574

13 апреля 2018 в 14:15

Сразу и навсегда

Бывают люди, которые располагают к себе сразу и навсегда. Бывают артисты, талант которых цепляет твою душу прочным якорем. Тоже – сразу и навсегда. А уж если это все соединяется в одном человеке…

На днях, рискну предположить, нечто подобное пережили десятки якутян, которым посчастливилось увидеть и услышать лауреата международных конкурсов, певицу Анну Аверину (Москва), приехавшую в Якутск, чтобы принять участие в III фестивале «Доброе кино». Он уже традиционно проходит в пасхальные дни под эгидой Якутской епархии.
Соучредитель фестиваля, генеральный директор ООО СК «Главэнергострой» Сергей Немировский, обладающий уникальным даром находить и доставлять в Якутск не просто «звезд» мировой величины, но людей с особым внутренним светом, и на сей раз оказался верен себе. Когда после двухчасового концерта Анна Аверина прощалась со зрителями знаменитой «Padam, padam» Эдит Пиаф, зал провожал ее стоя…

О Севере
Накануне ее ненадолго отпустила слякотная в эту пору Москва, а всего спустя шесть часов плотный концертный график Анны Авериной переподчинил Якутск. Все по полной программе: открытие фестиваля «Доброе кино» в Якутской духовной семинарии, встречи со студентами АГИК и т.д. А вечером – благотворительный концерт «От романса до танго» во Дворце культуры им.Кулаковского. И голос – несмотря на шесть часов в воздухе и явно бессонную в дороге ночь – мощный, сочный, глубокий. Как будто не было ни перелета, ни смены часовых поясов…

– На фестиваль «Доброе кино» я приехала уже в третий раз, так что Якутск мне уже не чужой. В первый раз меня пригласили сюда три года назад – на первый кинофестиваль «Доброе кино», так что в какой-то мере и я стояла у его истоков.
Все выступления благотворительные. Некоторые удивляются: зачем тебе это -– бесплатно выступать? А я удивляюсь им: а как публика обо мне узнает? Я должна ездить, общаться с людьми, должна петь для них.
Тем более, что кинофестиваль познакомил с настоящими людьми. Один из них – его соучредитель Сергей Юрьевич Немировский, поддержка которого для каждого из нас очень ощутима. В свой прошлый приезд я спела только две песни на открытии фестиваля, а сегодня благодаря ему в Якутске состоялся мой концерт. И это правильно: артист должен быть артистом на сцене, а не за кулисами.
Ну, а потом Севера я вообще не боюсь – я в этих широтах выросла. Родилась в маленьком поселке, пригороде Архангельска. Там был лесозавод, где обрабатывают древесину. Так что родом я из самой настоящей архангельской глубинки. В мае вот планирую серию концертов в Архангельске, и один обязательно будет на моем родном лесозаводе…

О мечте
Во время концерта она то и дело повторяла, обращаясь к залу: «Если вы чего-то по-настоящему хотите и верите в себя, все у вас получится». Как оказалось, за этим – личный опыт преодоления обстоятельств, когда кажется, что все – вопреки…

– Я всегда хотела петь, но в то, что смогу запеть, не верил никто. В конце концов, лет в 13 записалась в вокальный кружок местного Дома пионеров. На занятиях у меня тряслось все: руки-ноги-голос. Но я упрямо на них ходила, хотя никто не верил в мою детскую мечту.
Моим первым педагогом по вокалу была Лидочка Любимова. Мне было 14, ей 23 и она мне казалась ну, очень взрослой, хотя сейчас понимаю, что она сама еще девчонкой была. Так вот когда спустя много лет мы встретились, она призналась: «Аня, в жизни не подумала бы, что ты станешь профессиональной певицей!»
А потом я поступила в музыкальное училище Архангельска. И Бог, вероятно, в награду за то, что упрямо верила в себя, сделал мне еще один подарок -– послал очень мудрого руководителя, Татьяну Андреевну Таротину. Я была девушка гордая. Мне казалось, что я уже все умею и учиться больше незачем. Но Татьяна Андреевна сумела найти какие-то правильные слова, чтобы вразумить меня, не ломая… С тех пор до самого ее ухода между нами всегда ощущалась какая-то незримая ниточка.
А после училища начала работать в Государственном академическом северном русском народном хоре и это была еще одна блестящая школа. До сих пор безумно благодарна этому коллективу за то, что он продолжает хранить и нести русскую певческую традицию.
И вот так, хотя поначалу никто мою детскую мечту не понимал, я шла по своей дороге, не сворачивая. Искала свои песни и искала своих людей. И Боженька мне помог: хороших людей в моей жизни всегда было больше.

– Сегодня у вас за плечами уже немало престижных залов, включая главную концертную площадку страны -– Кремлевский дворец. Значит, детская мечта – все, сбылась?
– Это действительно потрясающие ощущения, когда тебе аплодирует Большой зал Кремлевского дворца. А за спиной симфонический оркестр. А в зале – автор романса «Похмелье», именно его я там и исполняла. Но без мечты жить трудно, поэтому будем считать, что она осуществится тогда, когда в этом зале состоится мой сольник.

