365

15 декабря 2017 в 15:48

«Заморским берегам предпочитаю дикий туризм»

Саргылана Михайлова - госслужащая, работает в Управлении ЗАГС РС(Я). В отличие от среднестатистического жителя нашей республики она вот уже четвертый год серьезно увлекается внутренним туризмом, причем диким, экстремальным. Ей, с виду хрупкой и миниатюрной в походных условиях приходится преодолевать такие сложности, что не всякий мужчина отважится.

— В какой момент ваше увлечение переросло в хобби? Расскажите, пожалуйста, про свой первый опыт серьезного похода.

— Первый мой серьезный поход состоялся в 2014 году. Это был сложный период в моей жизни, все навалилось разом: предательство близкого человека, проблемы со здоровьем, ремонт в новой квартире, написание диплома по второму высшему образованию. В общем, я поняла, что в отпуске мне нужно полностью перезагрузиться. Интерес к туризму у меня, видимо, был с детства. Папа был геологом, работал в Якутской поисково-съемочной экспедиции № 6 и объездил всю республику. Мама работала в геофизике. Жили мы в поселке Геологов, ныне улица Билибина. В школе над нами шефствовал трест «Якутскгеофизика», который организовывал выездные слеты в Булгунняхтах. Там нас учили навыкам ориентирования, преодолевать препятствия, вязать узлы, командной дисциплине и т.д. С экспедиций отец возвращался только осенью. Мы всегда ждали его возвращения: из большого брезентового рюкзака он доставал свои трофеи: камни, когти медведя, кедровые шишки… Особенно хорошо помню, как мы с братом залазили в папин спальник, расстеленный на полу прямо в квартире, спать в нем было необычно и почетно. По всему дому распространялся незабываемый запах костра и тайги. Видимо, все это отложилось в сознании и вылилось в увлечение спустя годы.

Первый поход был в район реки Восточная Хандыга Оймяконского улуса продолжительностью 20 дней. Это была тяжелая, но в то же время решающая поездка, после которой я раз и навсегда влюбилась в туризм. Последние четыре лета я провела в походах по Моме и Оймякону. Нынешним летом была участницей пеше-конного перехода: в течение 36 дней в любую погоду и непогоду, по болотам, кочкарникам, лугам, горам, озерам и рекам прошли 300 км. Я ничуть не жалею о том, что теплым заморским берегам предпочитаю северный дикий туризм. У наших туристов есть шутка: отдых в Якутии высочайшего класса в гостинице 1000 звезд, где «все выключено».

— Кто ваши путники? Как формируются группы?   

— Группы каждый год подбираются разные. Разработкой туров занимаются несколько турфирм. Они достаточно известны в своем круге. Есть круг лиц, так называемых бывалых туристов, с которыми постоянно встречаешься на том или ином маршруте. Два раза в год, летом на «Слете туристов» и зимой на «Фестивале туризма» они организовывают встречи, на которых и обсуждаются будущие маршруты, презентуются отчеты пройденных туров. Кроме того, есть энтузиасты-одиночки, которые, имея опыт за плечами, начинают делать свои несложные маршруты. Как правило, это максимально облегченные маршруты с минимальным снаряжением — обычным рюкзаком, палаткой и спальником, где не требуется покорять вершины, сплавляться, запрягать лошадей. Сложными  турами занимаются технически подкованные, опытные турфирмы, которые имеют неплохую материальную базу. За время своих походов, заметила, что туризмом занимаются либо молодые люди, еще не обремененные семьей, либо те, кому от 40 и выше лет. В одном из походов с нами была женщина 63 (!) лет. Очень много туристов сейчас приезжают из России, стран СНГ, зарубежья. Интерес к туризму в Якутии растет.

— Есть ли у вас какая-то определенная цель?

— Как таковой, наподобие покорения наивысшей точки мира, как у альпинистов, нет. Я не стремлюсь стать профессиональным туристом. Пока все на уровне хобби, увлечения. Конечно, мечтаю максимально открыть для себя Якутию. Благо в нашей республике есть множество интересных мест, нехоженых троп, которые ходить не переходить. В этом плане нам, якутянам, конечно, повезло. Может это и повлияло на нашу патриотичность. Смысл ехать куда-то, если к нам самим хотят приехать?! Но у меня открытые горизонты, в будущем есть желание посетить такие туристические мекки, как Кавказ, Алтай, Камчатка, Непал.

— С виду вы такая хрупкая, миниатюрная, как вам удается таскать на себе огромный рюкзак в человеческий рост? Как себя поддерживаете физически?

