Просмотров - 81

7 августа 2017 10:30

Как ямщик ямщику…

126 почтовых станций старинного Иркутско-Якутского тракта за 18 дней. Стартовав из Иркутска 14 июля, участники этнографической экспедиции «По следам государевых ямщиков» прибыли в Якутск точно по графику – 31 июля, оставив позади 2750 км. При этом посвящена она была сразу четырем памятным датам — 385-летию вхождения Якутии в состав России, 275-летию Иркутско-Якутского почтового тракта, 220-летию со дня рождения Святителя Иннокентия Вениаминова - апостола Сибири и Америки, а также 95-летию образования Якутской АССР. А ее членами стали далекие потомки ямщицких династий.

Маршрут обкатан

Из всех экспедиций, маршрут которых когда-либо пролегал по Якутии и Иркутской области, эта, надо думать, была одной из самых необычных. И по дальности пути, и по числу встреч с местными жителями, и по «ассортименту» транспортных средств, которые пришлось задействовать.
И, разумеется, по степени погруженности в исторический контекст. Ведь решив отдать дань великому прошлому знаменитого тракта, который для Якутии на протяжении веков был настоящей «артерией жизни», и реконструировать ямщицкий путь, посетив все почтовые станции на перегоне Иркутск-Якутск, ее участники — потомки государевых ямщиков — и оделись соответствующе: в костюмы 18-19 века. Так что вовсе не случайно в одном из поселков на иркутской стороне приветствовали их так: «К нам приехали русские люди 300-летней давности!»


Членами экспедиции стали историки, географы, участники фольклорных коллективов и т.д. А возглавил ее первый вице-спикер Госсобрания РС(Я), председатель общественный организации «Потомки государевых ямщиков» Анатолий Добрянцев, благодаря усилиям которого она и состоялась.
— Проект, безусловно, оказался успешным. Главная цель достигнута – нам удалось не только напомнить иркутянам и якутянам о знаменитом тракте, не только заинтересовать его историей тех, кто вообще об этом не знал ничего, но и договориться о восстановлении памятных верстовых столбов на каждой из 126 почтовых станций, — сказал он.
Причем, ставиться они будут по единому эскизу. Его по пути следования вручали главам муниципальных образований Иркутской области.
…Идя по пути предков – в буквальном смысле! — потомки государевых ямщиков старались максимально придерживаться исторической правды. Маршрут начали оттуда, откуда в 18-19 веках его начинала каждая почтовая повозка – от Иркутской почтовой городовой станции. Она была построена в 1799 году.
Из 2750 км пути 1800 км пришлось идти по воде – на лодках, воздушных подушках, небольших катерах и даже пароходе «Берегиня». Его безвозмездно предоставил экспедиции начальник Верхнеленского речного пароходства. Если дорога – а ее как таковой иногда просто не было! — выходила на сушу, то путешественники перебирались в микроавтобус, тряслись в вахтовках и т.д.  Так были пройдены 63 почтовые станции от Иркутска до Витима, и оставшиеся – уже на якутской стороне. Сегодня можно только удивляться выносливости и мужеству тех, кто 275 лет назад впервые торил эту дорогу…
Несмотря на экстремальные условия серьезных нештатных ситуаций удалось избежать.
— Мои коллеги, депутаты Законодательного собрания Иркутской области, очень ответственно отнеслись к организации маршрута на своей стороне. Нас встречали главы районов, вовремя обеспечивали транспортом, что самое главное в дальней поездке. Помогали с размещением, питанием. В каждом населенном пункте люди встречали нас хлебом-солью и старались помочь, чем могли. Мы всем им очень благодарны, — сказал Анатолий Добрянцев.
В итоге жесткий график экспедиции удалось выдержать минута в минуту. Как и планировали, финишировали в Якутске у памятника основателю города Петру Бекетову – 31 августа в 16 часов. Именно с этой стороны ямщики въезжали в город. Здесь заканчивался старый тракт.


