198

30 ноября 2018 в 12:11

«Чтоб в Заполярье, как в столице!»

…Многие события ее жизни -- из разряда «впервые в республике». К примеру, именно она, офтальмолог Любовь Явловская, первой в Якутии освоила и поставила на поток лазерные операции при патологиях глаза. Именно она, с блеском защитив диссертацию, стала первым в истории якутской офтальмологии доктором медицинских наук. А еще в ее активе -- 8 патентов на изобретение РФ и 5 рационализаторских предложений! Вот почему первый вопрос, который мы задали члену постоянных комитетов Ил Тумэн по здравоохранению, соцзащите, труду и занятости,  а также по науке, образованию, культуре, СМИ и делам общественных организаций Любови Явловской, был таким: что сегодня заставляет медиков идти в политику и насколько законотворчество удается сочетать с врачеванием?

Пациенты подтолкнули
– Ну, совсем в политику я все-таки не ушла. Продолжаю работать в Якутской офтальмологической больнице: как и раньше, веду прием, консультирую, оперирую, выезжаю в командировки в районы… Так что ситуацию в улусах, и прежде всего, на Крайнем Севере — а я родом из Среднеколымска, избиралась от Колымо-Индигирской региональной группы – знаю хорошо.
Не могу сказать, что интерес к политике возник вдруг. Я выросла в семье, которая всегда была социально активна. Известными общественниками в Среднеколымском районе были мои родители — Леонид Александрович и Елена Саввична Явловские. Глядя на них, невозможно было вырасти другой: я тоже всегда интересовалась тем, что происходит вокруг.

– И все-таки, Любовь Леонидовна, каким был тот главный импульс, который заставил включиться в предвыборную борьбу за мандат депутата Ил Тумэн?
– Я никогда не стремилась делать карьеру ради карьеры. Мне всегда была интересна моя профессия, увлекала наука. В 29 лет, в 1996-м, защитила кандидатскую диссертацию.
Меня пригласили преподавать в наш мединститут. Параллельно работала врачом-офтальмологом в Медцентре. И получалось так, что ежедневно приходилось общаться с огромным потоком людей, которые шли ко мне со своими болезнями и проблемами. Оставаться безучастным к этому было невозможно. Нас так воспитывали: людям нужно помогать. Но если в каких-то ситуациях ты в состоянии разобраться с чужой проблемой, то в других – нет, потому что эта проблема системная, затрагивает огромное количества людей и требует системного решения. И делать это нужно на другом уровне и при помощи других инструментов, прежде всего, законодательных…
А однажды я была в командировке в Зырянке. Веду прием, земляки рассказывают о своих недугах, о непростом житье-бытье… Вдруг один пациент говорит: «Любовь Леонидовна, не хотите стать депутатом Ил Тумэн?» И я подумала: а почему бы нет?

«Здесь все острее…»
Ее предвыборная кампания была своеобразной. С избирателями своего округа Любовь Явловская общалась не столько в актовых залах, сколько во время врачебных приемов. А потому чаще всего в эти дни ее можно было застать не за трибуной с микрофоном, а во время консультаций в какой-нибудь из районных больниц…

– В итоге свои голоса за вас отдали около 6 тысяч человек. Вы ожидали такой результат?
– Я надеялась на победу, иначе бы не рискнула. Конечно, благодарна своим избирателям. Получила поддержку и от партии «Единая Россия», в праймеризе которой решила участвовать, будучи беспартийной.

– Что на ваш взгляд, заставило сделать выбор именно в вашу пользу?
– Мне кажется, людям импонировала моя профессия. Получилось так, что я не столько ходила и рассказывала о себе, а осматривала и лечила. Отбирала пациентов на лечение в Якутск, причем, не только по офтальмологии, но и по другим медицинским профилям. Разумеется, это было не от хорошей жизни – реально требовалось помочь.
Не могу сказать, что у нас плохая медпомощь, особенно по сравнению с некоторыми другими регионами России. В Якутии достаточно передовые методы диагностики и лечения, в общем-то доступная в рамках госпрограммы обеспечения бесплатная медицинская помощь, включая высокотехнологичную. У якутян есть возможность лечиться не только в республике, но и за пределами региона. И в то же время проблем много, а на Крайнем Севере они и острее, и специфичнее.

– Например?
– Одна из острейших – дефицит врачей на «северах». Программы «Земский доктор» и «Земский фельдшер» там не очень эффективны. Во-первых, на Крайнем Севере крайне дорога потребительская корзина. Во-вторых, социальная инфраструктура не отвечает требованиям, которые предъявляют молодые специалисты. В итоге, особого стимула менять Якутск на Крайний Север у них нет. Значит, нужно искать другие решения, возможно, делать акцент на выездную помощь – мобильные медицинские бригады.
Надо разбираться с механизмом выделения квот на лечение в республиканских ЛПУ. Бывает, что, приехав в Якутск и изрядно потратившись на проезд, пациент уезжает ни с чем.
На севере, с его особым климатом и расстояниями, сложной транспортной инфраструктурой, специфично все, включая медицинскую помощь. Значит, надо формировать модель арктической медицины, активно используя возможности телемедицины. Причем, не только на уровне «врач-врач», но и «врач-пациент».

