101

6 октября 2017 16:31

А людей спросили?!

Могут ли участковые больницы закрываться только с согласия местных жителей? «Должны!» – уверены последние.

Прокрустово ложе федеральных стандартов

Для того, чтобы объехать все свое хозяйство, побывав в каждом фельдшерско-акушерском пункте или участковой больнице, главному врачу Аллаиховской ЦРБ Туйаре Слепцовой потребуется, надо думать, не меньше недели. А все дело в том, что разделены населенные пункты в районе не десятками – сотнями километров. И связывают их не скоростные автобаны, а зимники, проложенные по труднодоступной местности.
Вот почему понятия «ближний» и «дальний» тут весьма специфичны. Близким может считаться, к примеру, село Нычалах, до которого примерно 190 км. А дальним – село Чкалово. Ведь до него можно добраться только по реке и займет этот путь почти 450 км.

Здесь специфично все, включая систему оказания медицинской помощи. Потому что в каждом таком селе приходится держать фельдшерско-акушерский пункт, несмотря на то, что во многих местах живет не больше 150 человек, а где-то и меньше.

— Конечно, финансовое обеспечение работы таких ФАПов для государства влетает в копеечку, но иначе никак, – говорит Туйара Николаевна. – В наших условиях это не роскошь, а суровая необходимость…

Не согласиться с этим трудно. Поход к врачу – обычное дело для горожан! – для местных жителей нередко превращается в настоящее испытание. Ведь чтобы попасть к «узкому» специалисту – а работают они только в Чокурдахе – приходится преодолеть сотни километров нелегкого пути. Однако «узкие» специалисты требуются не всем и не всегда, а вот первичная медицинская помощь в виде тех же ФАПов или участковых больниц должны быть, что называется, в шаговой доступности.

Вот почему, считает главный врач, любые решения о ликвидации или оптимизации таких лечебных организаций должны приниматься только с согласия местных жителей.

— Чиновникам издалека трудно понять местные особенности. Особенно такие как у нас, когда не так легко добраться до районного центра, чтобы просто проконсультироваться с врачом. Не вписываемся мы ни в какие федеральные стандарты с нашими дорогами и расстояниями. То, что приемлемо для густонаселенных регионов России с развитой транспортной инфраструктурой, совершенно не подходит для нас, – говорит Туйара Николаевна.

На такие мысли ее, как впрочем, и многих других якутян, живущих в таких же условиях, натолкнули, надо думать, те чрезвычайные ситуации, в которых уже оказались жители многих российских регионов, где местные власти «оптимизировали» лечебную сеть так бездумно, что просто лишили людей самого необходимого. Федеральные стандарты, единые для всех регионов, нередко оказываются тем самым прокрустовым ложем, которое способно изувечить любое доброе дело.

В Аллаихе, говорит она, угроза закрытия ФАПов пока не возникала. «В республике прекрасно понимают, что сохранить участковую больницу или ФАП в маленьком труднодоступном селе – это фактически спасти жизнь его жителям. А по большому счету, спасти Арктику! – говорит она. – У нас сейчас проблема другая – в отсутствии кадров. В тех же ФАПах, бывает, просто нет фельдшеров, так что временами работать там местным медикам приходится вахтовым методом…»

Спрашивать надо

«При своих» пока остались и в Абые – еще одном заполярном районе.
«На данный момент у нас не закрылась ни одна больница. Мы как работали, так и работаем, – рассказывал главный врач Абыйской центральной районной больницы Эдуард Никулин.

Но тут же уточняет:
— Года полтора-два назад угроза оптимизации малокомплектных участковых больниц возникла вполне реально, однако руководство Якутии и республиканский Минздрав смогли их отстоять. В итоге сейчас у нас в районе функционируют пять участковых больниц, один ФАП, причем, работают так же, как работали всегда. Мы понимаем: от этого напрямую зависит доступность медпомощи для населения, живущего в экстремальных условиях, – рассказывает он.
Однако всегда ли об этом ежедневном экстриме помнят те, кто принимают решения, единые для всей огромной страны? Конечно, нет.
— Поэтому мнение людей по столь важным вопросам, как закрытие или оптимизация больницы, нужно спрашивать обязательно. Хотя, скорее всего, они выскажутся против таких решений, – говорит Эдуард Васильевич.

Многие врачи на местах считают: должна быть какая-то норма, которая бы законодательно защищала жителей российской глубинки и их малокомплектные больницы от чиновничьего произвола. Которая могла бы гарантировать людям защиту их конституционного права на доступную медицинскую помощь вне зависимости от того, какой позиции на счет малокомплектных больниц придерживается очередной министр здравоохранения их региона.

И вполне вероятно, такая возможность скоро появится. Именно на это нацелена законодательная инициатива парламента Якутии, работа над которой началась еще в 2015 году.

Шлагбаум для чиновничьего произвола

Впрочем, для начала немного статистики.
Всего за один 2013 год фельдшерско-акушерских и фельдшерских пунктов в России стало меньше на 376, а число работающего в них среднего медицинского персонала сократилось на 2 695 человек (на 6,5%), в том числе фельдшеров – на 1 188 (на 4,8%). Значительно сократилось и количество центральных районных больниц. Если в 2000 году их было 1 765, то в 2013-м осталось уже 1 690.

Постепенно сокращается и общее число больничных организаций в России: если в 2000-м их было 10704, в 2005 г. – 9479, в 2010 г. – 6308, в 2012г. – 6172, то в 2013 году всего 4398.

Вот почему в 2015 году Ил Тумэн инициировал поправки в федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», согласно которым оптимизация, а тем более, ликвидация лечебных учреждений должны проводиться с учетом мнения местных жителей. Решение же об этом обязана принимать специальная комиссия, которая оценит все риски.

Инициатива якутян на федеральном уровне была поддержана. Законопроект прошел первое чтение в Госдуме РФ и рекомендован ко второму. При этом по мере обсуждения текст законопроекта оброс весьма весомыми дополнениями. Так, например, было уточнено, что в состав комиссий, которым предстоит выносить судьбоносные решения о судьбе больниц, должны входить помимо чиновников регионального Минздрава также депутаты законодательного собрания, представители общественных организации по защите прав граждан в сфере охраны здоровья и т.д.

«Таким образом, верная запятая в решении «Ликвидировать нельзя оставить» должна ставиться  лишь после того, как будут выслушаны все доводы «за» и «против», учтены позиции всех сторон. В этом – суть поправок, инициированных Госсобранием Якутии. В итоге все мы должны понимать, что речь идет о здоровье граждан, о защите их законных прав и интересов. Уверены, что представители всех уровней власти должны быть едины в выполнении своей миссии – работать в интересах человека и семьи», – сказала вице-спикер Ольга Балабкина, комментируя необходимость принятия этого законопроекта.

Не согласиться с этим невозможно. В противном случае статистика не была бы столь удручающа. В попытках оптимизировать все и вся, «сводя дебет с кредитом», кое-где Рубикон уже перешли: люди остались ни с чем.
При этом то, что ликвидация участковых больниц в отдаленных поселках сродни преступлению, понимают отнюдь не все.

Значит, нужен закон. В качестве эдакого заградительного шлагбаума для тех, кто понимать просто не хочет…

Елена ВОРОБЬЕВА