— Безусловно, физическая подготовка очень много значит в походах. Я бегаю с 2009 года. Человек, который решается пойти в большой поход, заранее готовится, испытывает свои силы и возможности в небольших походах. Многие думают, что туризм у нас возможен только летом, на самом деле он доступен круглогодично. Сейчас стало много интересных маршрутов вокруг Якутска, небольших, так называемых ПВД – походов выходного дня. Можно сходить на сопки в сторону Ус-Хатына, Кильдямцев, Птицефабрики, Табаги, Кангалассов. Дальними, но не продолжительными были походы в прошлом году по близлежащим улусам, в каждом из которых есть свои сакральные места. Также зимой ходили смотреть на замерзшие водопады вдоль Колымской трассы, побывали в Хангаласском улусе в пещерах, скалах, водопадах вдоль Лены, в Горном улусе — у священного древа Аал Луук Мас. Конечно эти места поражают воображение, от них исходит мощная энергетика. В январе будущего года планируется поход в сторону Кобяйского улуса.

— Вы бываете в диких, нехоженых местах. Насколько природа к вам благосклонна? Местные духи не тревожат, звери не попадаются в пути?

— У нас, у якутов, с детства заложена культура поклонения природе и это здорово. Где бы мы ни были, на всех знаковых местах, будь это границы районов, реки и озера, подножия гор мы всегда кормим местных духов, просим у них благословения. На природу едем с открытой душой, любовью. Мы ходим любоваться красотами, уединиться, слиться с природой, ни в коем случае не навредить. У туристов есть негласный закон – не мусорить на природе, никогда, ничего не выбрасывать, не оставлять после себя ни фантик, ни туалетную бумагу, ничего. Хорошо, что сейчас появились тушенки, сгущенки в пластиковых упаковках. Их можно сжечь на костре. Раньше приходилось сплющивать их и носить с собой.

В походе без приключений и форс-мажорных обстоятельств не обойтись. В первый же поход на Восточную Хандыгу мы встретились с медведем. Наша группа состояла исключительно из женщин. Нас было семеро, все разных возрастов и специальностей. Среди нас были врач, учитель, бухгалтер, представитель судебной власти, новички, в том числе я, и т.д. Так получилось, что первой медведя увидела я. Незадолго до этого мы прошли мимо свежих экскрементов, и потому были настороже, озирались вокруг. Как можно более спокойным тоном я сообщила девочкам о медведе. Он шел нам навстречу и находился буквально в 100 метрах от нас. Ситуацию разрулила наша инструктор-проводник Гуля, опытная, хладнокровная. Она скомандовала не паниковать и попытаться спугнуть зверя. Мы начали свистеть, стучать трекинговыми палками, кричать. Параллельно искали в рюкзаках фальшфейеры, единственное средство защиты, которое нам служило оружием. Все это время я не смотрела на медведя. Потом уже девушки рассказали, что медведь остановился, посмотрел на нас, постоял какое-то время, а после убежал в сторону. После этого случая я зареклась ходить в дикие места без оружия и мужчин. Все-таки вероятность риска большая, хотя обычно звери первыми без причин на людей не нападают. Они могут представлять опасность во время гона, защиты, сильного истощения или если медведица с детенышем. В лесу есть свои правила поведения, которые отпугивают зверей. Мы их и придерживаемся.

После трудного пути на свежем воздухе спится просто замечательно. Послевкусие приходит после окончания похода, в повседневной жизни, когда во снах возвращаешься в те места, где до тебя не ступала человеческая нога. Природа Якутии очень разнообразна и уникальна: у нас есть свои альпийские луга, африканские саванны, швейцарские озера, кавказские ущелья, живописные долины, афганские горы, каньоны, наледи, разноцветье лугов, полные поляны ягод.

— Как родные относятся к твоему увлечению?

— Увлечение туризмом началось, когда сын уже был студентом московского вуза. Сейчас он женат, заканчивает магистратуру по специальности юриспруденция в области IT- технологий. Одновременно работает в компании Google в Москве. Дочери 16 лет, учится в 10-й школе. Дети спокойно относятся к моему увлечению, понимают, что маме без этого будет некомфортно. Дочь иногда ходит со мной в несложные походы. Я считаю, что дети учатся на примере родителей. Моя мама была очень доброй, к сожалению, она рано ушла из жизни. Она никогда меня не ругала, не заставляла что-либо делать против моей воли. Была внимательной ко мне, готовой в любой момент выслушать, помочь, поддержать. Мне всегда хотелось быть похожей на нее, и, во многом благодаря ей, я сумела найти правильный путь воспитания и развития своих детей. Смотря на них, на их поведение, отношение к учебе, труду, жизни, на то, как они достигают целей, я понимаю, что они в правильном направлении, и это меня радует.

Татьяна ВАСИЛЬЕВА