Счет не в пользу
А главное, считает она, нужно выравнивать качество социальной инфраструктуры. Чтобы человеку одинаково комфортно жилось как в столице, так и в Заполярье…

– Любовь Леонидовна, на что чаще всего сегодня жалуются жители Колымы?
– Колымо-Индигирскаий избирательный округ – это Среднеколымский, Верхнеколымский, Момский, Оймяконский районы, у каждого из которых и своя специфика, и свои проблемы. Но есть и общее. Большая беда – наводнения, они там стали повторяться с завидной частотой. В период предвыборной кампании я была и в Зырянке, и в Среднеколымске. Люди говорят: «Мы тонем ежегодно». Все сносит, затапливает погосты. Причем, происходит это стремительно: человек утром подошел к окну, а на улице вода уже у второго этажа. А потом, не успевая просохнуть, остается в домах на зиму, и хозяева вынуждены свое жилье оставлять… Конечно, это колоссальные убытки, угроза жизни людей, состоянию жилфонда и т.д. Считаю, этим надо заняться вплотную: почему так происходит?
Что-то на севере меняется к лучшему, например, стали строиться благоустроенные дома. Однако в целом инфраструктура ЖКХ нуждается в тотальной модернизации. Ну, недопустимо, чтобы в ХХI веке люди на севере потребляли техническую воду!

– Какие еще наказы вы получили от избирателей?
– По строительству школ, детсадов, мостов и т.д. Считаю, что многие проблемы возникают из-за непонимания чиновниками специфики труднодоступных северных территорий. Вот пример. В селе Нелемное сгорел клуб. Его надо восстанавливать. А в Министерстве культуры РС(Я) отвечают: «Да, мы строим клуб. В Зырянке…» Простите, при чем здесь Зырянка, если от нее до Нелемного 60 км?
Еще раз вернусь к медицине: для нее в этих районах нужно сделать много. На Среднеколымскую больницу уже приходится огромный объем нагрузки. В Минздраве Якутии планируют развивать там два межулусных центра: травматологический и по родовспоможению. Остро стоит вопрос и по гемодиализу: у меня много обращений от больных, которые хотят получать гемодиализ, живя дома. Но цена постройки гемодиализного центра – более 200 млн рублей, вряд ли его удастся открыть в районе. Значит, нужно хотя бы отрегулировать транспортное авиасообщение не только с Якутском, но и внутри районов, чтобы людям удобнее было добираться на лечение и назад, чтобы эти поездки были для них доступны.
Большой акцент нужно сделать на развитие и совершенствование научных достижений, внедрение инновационных технологий, модернизацию производства. Это должно отразиться в наших законодательных актах.
Пришла пора выравнивать производственную и социальную инфраструктуру на «северах». Люди сравнивают, в каких условиях живут они и в других районах Якутии или регионах России, и часто счет не в их пользу. Но северяне не хотят покидать родные места ради комфорта – они мечтают, чтобы комфорт пришел к ним: высокоскоростной интернет, благоустроенное жилье и т.д.
Активнее надо работать с комплексной программой «Социально-экономическое развитие Арктических и северных территорий РС(Я) до 2020 года». Она должна быть полнее отражена в инвестпрограмме, особенно в плане поддержки социального блока. И меня радует, что в этом вопросе уже удалось найти понимание у председателя правительства Якутии и руководителей профильных министерств.
Сегодня состав Ил Тумэн обновился: есть как опытные депутаты, так и новички. Конечно, со многим в законотворческой практике приходится сталкиваться впервые, но мы активно учимся, налаживаем контакты и т.д.

Рука на пульсе
Ее рабочий день теперь нередко заканчивается ближе к полуночи. Потому что, начав исполнять обязанности депутата, она не перестала выполнять обязанности врача.

– Любовь Леонидовна, что самое главное для оперирующего офтальмолога: меткий глаз или твердая рука?
– Главное – контакт с пациентом и правильно собранный анамнез. При помощи лазерного луча мы, образно говоря, режем структуру глаза или, наоборот, занимаемся сваркой. Существует целый спектр глазных недугов, при которых показаны лазерные операции: вторичная катаракта и глаукома, травмы глаза, миопия и т. д. Но для того, чтобы операция прошла успешно, нужно многое знать о больном. И я всегда говорила своим студентам: времени на это не жалейте!

– Кстати, о студентах. Как вы смотрите на то, чтобы изменить правила приема в медицинские вузы, дабы отсеивать случайных для медицины людей еще на уровне приемных комиссий?
– Положительно. Нравственные качества у доктора должны быть безукоризненными. Быть врачом сложно, это большой моральный и физический труд. Поэтому нужно, чтобы в медицинские вузы приходили люди, у которых глубокая внутренняя мотивация к этому. Причем, с каждым годом это будет все более актуально. Вот почему, считаю, определенные изменения должны коснуться законов о подготовке кадров.

– Как часто вам удается встречаться с избирателями и кого сегодня они в вас видят больше: депутата или врача?
– Ну, об этом, наверное, нужно спросить их. Но мои избиратели регулярно приезжают ко мне в качестве моих пациентов, рассказывая обо всем, что их волнует. Так что руку на пульсе — и в прямом, и в переносном смысле – я держу…