107

06 апреля 2018 в 16:18

Чай с молоком и… фенолом

Проблемы обеспечения якутян качественной питьевой водой стали предметом обсуждения выездного «круглого стола» Ил Тумэна в Нижнем Бестяхе. Народные депутаты, члены правительства, ученые, представители муниципальной власти, общественность говорили о воде, которую вынуждены потреблять якутяне, о минерально-сырьевой базе подземных вод, строительстве централизованного водоснабжения, альтернативных способах обеспечения качественной питьевой водой и др.

Подпрограмма: была и нет!
«Круглый стол» был инициирован профильным комитетом Ил Тумэна по земельным отношениям, природным ресурсам и экологии. Открывая совещание, глава комитета Владимир Прокопьев напомнил: принятый в 2003 году Госсобранием РС(Я) закон о питьевой воде и питьевому водоснабжению, до 2018 года реализовывался в рамках подпрограммы «Чистая вода» в составе госпрограммы «Обеспечение качественными жилищно-коммунальными услугами развития энергетики на 2012-2018 годы». Однако в обновленной программе, которую продлили до 2022 года, такой подпрограммы уже нет.
– Проблема обеспечения населения качественной питьевой водой является серьезной проблемой всей России. Отсутствие специального документа не позволит нам решить накопившиеся проблемы. Вот почему и было решено провести этот «круглый стол», чтобы в последующем в республике была принята либо отдельная программа, либо подпрограмма в составе госпрограммы, – сказал Владимир Прокопьев.

Условно «чистая» вода
Одно из наиболее серьезных нарушений, по словам министра охраны природы республики Сахамина Афанасьева, — это загрязнение окружающей среды нефтепродуктами. Ежегодно в республике отмечаются десятки ЧС розлива нефтепродуктов в водохозяйственные источники. Среди нарушителей, замеченных на сбросе загрязняющих веществ в реку Лена, «Водоканал», «Ленское ПТЭС», «Жатайтеплосеть», Пеледуйская БТЭФ, «Якутцемент», «Хангаласгазстрой» и др. В год ими сбрасывается более 13 тысяч тонн всякой гадости: азота аммонийного, поверхностных активных веществ, фосфатов, нитратов, нитритов и т.д. Объем годового сброса сточных вод, в том числе недостаточно очищенных, составляет 24 млн 999 куб. метров.
Проведенный в 2017 году экологический мониторинг 14 крупных водотоков, в том числе рек Индигирка, Алдан, Амга, Вилюй, Яна, Марха, Колыма, Алазея, Майя, Тюнг, Оленек, а также 197 средних и мелких речушек, 91 озера, трех водохранилищ, 14 хвостохранилищ показал: качество воды в Лене и ее притоках можно оценить по 4 классу, разряда А, то есть, как грязную. Между тем, по данным многолетнего мониторинга, в целом качество воды в Лене характеризуется третьим классом, разряда А и Б. «Резкого ухудшения или улучшения качества воды не наблюдается. Количество случаев высокого уровня загрязнения воды за последние годы не увеличилось. В районе сел Жиганск и Кюсюр за последние 20 лет качество воды характеризуется третьим классом», — прокомментировал министр.
В то же время в Вилюе отмечено повышенное содержание фенола и меди, из-за чего нежелательно пить такую воду зимой без ее подготовки. Министр похвалил администрацию Сунтарского улуса, которая в прошлом году за счет внебюджетных источников, ввела в эксплуатацию 6 очистительных станций в шести населенных пунктах.

Коровы тоже пить хотят
Проблемы мегинцев озвучил заместитель главы Мегино-Кангаласского улуса по вопросам жизнеобеспечения и безопасности территорий Александр Тарасов. Основные источники воды в улусе – это 10 скважин в шести наслегах (всего в улусе 31 наслег), заготовка льда (на лето его запасают весной и хранят в ледниках), производство бутилированной воды.
Две скважины в селах Хатылыма и Матта не работают – нет лицензии. Приобретение каждой требует из местного бюджета 300 тысяч рублей. Также замглавы сообщил, что в улусе довольно остра проблема обеспечения питьевой водой сел Томтор и Телиги.
Впрочем, проблемы с водой не только у людей, но и у животных. Сейчас сельчане вынуждены вести скот на водопой за 5-6 км от села. Александр Иванович отметил, что проблему сможет решить только строительство водоскважин. Они необходимы в с.Томтор, п. Нижний Бестях. Кроме того, в улусе нет и очистных. Такие сооружения, заметил Александр Иванович, необходимы в п.Нижний Бестях и с.Майя.
Кроме того, докладчик сказал, что в улусе необходимо построить насосные станции с водоочистным сооружением, а также обновить емкости для воды из скважин.

