76

10 ноября 2017 в 16:32

Ольга Балабкина: «Территориальные вопросы – одни из самых сложных»

Как известно, на XXXI очередном пленарном заседании Госсобрания (Ил Тумэн), которое состоялось 26 октября, народными депутатами республики в окончательном чтении был принят закон о внесении изменения в статью 17.1 Закона РС (Я) «Об установлении границ и о наделении статусом городского и сельского поселений муниципальных образований Республики Саха (Якутия)». Законопроект был инициирован наслежным Советом депутатов МО «Орто-Нахаринский наслег» Ленского района. Мы попросили дать комментарий по этому вопросу заместителя Председателя Госсобрания (Ил Тумэн) Ольгу Балабкину.

– В свое время, когда мы создавали муниципальные образования на территории Республики Саха (Якутия), задачей законодательного органа, в том числе парламента республики, было установление границ муниципальных образований.
Но вначале мне бы хотелось дать разъяснение: границы муниципального образования — это та территория, в пределах которой осуществляется местное самоуправление. Возвращаюсь к этому ликбезу, так как очень часто под границами муниципальных образований понимают обязательное владение какими-то неограниченными просторами. Но здесь не надо забывать, что органы местного самоуправления решают вопросы местного значения. В те времена, когда на территории республики впервые устанавливали границы муниципальных образований, органам местного самоуправления были определены территории, которые нужны были им для решения вопросов местного значения. Поэтому для большинства сельскохозяйственных районов республики, где преобладают сельхозугодья, для арктических районов, где расположены оленьи пастбища, был избран принцип, по которому территории, в том числе и исторически сложившиеся, были разделены таким образом, чтобы органы местного самоуправления могли на них решать вопросы местного значения. Скажем, если сельское хозяйство кормило местное самоуправление, относилось к его компетенции — вопросам местного значения, то, соответственно, все аласы, сельхозугодья, оленьи пастбища входили в состав муниципальных образований.
В Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» прописано, что должно входить в территорию муниципальных образований. В нее, прежде всего, должна входить исторически сложившаяся территория. Поэтому, что касалось сельскохозяйственных районов, мы больше опирались на исторически сложившиеся территории, которые они занимали как административно-территориальные единицы. Почему был выбран принцип административно-территориальных единиц? Потому что это был уже урегулированный вопрос с другими районами. Когда в первый раз устанавливали границы муниципальных образований республики, самым сложным был вопрос определения границ между ними. И здесь это было сделано, как я уже сказала, используя принцип исторически сложившихся территорий.
Для промышленных же районов, территория которых не использовалась местным населением в полном объеме, был избран, именно при определении границ, совершенно иной принцип формирования территорий. Так, например, на территории моего родного Алданского района, где расположено крупное месторождение золота, существует около 10 населенных пунктов. Все они были объединены в группу, было создано несколько муниципальных образований. А для того, чтобы, скажем, деньги от золотодобывающей промышленности получал весь район, территории всех промышленных районов были разделены таким образом, что им для осуществления местного самоуправления, хватало только вопросов в пределах населенного пункта. У них не было ни сенокосных угодий, ни оленьих пастбищ. Получилось так, что все земли в промышленных районах – рудные поля, месторождения и т.д. – были отнесены к, так называемой, межселенной территории. А межселенная зона дает возможность собирать 10 % от налога на доходы физических лиц в бюджет муниципального образования межселенной территории, т.е. в бюджет района. И уже район распределяет эти налоги между муниципальными образованиями. Такой принцип пошел по всей Якутии.
Возникли только два спорных момента: при формировании земель в Нерюнгринском и Алданском районах. Так, например, на территории Алданского района находится Беллетский эвенкийский национальный наслег. Поскольку наслег доказал, что территории являются территориями родовых общин, то он полностью занял их, как и сельскохозяйственные районы. Но если в Беллетском наслеге — это сплошная территория, то Нерюнгринский район вообще соединен территориями общин. Таким образом, все промышленные населенные пункты остались в пределах населенных пунктов, остальное – в межселенной зоне.
Стоит отметить, что любое решение по вопросам определения территорий, всегда было согласованным решением между наслежным и районным уровнями. Но между Орто-Нахаринским наслегом Ленского района и Ленским муниципальным районом в течение долгих 12 лет не было достигнуто согласия по этому вопросу. Ортонахаринцы претендовали и сейчас претендуют – и решение такое было принято – на одну треть территории Ленского района, где расположены порядка 8-9 месторождений различного характера. На настоящий момент все эти месторождения, вся эта межселенная территория определены к Ленскому муниципальному району. И, соответственно, район должен был справедливо распределять среди своих муниципальных образований, ведь там есть и Пеледуй, и Витим, и т.д. Но согласия, к сожалению, так и не было найдено и Орто-Нахаринскому наслегу не были установлены границы муниципального образования.
Ортонахаринцы обращались в Конституционный суд РС (Я), который вынес решение – учесть те или иные принципы, подтвердив, что у Орто-Нахаринского наслега когда-то были границы в пределах административно-территориальной единицы. Вообще, Орто-Нахара представляет собой населенный пункт, в котором проживает порядка 700 человек. То есть если исходить из того, чтобы наслегу давать вот эту большую территорию в 27 тыс. кв. км, то какое местное самоуправление на этой территории ортонахаринцы будут осуществлять? По грибы ходить, охотиться? У них нет привязки, поэтому район и наслег на протяжении всех этих лет не могли найти согласие по данному вопросу.
И вот сейчас парламент республики на XXXI очередном пленарном заседании взял на себя ответственность и установил границы Орто-Нахаринского наслега. В результате на настоящий момент возникла правовая неопределенность. Есть закон, по которому мы установили границы межселенной территории Ленского муниципального района, куда вошла и вот эта одна треть. А сейчас мы принятым законом, получается, наложили на нее границы Орто-Нахаринского наслега. И на настоящий момент возникает вот такая накладка территорий. Когда этот вопрос был еще на стадии рассмотрения правовиками, действительно, по формальным признакам при установлении границ не нужно согласия муниципального района. Но правовики не посмотрели на позицию с точки зрения того, что одновременно изменяются и границы Ленского района, тоже муниципального образования, и здесь нельзя без согласия муниципального района. По юридическим признакам произошло наложение двух территорий, в результате чего возникла правовая неопределенность. И сейчас правительству республики необходимо будет решить этот вопрос.
Территориальные вопросы – это всегда очень сложные вопросы и их всегда нужно решать взвешенно, чтобы не вызывать никаких вопросов. Думаю, что решение парламента должно повлечь определенные движения со стороны правительства, которое должно задуматься, что есть проблема, которую необходимо решить, т.е. это ненормально, когда столько времени у муниципального образования нет границ, их нужно устанавливать. Так что решение парламента, хотя оно, по моему мнению, и с правовой неопределенностью, но оно должно подтолкнуть к тому, чтобы правительство, наконец-то, услышало ортонахаринцев.
В данный момент ждем решения вопроса, как будут определены границы Ленского муниципального района. Закон парламентом принят, значит, границы Ленского района должны быть изменены. Но будут ли ленские депутаты за это голосовать, сегодня это большой вопрос…