Единственное отступление от исторической правды заключалось, пожалуй, в том, что в собственно ямщицких повозках на этот раз проехать не удалось. Однако дело это поправимое.
Ведь нынешняя экспедиция, по сути, как бы обкатала маршрут, по которому в феврале-марте 2018 года помчатся почтовые тройки из Иркутска в Якутск. Проект реконструкции доставки почты ямщиками – подарок к 275-летию Иркутско-Якутского тракта.

Незаурядные люди незаурядного тракта

Путешественников интересовало все, что хоть как-то напоминало об истории ямщиков в Восточной Сибири.
— Мы старались посетить все почтовые станции, когда-то действовавшие на тракте. Многие из них, конечно, давно безлюдны. А там, где население есть, делали остановки, встречались с людьми, рассказывали о тракте, идее сохранить культурное наследие предков-ямщиков, о том, что для этого делается у нас в Якутии, — рассказывал Анатолий Добрянцев.
К слову, в республике для этого сделано уже немало. Многие проекты уникальны, а в организации «Потомки государевых ямщиков» состоит уже около 250 человек.
В Иркутске, как оказалось, аналогов ей нет. Как нет специальных музейных комплексов и фольклорных коллективов, которые занимались бы сохранением наследия ямщицкого сословия. Но старину иркутяне все-таки берегут, так что посмотреть там было на что.
— Постоялые дворы, почтовые дома, купеческие постройки, старинные православные храмы, часовни, — мы старались посетить все, что сохранилось с тех времен, — рассказывал Анатолий Добрянцев. – Надо отдать иркутянам должное: они сумели сберечь свою старину и памятники деревянного зодчества. 200-300-летние дома прекрасно отреставрированы и переживут еще не один век…
Было что посмотреть и на якутской стороне.
— В Олекминском районе есть почтовая станция Березовая, где мы посетили могилу знаменитого ямщика Леона Яныгина. По рассказам современников, он жил очень зажиточно: имел много скота и угощал своих гостей кубинским ромом. Впрочем, современникам запомнился не только богатством, но и тем, что слыл одним из образованнейших людей своего времени. А перед смертью завещал похоронить себя на своей станции и сверху поставить часовню — в честь государевых ямщиков, что и было сделано в 1833 году, — рассказывал Анатолий Добрянцев.
Не менее интересна история и у другой почтовой станции – в Кочегарово. Дом, ставший родовым гнездом для многих поколений, не так давно отметил свое 120-летие. При этом уникален он, прежде всего, тем, что потомкам удалось сохранить в нем все убранство 19 века: мебель, утварь, массу старинных фотографий… Путешественникам, например, предложили переночевать на старинных кроватях двухвековой давности.

Верстовые столбы будут!

Поразили якутян и богатые иркутские музеи, особенно в Киренске, Жигалово, Качуге.
А вот огорчило то, что специальных разделов, посвященных Иркутско-Якутскому тракту, в них не так уж много. Возможно, это связано с тем, что не был он столь значим для Иркутской области, транспортная инфраструктура которой развита была получше, так, как для соседей-якутян.
— Да, старшее поколение, которое что-то могло рассказать, уходит, многое забылось. Но и в Иркутской области еще живы люди, которые что-то слышали о тракте и ямщиках от своих родителей, бабушек-дедушек. Нам, к примеру, удалось найти иркутян-старожилов, многим из которых уже под 90, рассказавших немало интересного. Удалось собрать неплохой материал, — сказал Анатолий Анатольевич.


Но может, эти разделы теперь появятся и в иркутских музеях? После того, как идея сохранения памяти о тракте, можно сказать, «пошла в народ»?
Чего стоит, к примеру, одна диорама «Ямщицкое подворье», которую соорудили в Олекминске, приурочив открытие к прибытию экспедиции. Аналогов ей попросту нет.
— Думаю, нам удалось заинтересовать нашим проектом не только якутян, но и иркутян. Интерес везде был огромный. Повсюду люди откликнулись на предложение восстановить верстовые столбы. Надо сказать, в Якутии они появились уже во многих местах, где проходил тракт: Хангаласском, Олекминском, Ленском районах и т.д. Теперь, надеемся, к юбилею тракта их установят и иркутяне. Идеи празднования его 275-летия – реконструкция доставки срочной почты на ямщицких повозках, установка верстовых столбов по всему тракту – приняты жителями обеих регионов, и это дает надеяться, что юбилей Иркутско-Якутского тракта в 2018 году мы отметим достойно, — сказал Анатолий Добрянцев.

