474

22 мая 2017 в 10:34

Рыба ищет, где лучше, рыбак – только по квоте

В Ил Тумэн с просьбой провести депутатское расследование по факту вытеснения рыбаков из числа коренных малочисленных народов Севера с продуктивного рыбоучастка Хохучча в дельту р. Лена обратилась ихтиолог-рыбовод с 40-летним стажем работы Татьяна Корнилова. Ее, как профессионального ихтиолога, привлек факт резкого снижения вылова омуля в р. Лена в 2016 году.

«Хохучча является самым продуктивным местом рыбного промысла у представителей коренных малочисленных народов Булунского района. Там традиционно добывали богатые уловы их отцы и деды. Крайне трудно представить, что рыбаки ушли добровольно с лучших мест на менее продуктивные и с худшими для неводного лова условиями, существенно потеряв в заработке», — пишет ихтиолог.

Мы встретились с Татьяной Ивановной для выяснения обстоятельств этого дела. Вообще, надо отметить, что, в целом, тема развития рыбохозяйственного комплекса, сохранения водных биоресурсов непростая, специфическая и непрофессионалу разобраться в ней очень сложно. По словам Татьяны Корниловой, проблема снижения вылова омуля – это только верхушка айсберга, на самом деле, у нее глубокие корни.

— Наибольшего своего расцвета рыбохозяйственная наука и охрана рыбных ресурсов достигли в 1980-х годах, — говорит Татьяна Ивановна. — В то время рыбодобывающие предприятия Якутии добывали 7-8 тысяч центнеров. Но перестройка разрушила налаженную систему. С 90-х годов началась мощная волна браконьерства. Контроля за уловом практически не было. Сейчас меньше добывать не стали, так как наша рыба не только полезная, но и экологически чистая, у нее высокое содержание полиненасыщенных жирных кислот. Но, к сожалению, сегодня идет расхищение рыбных ресурсов и контроль за этим практически не ведется. К тому же, безусловно, рыбные ресурсы становятся меньше из-за негативного воздействия промышленных предприятий. К примеру, в ходе строительстве Вилюйской ГЭС были уничтожены нельма и чир, а на Колыме – омуль. В целом же, можно сказать, что сегодня в республике остались более-менее стабильные запасы омуля и ряпушки, поскольку они легче восстанавливаются, у них короткий жизненный цикл. Но вообще омуля разводить в искусственных условиях очень сложно, практически невозможно при наших условиях. Дело в том, что сиговые, к которым относится омуль, очень нежная рыба. С ними нужно обращаться бережно. В 1970-х годах Якутское отделение СибНИИРХ пыталось проводить работы по внедрению омуля в искусственное воспроизводство. Но ничего не получилось — омулю нужна чистая, проточная вода. Так что сиговые очень требовательные к составу воды и к состоянию окружающей среды.

Когда мы подошли к вопросу, почему у рыбаков рыболовецкого колхоза «Арктика» снизился вылов омуля, ихтиолог сказала:

— Кто оставит свои лучшие участки и уйдет на худшие? Думаю, что рыбаков просто выжили с продуктивного рыбоучастка Хохучча. У меня были предположения, что, возможно, прошел большой рыболовный морозильный траулер и выкинул дрифтерные сети, которые раскидываются на несколько десятков километров. Это жуткий браконьерский лов. Таким способом во время войны и после нее японцы ловили лосося на Дальнем Востоке. Они и обрушили рыбное хозяйство СССР в 1950-х годах при попустительстве нашей рыбной промышленности. Но моя версия не подтвердилась. А на Втором республиканском съезде экологов РС (Я), проходившем в апреле 2017 г, представители Якутрыбвода и ГоскомАрктики объяснили участникам снижение уловов омуля тем, что рыбаки рыбколхоза «Арктика» перестали рыбачить на традиционном участке Хохучча и перебрались для работы в дельту р. Лена.

Мы поинтересовались у ихтиолога, что же нужно сделать в целом для восстановления рыбохозяйственной отрасли. По мнению Татьяны Корниловой, во-первых, нужно наладить охрану рыбных ресурсов. Во-вторых, поднять науку. В-третьих, надо обратить внимание на кадры — в отрасли должны работать профильные специалисты.

Встретились мы и с председателем Правления артели (рыболовецкого колхоза) «Арктика» Николаем Собакиным-Степановым, который как раз на этой неделе находился по делам в Якутске.

— Почему перестали рыбачить на Хохучча? – удивился он. – А мы никуда и не уходили. Просто зимой рыбачим в дельте реки Лена, а летом – на двух рыбоучастках Хохучча и Таба-Бастах. Действительно, снижение улова есть. Второй год подряд, с 2015 года. Старожилы говорят, что такое случается раз в 30 лет. Возможно, это и случайность.

