Просмотров - 139

3 марта 2017 13:17

Чтобы не исчезнуть как народ…

В окончательном чтении принят целый ряд законопроектов, согласно которым отныне на территории еще 19 сел Якутии вводится полный запрет розничной продажи алкогольной продукции.

Мы поговорили с главой Игидейского наслега Таттинского улуса Русланом Захаровым и главой Ламынхинского национального наслега Кобяйского улуса Таисией Кейметиновой о причинах, которые подвигают население принять такие, можно сказать, жесткие меры.
— Это, безусловно, было взвешенным решением нашего населения, — говорит Руслан Алексеевич. — Мы провели опрос среди жителей своего села Дэбдиргэ и большинство — 357 из 567 человек, имеющих право голоса — согласились с введением на территории села закона о полном запрете розничной продажи алкогольной продукции. Вообще-то, у нас фактически уже более трех лет алкоголь не продается. Поскольку еще в 2013 году наслежный Совет депутатов принял решение, по которому радиус территории от детских, культурных, спортивных учреждений, где не допускается розничная продажа алкогольной продукции, должен составлять 400 метров. До принятия данного решения функционировал один магазин, который торговал вино-водочными изделиями. После принятия в селе перестали торговать алкоголем, но… появились нелегальные точки продаж. Стали с ними работать. Поначалу разговаривали с этими людьми индивидуально. Но сейчас пошли другим путем — организовали среди шести туолбэ-микрорайонов конкурс, по итогам которого из местного бюджета победителям выделяем средства для благоустройства туолбэ. И одним из критериев данного конкурса является работа туолбэ над нелегальными точками продаж алкоголя. Допустим, если на территории какого-то микрорайона имеется нелегальная алкоточка, то минусуется 30 баллов. Поэтому жители всех шести туолбэ заинтересованы.
Но в большей степени Руслан Захаров уверен, что жители его родного села заинтересованы в ликвидации алкоточек не только из-за средств, выделяемых муниципалитетом на благоустройство туолбэ, а просто потому, что у людей уже меняется мирровозрение, они искренне хотят искоренить эту беду – алкоголизм, ведь от него, так или иначе, страдает большинство семей.
Заняться же в свободное время жителям Дэбдиргэ есть чем. В наслеге работает культурно-спортивный комплекс, строится дом народного творчества. Здесь постоянно проводятся различные мероприятия, соревнования, хорошо работают общественные организации – танцевальные объединения, клуб любителей бильярда и др. — так что скучать жителям наслега некогда.
Если в Игидейском наслеге Таттинского улуса антиалкогольная борьба началась порядка трех-четырех лет назад, то в Ламынхинско­м национальном наслеге, который является самым отдаленным, труднодоступным наслегом Кобяйского улуса, она ведется уже более 30 лет. Глава наслега Таисия Кейметинова говорит, что на территории села Себян-Кюель, так называемый, «сухой закон» был принят еще в 1986 году постановлением сельсовета, но, к сожалению, эта 30-летняя борьба с «зеленым змием» больших результатов не дала.
Сегодня на территории наслега действуют девять магазинов, принадлежащие индивидуальным предпринимателям, но они не занимаются продажей алкогольной продукции ввиду отсутствия лицензии. Так что официальных продаж в селе как бы нет, при этом продажа вино-водочных изделий все равно осуществляется — нелегально, причем очень дорого.
Здесь надо отметить, что Ламынхинский наслег является национальным, на его территории проживают коренные малочисленные народы Севера – эвены, и население в основном занято в оленеводстве. Оттого и чувствуется боль в голосе Таисии Васильевны, когда она говорит об алкогольной проблеме. К примеру, причиной смерти 10 человек из 14 умерших за 2016 год в Себян-Кюеле стало злоупотребление алкоголем. По словам главы, в целом, увеличилась смертность, произошло несколько трагических случаев, в результате сиротами остались 14 несовершеннолетних детей, из них четверо — круглыми сиротами. И страшно то, что трагедии эти произошли в семьях оленеводов.
Таисия Кейметинова рассказала об одном таком случае. В прошлом году жена оленевода, которая работала чумработницей, вынуждена была приехать из стада в поселок. Из-за закрытия интерната ей пришлось взять четверых своих детей – двоих дошкольного, двоих школьного возраста — домой. Как следствие, муж-оленевод толком не работал, пьянствовал, к тому же денег постоянно семье не хватало. В результате от безысходности и, вследствие пьянства, женщина наложила на себя руки. Сиротами остались четверо детей…
— Народ созрел, — говорит глава наслега. – Поэтому мы и ведем антиалкогольную борьбу — выпускаем листовки по ЗОЖ, проводим профилактическую работу с семьями, в школе ведется большая работа. Организовали референдум, опрос среди населения. С лета 2016 г. проводили работу по туолбэ, в организациях, а в декабре организовали сход населения. Жители пришли к мнению, что необходимо объявить Себян-Кюель «Зоной трезвости», т.е. принять закон о полном запрете розничной продажи алкогольной продукции на территории села. Если парламент примет такой документ, нам будет работать намного легче, поскольку у нас уже будет законодательная основа. И мы, эвены, как народ, не исчезнем с лица земли, сохраним свою культуру, язык для грядущих поколений.
Главы обоих наслегов хорошо понимают, что принятие данных антиалкогольных законов устанавливает запрет только на розничную продажу алкоголя, но не на его употребление. А чтобы люди сами, сознательно отказались от употребления спиртного, от этой «традиции», устоявшейся веками, необходима комплексная работа в этом направлении. Причем, не одного дня…

19 населённых пунктов Якутии приняли закреплённые республиканскими законами решения о полном запрете розничной продажи алкогольной продукции на своих территориях — село Бырама муниципального образования «Холгуминский наслег» Мегино-Кангаласского улуса; село Илимнир сельского поселения «Илимнирский наслег» Сунтарского улуса (района); село Чюйя муниципального образования «Ходоринский наслег» Мегино-Кангаласского улуса (района); село Орто-Сурт муниципального образования «Маганинский наслег» Горного улуса (района); село Кустур муниципального образования «Нижне-Бытантайский наслег» Эвено-Бытантайского национального улуса (района); село Агдары сельского поселения «Хаданский наслег» Сунтарского улуса (района); село Балаганнах муниципального образования «Балаганнахский наслег» Верхневилюйского улуса; село Елечей муниципального образования «Алтанский наслег» Мегино-Кангаласского (района); село Тенкя сельского поселения «Тенкинский наслег» Сунтарского улуса (района); село Балыктах муниципального образования «Мегинский наслег» Мегино-Кангаласского улуса (района); село Хатынг-Сысы и Киров муниципального образования «Таркайинский наслег» Нюрбинского улуса (района); село Техтюр муниципального образования «Жанхадинский наслег» Мегино-Кангаласского улуса (района); село Дэбдиргэ муниципального образования «Игидейский наслег» Таттинского улуса (района); село Себян-Кюель муниципального образования «Тахынхинский национальный наслег» Кобяйского улуса (района); село Оленегорск муниципального образования «Юкагирский национальный наслег» Аллаиховского улуса (района); сел Октемцы и Чапаево муниципального образования «Октемский наслег»; село Сайылык муниципального образования «Мукучинский наслег» Кобяйского улуса (района); село Харыялах муниципального образования «Кебекенский наслег» Намского улуса (района), село Хорула муниципального образования «Хорулинский наслег» Нюрбинского района. 

Ирина РОМАНОВА