Вернули иркутянам… песни

Кто за чем, а участники фольклорных коллективов ехали в экспедицию за песнями! Благо, что самим удивить иркутян было чем.

Созданные еще в 70-ые в Хангаласском районе народные ансамбли «Реченька» и «Вечорка» смогли не только вовремя записать старинные ямщицкие песни, которые веками пели русские старожилы в Якутии, но и включили их в собственный репертуар, сохранив, таким образом, для потомков. Отправляясь же в Иркутск, художественный руководитель ансамбля «Раздолье» Лидия Яйлиян (предки которой когда-то служили ямщиками на Синской почтовой станции) и ее коллеги фольклорных коллективов «Ямская гармонь», «Ямские бубенцы» очень рассчитывали пополнить песенный багаж. Увы!


— Оказалось, что таких ансамблей, как у нас, которые сохраняют ямщицкую культуру, у иркутян нет, — сказала руководитель Центра национальных культур Дома дружбы народов имени А.Е. Кулаковского Ирина Стрекаловская. — У них есть хорошие казачьи ансамбли, которые поют старинные казачьи песни. А вот трактовые песни незаслуженно забыты. И потому, когда во время остановок на старых почтовых станциях мы встречались с людьми и начинали культурную программу «Старинные песни ямщицкого тракта», то иркутяне нам даже подпевать не могли. Многие из этих ямщицких песен они слышали впервые.
— То есть совсем ничего не помнят?
— Практически ничего. Правда, одна бабушка спела нам частушки про почту, вспомнила две старинные каторжные песни. Вторую поющую бабулю мы отыскали в селе Анга, на родине святителя Иннокентия (Вениаминова) – она нам тоже немного попела, интересно было послушать, но вот, пожалуй, и все… Сейчас лишний раз понимаешь, как правильно поступили у нас в Хангаласском районе, когда еще в 70-ых годах прошлого века были организованы коллективы, которые сохранили уникальный фольклор средней Лены. Тогда еще были живы многие из стариков, благодаря воспоминаниям которых и удалось популяризовать ямщицкий песенный фольклор…
Как заметила Ирина Стрекаловская, таким открытием якутяне были очень расстроены. И все же, несмотря ни на что, считают, что ехали не зря – задачу свою экспедиция выполнила.
— Мы смогли заинтересовать людей сохранением памяти предков. Они обещали восстановить верстовые столбы на всех почтовых станциях…
Порадовало, говорит она и то, что в Иркутской области активно реконструируются старинные храмы, часовни, постройки, в поселках есть музеи быта русских старожилов, а их, членов экспедиции, прибывавших на очередную почтовую станцию в костюмах 19 века и исполнявших десятки старинных песен, местные снимали на всевозможные гаджеты. И что важнее всего: старательно записывали их песни…
— Мы сами там были как экспонаты. Но это было приятно! Люди понимали: мы возрождаем ямщицкую культуру, — говорит Ирина Стрекаловская.
Вот так якутяне и познакомили заново потомков иркутских ямщиков с фольклором их далеких предков. Так что, возможно, ямщицкие песни все-таки вернутся туда, откуда 275 лет назад вместе с ямщиками они начали свой путь на север…

История с географией Якутского тракта

Для заведующего кафедрой географии СВФУ, заместителя председателя Отделения Русского географического общества в РС(Я) Юрия Данилова экспедиция оказалась уникальной возможностью сравнить настоящее и прошлое Иркутско-Якутского тракта с точки зрения географии.