«Чистая вода» с господдержкой
Мероприятия подпрограммы «Чистая вода» госпрограммы «Обеспечение качественными жилищно-коммунальными услугами развития энергетики на 2012-2018 годы» полностью выполнены. Дальнейшая пролонгация подпрограммы в свете оптимизации бюджета не представляется возможной.
Об этом заявил замминистра ЖКХ и энергетики Виталий Руфов. Он сказал: «Сейчас в республике реализуется новая подпрограмма «Модернизация объектов коммунальной инфраструктуры», одним из основных направлений которой является строительство и реконструкция объектов водоснабжения и водоотведения. Она стала своеобразным преемником подпрограммы «Чистая вода». Сегодня, в связи с ограниченностью бюджета республики, планируется финансирование строительства водоочистных сооружений Якутска. Завершение намечено на октябрь 2018 года».
Тем не менее председатель постоянного комитета парламента республики по делам семьи, детства, молодежи, физкультуре и спорту Юрий Баишев напомнил: от качества питьевой воды напрямую зависит здоровье населения. «Поэтому обеспечить ею мы должны всех жителей республики. В частности, вода в Мегино-Кангаласском районе относится ко второй категории. Ее можно употреблять только после очистки. Необходимо, чтобы программа «Чистая вода» все-таки существовала отдельно», — сказал депутат.
Юрий Петрович рекомендовал изыскать средства на использование Абалахского месторождения подземных вод, запасы которого составляют 750 кубов в сутки. Кроме того, депутат указал на необходимость принятия соответствующих мер по наиболее проблемным селам улуса: Телиги, Томтора, Елечей.
Завершая работу «круглого стола», Владимир Прокопьев резюмировал сказанное. В частности, он считает: необходимо разработать долгосрочную Концепцию обеспечения якутян качественной питьевой водой. Более того! В республике должна действовать специальная программа или подпрограмма под названием «Обеспечение населения РС (Я) чистой водой». И с этим, надо думать, согласились бы все якутяне.


Экспертное мнение

Начальник отдела санитарного надзора, лицензирования и регистрации управления Роспотребнадзора по Якутии Маргарита Корнилова:

– Лед – это традиционный способ обеспечения питьевой водой в нашей республике. По микробиологическим показателям ледовая вода соответствует требованиям гигиенических нормативов, но имеет дефицит калия, магния, кальция. По заключению врачей, в тех районах, где постоянно употребляют ледовую воду, у населения такие проблемы, как остеопороз, миокардиты, инфаркты миокарда. Роспотребнадзор рекомендовал бы не увлекаться исключительно ледовой водой, употребляя бутилированную воду и речную воду, очищенную при помощи бытовых фильтров. Ее состав более сбалансирован.


Вдалеке от идеала

То, насколько серьезна ситуация, можно проиллюстрировать несколькими цифрами. Качественной (и условно качественной) питьевой водой в 2017 году было обеспечено 87% населения. Наибольший охват населения — в Нерюнгринском районе. А вот централизованным водоснабжением охвачено всего 62% якутян, хотя недавно, в 2008 году, ситуация была еще плачевней: тогда этот показатель равнялся 22%.
При этом централизованным водоснабжением обеспечено лишь 12,5% населенных пунктов. Как сообщил замминистра ЖКХ и энергетики Виталий Руфов, водозаборные сооружения установлены в 16,3% населенных пунктах, а объектами водоочистки обеспечены только 7%, что заставляет людей пользоваться водой без предварительной очистки и обеззараживания.
В 533 селах и поселках жители вынуждены самостоятельно заготавливать для себя воду. В основном, в виде льда. Больше всего людей, которые пользуются недоброкачественной водой, в Сунтарском, Верхневилюйском, Усть-Алданском и Чурапчинском районах. 57,8% объектов водоснабжения изношены.
Для питья и хозяйственно-бытовых целей в Якутии используются воды из поверхностных и подземных источников. Последних больше всего — 71%, остальное — поверхностные водоемы. Из 172 источников централизованного водоснабжения 72 не отвечают требованиям санитарных норм и правил. Из 49 поверхностных источников не соответствовали по эпидемиологическим показателям 27 (из-за отсутствия зон санитарной охраны). Из 123 подземных источников не соответствуют требованиям 29.