347

18 декабря 2015 12:23

Вопрос ребром: дети войны или сироты войны?

Один из самых долгожданных в Якутии законопроектов - о детях войны – сопровождали, пожалуй, и самые жаркие споры: и на пленарном заседании, и перед ним. И прежде всего, потому, что документ, разработанный по поручению главы республики в Министерстве труда и социального развития РС(Я), от ожиданий людей того поколения оказался весьма далек.

Напомню, что работа над ним шла достаточно долго. Этому предшествовало рождение аналогичных законопроектов, разработанных партиями «Справедливая Россия» и КПРФ. Свое видение того, каким должен был быть документ, имелось и у руководства республики. В итоге было принято «соломоново решение»: отказаться в этом вопросе от политических разногласий, создать рабочую группу и попытаться получить консолидированный законопроект.

И вот в парламент внесен законопроект «О мерах социальной поддержки граждан, потерявших одного из родителей в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов». Он предполагает дополнительные средства соцподдержки лишь для отдельной категории населения. А именно тем, кому 3 сентября 1945 года не исполнилось 18 лет, и у кого один из родителей участвовал в Великой Отечественной войне и погиб, пропал без вести, умер в госпиталях в период с 22 июня 1941 по 2 сентября 1945 года.

По оценкам Минтруда число якутян, которые могут попасть под действие закона, варьируется от 10 до 15 тысяч. А на меры соцподдержки — в частности, 886 рублей ежемесячной выплаты – могут претендовать примерно 1200 граждан. Это те, кто не имеет иных льгот, как ветераны тыла, труда и т.д.

Впрочем, желание Минтруда как бы упорядочить таким образом потоки получателей мер соцподдержки понимания у парламентариев не нашло. Многих удивило, что словосочетанию «дети войны» вообще не нашлось места в проекте закона, хотя представивший законопроект на сессии зампред Алексей Дьячковский объяснял позицию правительства так: «Когда под льготу попадает целое поколение, меры соцподдержки оказываются символическими. Мы же предусмотрели солидный пакет: ежемесячную денежную выплату, ежегодный профосмотр и т.д.».

13_20151218080501_52546

Депутатов это не убедило. «Отношение пожилых людей будет негативным», – спрогнозировал реакцию стариков на такой закон народный депутат Иннокентий Васильев. С ним была согласна Гульсум Бейсембаева: «Смущает название закона – он может вызвать волну негодования. Люди ждут другого».

Стоит заметить, что жаркая дискуссия по этому поводу разгорелась и на расширенном заседании комитета по здравоохранению, социальной защите, труду и занятости, что прошло накануне. Среди депутатов, которые были там, не нашлось, пожалуй, ни одного, кто был бы согласен поддержать документ без оговорок. Слишком много оказалось претензий.

При этом главная состояла в том, что в проекте документа, который в народе уже давно успели окрестить законом «о детях войны», как раз этих-то двух слов не оказалось: ни в названии, ни в тексте. Никто не понял, почему хорошая идея о законе детей военного времени свелась к законопроекту, где речь идет всего об одной категории – сиротах военной поры. Всех остальных оставили «за бортом».

13_20151218080553_66344
Эту нелогичность лучше всего, на мой взгляд, подметила народный депутат Елена Голомарева. Она обозначила совершенно очевидную вещь: многие из тех, кто ребенком пережил тяготы войны, сегодня не претендуют ни на какие льготы. Все, что нужно этим людям, – это моральное утешение за детство, которое отняла война, и признание государством важности их труда, когда, будучи детьми, они вносили свою лепту в общую победу над врагом. А этим утешением, по их мнению, как раз и мог бы стать статус «детей войны», прописанный в законе.

Народный депутат Александр Уаров на заседании так и сказал: «Когда мы бываем в районах, люди везде спрашивают одно и то же – когда будет принят закон о детях войны? И вдруг появляется законопроект, в котором речь о них вообще не идет».

У коммунистов помимо этого имелись и другие претензии. «Почти два года назад фракции «Справедливой России» и КПРФ представили законопроект, который назывался «О детях войны в РС(Я)». После переговоров с правительством республики была создана согласительная комиссия для того, чтобы на основе его создать единый законопроект, где бы были учтены предложения правительства. Их мы не увидели, но зато появился вот этот документ, который с нами не обсуждался», – сказал лидер якутских коммунистов Виктор Губарев.
Впрочем, коммунисты готовы поддержать и его, если в названии и тесте закона все же появится словосочетание «дети войны»

— Тема детей войны живо обсуждается уже несколько лет. Предложение определить их статус возникло к юбилею Великой Победы. Сегодня в Якутии 47 тысяч тех, кто родился с 1927 по 1945 годы. Внесенный в парламент законопроект нужен – он дает право на льготу тем, кто ее не имел. Теперь нужно сделать следующий шаг – определить статус детей войны для всех, кто родился в те годы, всех 47 тысяч…

О том, что закон требует существенной доработки, говорила и вице-спикер Ольга Балабкина, которая возглавляла рабочую группу:
— Это один из самых резонансных законов, над которым мы работали очень долго. В общей сложности рабочая группа собиралась 20 раз. Была договоренность, что в документе будет выделена категория населения относительно возраста и времени рождении, и она там есть – это люди, не достигшие 18 лет на 3 сентября 1945 года. По сути, их уже можно назвать «детьми войны». Но это формулировка слишком расплывчата и непонятна: закон о детях войны или о детях войны-сиротах? Да, глава республики говорил, что соцподдержка должна быть адресована тем, кто наиболее пострадал в годы войны, и это надо учесть. Но справедливы и замечания наших коллег, которые настаивают на том, чтобы доработать выделенную категорию. Ведь даже сироты были разные! Кто-то потерял родителей до войны, и им было тоже несладко…

Прозвучали и другие замечания. Депутат Юрий Григорьев, к примеру, считает, что денежную выплату надо указывать в законе не в фиксированном виде, а вводить в процентах от минимальной зарплаты. А его коллега Антонина Григорьева предложила расширить меры социальной поддержки.

Впрочем, с тем, что закон принимать все-таки надо, никто не спорил. «Нужно взять рациональное зерно из тех проектов, которые уже обсуждались, и вкрапить его в этот закон», – сказала Гульсум Бейсембаева. В итоге депутаты все-таки приняли законопроект в первом чтении, пообещав однако ему основательную доработку.

Справка

Действие закона распространяется на граждан России, постоянно проживающих в Якутии, «не достигших возраста 18 лет по состоянию на 3 сентября 1945 года, один из родителей которых являлся участником Великой Отечественной войны, и в период с 22 июня 1941 года по 2 сентября 1945 года, погиб или пропал без вести при защите Отечества, или умер в указанный период в медицинских учреждениях, куда поступили для прохождения лечения, вследствие увечья, ранения, контузии или заболевания, полученных при исполнении обязанностей военной службы». Закон предоставляет указанной категории граждан меры социальной поддержки: ежемесячную денежную выплату в размере 886 рублей; ежегодную диспансеризацию; право на внеочередное обслуживание в организациях социального обслуживания для граждан пожилого возраста и инвалидов; право на выплату денежной компенсации в размере 50% стоимости путевки на санаторно-курортное лечение на территории Республики Саха (Якутия) или предоставления путевки на санаторно-курортное лечение на территории Республики Саха (Якутия) с оплатой 50% ее стоимости по выбору указанных лиц один раз в три года. Жителям Республики Саха (Якутия), подпадающим под действие данного закона, будет предусмотрена выдача соответствующих удостоверений, дающих право на меры социальной поддержки на территории Якутии.

Dog