь у нас возникает проблема – наши органы власти за 3 месяца попросту не успевают. Наши законодатели, правительство в этом вопросе очень медленно работают, бывает много нарушений трехмесячного срока принятия закона.
– Как вы считаете, качество подготовки законопроектов улучшилось со временем?
– Качество, конечно, улучшается. Мы постоянно контактируем, работаем сообща, я нахожусь в тесном взаимодействии с правовым управлением парламента, со всеми специалистами и референтами. Если нужно, мы собираемся и совещаемся, совместно определяем ошибки и неточности. Затем, в качестве заключения, каждый расписывает свою позицию с учетом замечаний. В том числе взаимодействую со своими коллегами из других субъектов, электронно общаюсь с ними, делимся опытом.

– Сколько законопроектов проходит ежегодно через ваши руки?
– Аппаратом прокуратуры республики ежегодно изучается около тысячи законопроектов, проектов иных нормативных актов. Данная работа активно проводится также городскими и районными прокурорами, которые изучают проекты нормативных правовых актов органов местного самоуправления, я координирую их деятельность. В целом, в год органами прокуратуры республики изучается около 6 с половиной тысяч проектов в год. Это очень большие объемы работы.
– Можете выделить какие-нибудь отдельные законопроекты, которые вам запомнились в прошедшем году?
– Безусловно, это закон республики о Стратегии социально-экономического развития Республики Саха (Якутия) до 2032 года, принятый в декабре 2018 года. Это непростой документ, поэтому он долго и тщательно изучался. У нас к нему были замечания в части того, что в тексте этого документа были приведены характеристики социально-экономических условий развития республики. У нас есть закон об административно-территориальном устройстве республики, которому проект Стратегии не до конца соответствовал, потому что административно-территориальное устройство республики состоит из следующих единиц – село, наслег (сельский округ), поселок, город. Мы такое замечание внесли, которое было учтено, проект в рассматриваемой части скорректирован.
Был также чисто юридический казус в законе республики о роспуске наслежного Совета депутатов муниципального образования «Хаяхсытский наслег» Чурапчинского улуса. Роспуск наслежных советов производится по закону республики, и соответствующий законопроект был разработан. При этом проектом предлагалось распустить указанный наслежный совет за непроведение правомочных заседаний более 3 месяцев подряд, хотя закон говорит о том, что можно распустить представительный орган муниципального образования в случае непроведения правомочных заседаний в течении 3 месяцев подряд, то есть по истечении 3 месяцев этот вопрос уже должен быть решен, но не более. В основном больших концептуальных нарушений у нас не происходит.

– Как часто выносятся отрицательные заключения?
– Если взять по году, то по деятельности Ил Тумэна выходит примерно около 50 отрицательных заключений из 250 законопроектов, то есть где-то одна пятая часть всех проектов законов.

– Какие вы видите проблемы в республике в законодательном плане?
– Мы достаточно давно работаем над приведением в соответствие федеральному законодательству Конституции республики. По мнению прокуратуры республики, в Конституции Якутии 6 статей не соответствуют требованиям федерального закона. В чем заключается нарушение? Самое главное в том, что правительство республики – это не высший исполнительный орган государственной власти по нашей Конституции. То есть получается, что у нас сегодня высшего исполнительного органа государственной власти в республике де-юре нет, а де-факто – есть. У нас в законе о Правительстве указано, что он просто исполнительный орган власти, а исполнительных органов власти в республике много, включая все министерства. В этом и заключается нонсенс.
Также есть один проблемный вопрос – у прокурора республики нет права законодательной инициативы, то есть прокурор не может внести законопроекты в парламент. В России 85 субъектов, из них в 83 субъектах РФ прокуроры имеют право законодательной инициативы, только в 2 субъектах прокуроры не наделены правом законодательной инициативы – в Чечне и в Республике Саха (Якутия). Такое право дается путем внесения изменений в Конституцию республики. В то же время многие наши районные прокуроры имеют право нормотворческой инициативы, благодаря которому они могут вносить проекты нормативных актов на рассмотрение представительных органов местного самоуправления. Может быть, всем стало бы легче, мы могли бы в течении 3 месяцев разрабатывать законопроекты по приведению в соответствие с федеральным законодательством, могли бы существенно помочь в этом направлении. Такое право у нас раньше было, когда еще парламент республики был двухпалатным, но сейчас такого права законодательной инициативы у нас нет.


Отдельный вопрос:

– Как вы оцениваете идею сделать парламент профессиональным?
– Вообще, я положительно отношусь к этому. Считаю, что на каждом месте должен сидеть профессионал. Но, с другой стороны, в парламенте должна быть определенная квота от других профессий – не все должны быть юристами. Мы ведь не можем так же хорошо разбираться в экономических вопросах, как экономисты. Везде должны быть профессионалы. Поэтому 100% юристов в парламенте я не одобряю, но большинство должны обладать соответствующим юридическим образованием.


 

Поделиться