Отметим, что артель (рыболовецкий колхоз) «Арктика» является одним из самых крупных рыбопромысловых хозяйств Якутии, сохранивших достаточно стабильное товарное производство в экстремально природно-климатических условиях Севера. Артель живет за счет собственных средств, на полной самоокупаемости. Как поселкообразующее предприятие, «Арктика» взяла на себя всю полноту социальной ответственности за обеспечение жизнедеятельности наслега – поселка Быковский. Все социально-бытовые вопросы, включая транспортное сообщение с районным центром, жилищное строительство, а также создание благоприятных условий для нормальной жизни людей в поселке, колхоз решает за счет доходов от добычи рыбы. За артелью закреплены 23 рыбопромысловых участка для промышленного рыболовства.

Николай Николаевич рассказывает, что сейчас в артели работают 114 рыбаков, функционирует 25 бригад. Сам он местный, родился в Быковском, здесь закончил школу, после окончания вуза поступил на работу в «Арктику» начальником по производству. А председателем Правления Николая Собакина-Степанова избрали в 2015 году.

— В последнее время у нас, на севере, странные вещи стали происходить, — говорит он. – Раньше, когда рыба была, то и медузы были. А сейчас медузы вообще исчезли! Их нет уже два — три года. А если медузы плавают, это признак того, что рыба есть. Также мы заметили, что вода изменила свой цвет. Нынче зимой ездил на участок Дальний и увидел, что рыбаки пьют ледовую воду, которая имеет темно-зеленоватый цвет. Рыбаки сами удивлены. Но ходили слухи, что недалеко от нас по реке начали какие-то производственные работы, вроде как месторождение открыли. От того и вода приобрела такой цвет. Также нынче впервые к поселку подошли белые медведи. Хорошо, что ничего не произошло, МЧС-ники были предупреждены. Так что и эти факты, и то, что рыбы стало меньше, мы думаем, что происходят из-за ухудшения состояния экологии. В общем, здесь требуется вмешательство ученых. Мы обратились с просьбой в ГоскомАрктики организовать к нам научную экспедицию. И надо сказать, наша просьба не осталась без внимания – летом и зимой 2017 г. будут проведены научно-исследовательские работы по выявлению факторов снижения уловов рыбы в нижнем течении реки Лена и на ее дельте.

Сейчас своей главной задачей председатель Правления считает укрепление материальной базы артели. «Если материальная база будет, то можно будет увеличить количество ставных сетей , которые  устанавливаются подо льдом. Также нам необходимы ГСМ, снасти рыболовные, продукты питания, небольшие стройматериалы. Наши ребята же рыбачат в суровых, опасных условиях Севера, там, где во время пурги ветер достигает 45 метров в секунду. Работа рыбаков сопряжена с риском для жизни, поэтому необходима хорошая материальная база», — отмечает Николай Николаевич.

Сейчас в артели усиленно готовятся к летнему лову, приводят в порядок свой теплоход. В конце июня рыбаки планируют выйти на свои участки.

Также за разъяснениями мы обратились в Госкомитет по делам Арктики. По словам председателя Алексея Киселева, квота артели «Арктика» за 2014-2016 гг. составила 1383, 343 тонн, вылов за 2014-2016 гг. 945,709 тонн.

Как отметил Алексей Киселев, в апреле в ГоскомАрктики было проведено совещание по вопросам развития артели (рыболовецкого колхоза) «Арктика». Участники совещания отметили неэффективную организацию подготовки и проведения летней и зимней путины 2015-2016 годов. Но интересно то, что среди рекомендаций, адресованных артели, стоит и такой пункт: «Представить предложения по организации работ по снижению объема вывоза «нелегальной» рыбы с зимних промысловых участков артели»…

Так не в этом ли кроется суть проблемы?

Ирина РОМАНОВА

Справка:

В рамках реализации республиканской госпрограммы «Развитие сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2012-2020 годы» артель за 2014-2016 годы получила субсидии из госбюджета в размере 22,9 млн. руб., из них в 2014 г. на возмещение части затрат по промышленному вылову 8,6 млн. руб., в 2015 г. – 6,4 млн. руб., в 2016 г. – 4,8 млн. руб.

Данные по вылову омуля в артели: если в 2014 г. квота на омуля составляла 232,300 тонн, то вылов был 221, 050 тонн. В 2015-м квота была выделена на 227,850 тонн, а вылов составил 199,600 тонн. Самый низкий показатель «Арктики» по вылову омуля был в 2016-м. При квоте в 227,800 тонн вылов в артели составил всего 53,683 тонны. Судя по таблице, также резкое снижение вылова в артели идет по тайменю и муксуну.