Другими словами, выводы ученого помогут понять: насколько изменились эти места с тех пор, как здесь гоняли свои тройки государевы ямщики.
— Есть космические снимки этих мест, начиная с 60-ых годов, аэрофотоснимки 40-ых годов, и если сравнить какие-то конкретные участки, то можно понять, какие процессы происходили, как менялся ландшафт. Можно даже расстояния измерить, чтобы понять масштаб перемен, — говорит он. – Впрочем, уже сейчас видно, что в отдельных населенных пунктах – Синске, Кытыл-Джуре – ручьи, впадающие в небольшие речки, меняют свое русло. Это подтверждают и рассказы местных жителей…
За прошедшие века местность, считает он, изменилась серьезно.
— По ледобойной полосе видно: сегодня уровень реки Лены значительно ниже, чем раньше. В верховьях река мелеет, что считается естественным процессом, хотя на каких-то участках может быть связано с деятельностью человека. Вот почему раньше судоходство начиналось от Качуга, а сейчас – уже от Усть-Кута…

В поисках пазла

«Если бы не график!» — то и дело восклицает историк, научный сотрудник Института гуманитарных исследований и проблем КМНС Екатерина Строгова. И поясняет: в экспедиции удалось отыскать массу мест, где хотелось задержаться хотя бы на недельку!

— Это было потрясающее путешествие — первая экспедиция, посвященная нашему тракту. Раньше таких просто не было, так что ее новизна не подлежит сомнению, — говорит она. — Мне, как историку, было интересно все. От Иркутска до Жигалова мы двигались на машинах, побывав и в Анге – родине святителя Иннокентия (Вениаминова), где хотелось остаться. Поразили удивительно сохранившиеся дома и подворья, необычайно интересными были рассказы местных бабушек… Но надо было двигаться вперед.
…Для иркутян, говорит Екатерина Алексеевна, экспедиция из Якутии стала настоящим откровением.


— Конечно, про тракт они знали, но о его значении для северо-востока России, вероятно, задумывался мало кто, — рассказывает она. — И когда мы прибывали в очередной населенный пункт вблизи тракта, когда девочки запевали, а Анатолий Анатольевич Добрянцев рассказывал о нем, то начинали происходить интересные вещи. К нашим рассказам подключались местные старушки – они тоже вдруг начинали вспоминать, как у кого-то родители держали постоялый двор, у кого-то возили почту и т.д. И на наших глазах у людей как будто просыпалась память: появлялась задумчивость, словно вот только что они начинали понимать: беречь прошлое – это важно…
Эффект от этих встреч порой ошеломлял. «Если сначала предполагалось, что в феврале 2018 года в ходе реконструкции доставки почты ямщиками по Иркутской области ее повезут на машинах, то теперь некоторые главы районов говорят: а мы, иркутяне, хуже что ли? Мы тоже на лошадях почту повезем!», — рассказывала Екатерина Строгова.
…Для нее, историка, практически каждый день экспедиции был бесценным еще и потому, что приносил какие-то открытия.
— У бабушки, что пела нам старинные каторжные песни, оказался чудо-сарай. Не сарай, а настоящие закрома. Чего там только не было! И розвальни, и парасанок, и другие подлинные предметы крестьянского быта 18-19 веков. А деревня, между тем, умирающая… Поскольку задержаться надолго мы там не могли, единственное, что , как ученый, я могла сделать, — попросила сопровождающего, чтобы все это богатство они передали в музей.
…Но особый интерес для нее, профессионально занимающейся историей русских старожилов на Севере, представляло то, что было связано с жизнью ямщиков.
— Я рада, что смогла увидеть тракт, особенности ландшафта и расположения почтовых станций: как они строились, в каких местах, как деятельность ямщиков влияла на окружающую среду и т.д. Известно, что они заводили пашни, под которые вырубали лес. Нынешние луговины – это остатки тех пашен, — рассказывает Екатерина Строгова. — Причем, принцип расположения станций примерно одинаков и в Иркутской области, и в Якутии. Похож и принцип организации поселения, его планировка. Несколько разнятся планировки отдельных подворий в Иркутской области и у нас.
— А что это дает историку ХХI века?
— Историю можно сравнить с набором пазлов. И если не хватает одного фрагмента, то целиком картинку не разглядеть.
Вот почему информация, которая постороннему человеку покажется мелочью, не стоящей внимания, для историка тот самый дополнительный пазл, который позволяет лучше понимать прошлое. А цель исторической науки в том и состоит, чтобы, реконструировав прошлое, понять его, и двигаться вперед…

Елена ВОРОБЬЕВА