43

13 ноября 2017 в 13:24

Быть ли охоте на Севере?

То, что охота на Севере является одним из основных видов традиционного природопользования, знает любой школьник. В России действуют ряд законов и нормативно-правовых актов, предписывающих особые права и привилегии представителям коренных малочисленных народов. Однако, как оказалось, многие льготы и приоритеты «в жизни» не работают. Участники «круглого стола» «Актуальные вопросы сохранения и развития охоты как вида традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера», проведенного профильным комитетом по вопросам коренных малочисленных народов Севера и делам Арктики под председательством народного депутата Елены Голомаревой, разбирались в правовых коллизиях законодательства.

Пробелы законотворчества
В Земельном кодексе РФ не нашли отражения положения, гарантирующие особые условия землепользования для КМНС, Сибири и Дальнего Востока РФ, из перечня особо охраняемых природных территорий исключены территории традиционного природопользования, в Лесном кодексе РФ отсутствуют меры и механизмы реализации обеспечения защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни.
В соответствии со ст.19 ФЗ об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов (209-ФЗ) «традиционная охота» «осуществляется свободно» (без каких-либо разрешений) в объеме добычи охотничьих ресурсов, необходимых для удовлетворения личного потребления. При этом действующая редакция закона не содержит положений, обеспечивающих доступ этих лиц в закрепленные охотничьи угодья для осуществления данного вида охоты, а термин «для удовлетворения личного потребления» противоречит термину «для удовлетворения личных нужд», используемому в Налоговом кодексе РФ при определении лимитов добычи объектов животного мира и водных биологических ресурсов. Законодательством не раскрыты понятия «для личного потребления» и порядок определения объема добычи охотничьих ресурсов, необходимых для личных нужд.
Во-вторых, отсутствуют четкие критерии и условия, а также перечень документов, подтверждающие права представителей малочисленных народов на отнесение к льготной категории. Ввиду этого на данный момент отсутствуют правовые основания для отметки в охотбилете: «Охота в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности осуществляется свободно в объеме добычи охотресурсов, необходимых для удовлетворения личного потребления».
В третьих, в связи с принятием постановления Правительства «О ставках платы за единицу площади охотугодья при заключении охотхозяйственных соглашений без проведения аукциона на право заключения охотхозяйственных соглашений» проведение внутрихозяйственного охотустройства в закрепленных охотничьих угодьях обеспечивается лицами за счет собственных средств. Общая площадь охотугодий КМНС в Якутии составляет более 70 млн га. При средней цене 1,0 рублей за 1 га общая стоимость охотустроительных работ составит примерно 70 млн рублей. Понятное дело, что общины коренных малочисленных народов, их СХПК не располагают соответствующими средствами.

Как быть?
Спикер Ил Тумэна Александр Жирков на общем собрании Парламентской Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье» 4 октября 2017 года поднял проблемный вопрос региона – установление порядка утверждения перечня мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера Российской Федерации. Александр Жирков подчеркнул, что отсутствие регламентации порядка утверждения Правительством Российской Федерации перечня мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера Российской Федерации влечет за собой ограничение прав коренных малочисленных народов Севера в связи с не включением в указанный перечень отдельных территорий, где проживают эти народы. «Такие территории остаются за пределами сферы действия федерального законодательства о защите исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов коренных малочисленных народов Севера Российской Федерации», — отметил он.
Первый вице-президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера Вячеслав Шадрин предложил рассмотреть вопрос предоставления коренным малочисленным народам Севера охотничьих угодий, находящихся в границах действующих территорий традиционного природопользования, без проведения аукциона и освободить родовые общины коренных малочисленных народов от единовременных выплат при заключении охотхозяйственных соглашений, арендных платежей при охотустройстве.
Кроме того, Шадрин указал на необходимость принятия республиканских нормативно-правовых актов, чтобы конкретизировать действующее законодательство об охоте. «До сих пор нет четкого определения в законе понятия «личное потребление». Соответственно, не известны и его объемы. По законодательству не запрещено для личного потребления вести охоту на территориях уже закрепленных охотугодий. Однако эти нормы также нигде не прописаны. Нам необходимо самим регулировать эти моменты», — сказал он. Также Вячеслав Иванович сказал о необходимости расширить перечень видов традиционной хозяйственной деятельности. «В качестве перспективы развития в перечень можно было бы добавить туризм. Он может быть разный. Я знаю, что в некоторых районах и на территориях КМНС успешно реализуется трофейный туризм. Но ни общины, ни сами представители коренных народов не имеют к нему никакого отношения», — сказал он.
О необходимости принятия собственного закона, защищающего и представляющего интересы коренных народов, высказалась глава кочевой семейной родовой общины имени П.Е. Погодаева Мария Погодаева. «Каждый раз нас ставят перед фактом. О необходимости вносить плату за охотустройство, охотхозяйственных соглашений я узнала на днях. Другие общины еще не в курсе. Они надеются на свои лицензии. Но я знаю, что из-за дороговизны платы в Амурской области, Приморском крае многие общины уходят со своих территорий. Как бы нас не настигла эта участь. Поэтому вопрос о принятии республиканского закона необходимо решать», — сказала она.
Глава национального наслега Анамы Алданского района Геннадий Миронов: «Единовременная выплата для коренных народов, конечно, неподъемное обременение. В Алданском районе закреплено 12,5 млн га за охотхозяйствами 36 родовых общин. Без господдержки мы не сможем расплатиться. Думаю, необходимо искать пути субсидирования выплат, возмещения затрат».
Председатель постоянного комитета Ил Тумэна по вопросам коренных малочисленных народов Севера и делам Арктики Елена Голомарева, обращаясь к участникам «круглого стола» подчеркнула, что вопрос сохранения и развития охоты коренных малочисленных народов Севера сегодня стоит достаточно остро и требует серьезных совместных действий. Несмотря на сложный бюджет, Минфину, по мере возможности, необходимо изыскать средства на субсидирование выплат. Правительству Якутии, Ассоциации КМНС, госкомитету по делам Арктики, уполномоченному по делам КМНС и другим заинтересованным лицам необходимо консолидироваться вокруг защиты прав и законных интересов людей, населяющих территории традиционного природопользования. Депутат подчеркнула, что необходимо защитить наши территории традиционного природопользования от усугубляющихся вопросов земельных отношений и не допускать исчезновения родовых общин.


В настоящее время в Якутии официально зарегистрировано 148 родовых общин. Из них 13 общин ведут деятельность на территориях, не входящих в Перечень согласно распоряжению Правительства РФ № 631-р. Всего в Якутии проживает около 40 тысяч КМНС, к ним относятся 5 этносов.