О романсе
Сегодня в ее репертуаре десятки народных песен, лирика советских композиторов и даже аргентинское танго! Но король ее концертных программ все-таки романс. Почему?

– Это один из способов сохранить русскую культуру. И до тех пор, пока есть певцы, которые поют в этом жанре, и авторы, которые работают в нем, романс должен жить. Кроме того, мне очень нравится музыка 30-40 годов прошлого века, это потрясающий культурный пласт.
12 лет назад я, молодая и дерзкая, пришла на конкурс исполнителей русского романса. Меня, эстрадную певицу, там никто не ждал. А я решила, что могу петь романсы. И так в это поверила, что Боженька вновь помог -– послал людей, которые их пишут. Один из них -– Михаил Машкуацан, наш бывший соотечественник, сегодня живет в Израиле. Кстати, его романс «Похмелье», который очень нравится слушателям, впервые исполнила как раз я – на Международном конкурсе «Большая романсиада» (Москва).

– Ваши слушатели в Москве и регионах – они разные?
– В столице на романсовые концерты чаще ходят пожилые люди. Хотя и 20– летние иногда признаются, что любят романсы.
Мешает несколько предвзятое отношение к этому жанру. У многих при упоминании о нем на ум тут же приходит некая дородная тетенька, которая высоким голосом поет алябьевского «Соловья»». А когда я начинаю петь старинные салонные или современные романсы, как сказал один товарищ, «человеческим голосом», то отклик зала совершенно другой…

– Романсы «Любовь и разлука», «Белая ночь», «Эх, душа моя», -– на ваших концертах звучит все, что вы любите?
– Да. Хотя я никогда не успеваю спеть все, что люблю. Мне есть, чем поделиться. Знаете, почему я пошла в музыкальное училище? Потому что хотела не работать с 9 до 18-00, а заниматься тем, что нравится. Так и вышло. Я не работаю – занимаюсь любимым делом.

О детях и Клавдии Шульженко
Успевая не только концертировать, но и преподавать в Московском государственном институте культуры, она считает особой миссией знакомить нынешних детей с тем, о чем они не знают практически ничего.

– На вашем концерте в Якутске было много детей, которые то уходили, то приходили …
– Я их не виню -– они уже другие. И то, что я делаю – для многих совершенно незнакомый музыкальный, культурный пласт. Они не готовы вот так вот взять и воспринять его. Но со сцены я тоже видела, что многие возвращались. Так что они молодцы – сегодня я их победила!

– Каждый концерт, как бой?
– Скорее, как пахота. Я стараюсь сеять «зерна» и лелею надежду, что какие-то все-таки прорастут.
В институте культуры я работаю со студентами 17-19 лет. Спрашиваю: «Клавдию Шульженко слушали? -– «Синий платочек»? Да. Не понравилось». Но я-то знаю, что слушают они очень поверхностно. Поэтому даю список из 10 песен, включая репертуар той же Клавдии Ивановны Шульженко, и предлагаю: «Давай, ты их послушаешь, и потом мы с тобой поговорим». На следующий урок ребенок приходит с этим списком, и я вижу, что три песни, где тот же «Синий платочек», помечены такими жирными галочками, а одна – даже двумя. И студент говорит: «Я хочу ее петь!»
Что это значит? Им просто не знаком этот культурный пласт. И если уж я работаю с ним, то, думаю, моя некая миссия – как-то его сохранить.

– Стоит ли ожидать ренессанса романса?
– А разве он уже не идет? Сегодня романсы поют даже поп-исполнители, например, Григорий Лепс. Валерия раз в два года дает большой романсовый концерт в Кремле. Молодежь обожает песни Николая Носкова. А это, по сути, тоже настоящий современный романс, только в иной аранжировке.

Об известности и «периферийности»
Говорят, что таланты рождаются в провинции, а вызревают в столице. В ее случае это именно так. А вот теперь уже она сама пытается донести до ребят и девчонок из разных уголков России, что путь к успеху может начинаться где угодно. Главное, не боятся идти.

– В рамках нынешнего фестиваля «Доброе кино» мы встречались в Якутске со студентами Арктического института культуры и искусства – будущими режиссерами и актерами. И вот сидят они зажатые, молчат… Так и молчали бы, наверное, если бы я не взяла инициативу в свои руки: «Вы думаете, мы такие успешные, потому что в Москве родились? Нет. Мы родом все из разных деревень!» И после этого пошел диалог – посыпались вопросы.
Когда я приехала в Москву 22 года назад, у меня тоже было ощущение своей периферийности, когда кажется, что ты хуже, чем те, кто родился в столице. Это не так! Но путь к успеху – это действительно трудная дорога, без характера и внутреннего стержня ее не пройти. Отнюдь не везде тебя, такого талантливого, будут встречать с распростертыми объятиями, и чтобы дойти до победного финиша, ты должен усвоить две вещи: во-первых, иметь свое мнение, а во-вторых, уметь его отстоять.