507

03 февраля 2017 в 15:21

Как живешь, глубинка?

В состав Кировского национального эвенского наслега Кобяйского улуса входят два населенных пункта: Сегян-Кюель и Батамай. Они расположены вдали друг от друга – в 90 км, да и природные условия сильно разнятся. Поэтому занятия и проблемы населения были разными. В советское время в Сегян-Кюеле, в основном, занимались животноводством, оленеводством и охотпромыслом, а в Батамае разводили серебристо-черных лисиц и рыбачили.

Проблемы схожи
«Проблемы сегодняшнего дня, трудности рыночных отношений сравняли жизни всех, в обоих селах нет более-менее крупных производственных предприятий. В основном, население занято работой в бюджетных организациях, сфере ЖКХ, энергетики. Исключение составляют индивидуальные предприниматели и владельцы личных подсобных хозяйств», – рассказывает замглавы администрации наслега Варвара Гуляева.
Хоть село нельзя назвать депрессивным, однако проблемы есть. Проблемы небольших отдаленных сел, как правило, схожи: безработица, убыль населения, упадок сельского хозяйства, транспортная удаленность.

Эх, дороги
Из-за отсутствия круглогодичной дороги грузы перевозятся только в период автозимника, который открыт с декабря до середины апреля. Путь до Сегян-Кюеля неблизкий и не самый комфортный, и поэтому местные жители ездят в город только по большой необходимости. Стоимость проезда в одну сторону – 2,5 тысячи, летом с территории Намского района курсируют моторные лодки. Цена проезда – 5 тысяч рублей.
«Дороги – наша основная головная боль. В период распутицы бывает, что из-за отсутствия дороги не завозятся жизненно важные продукты питания», – рассказывает Варвара Гуляева. К слову, в наслеге работают четыре индивидуальных предпринимателя, которые торгуют продуктами питания. В конце апреля, рассказывает Варвара Гуляева, автомашина «Урал» местного предпринимателя, следовавшая из Якутска, провалилась под лед, когда пересекала озеро недалеко от села. Автомашина перевозила продукты и наличные на сумму 500 тысяч рублей. Позднее, по словам местных жителей, с помощью водолазов наличные удалось поднять, а сам автомобиль, несмотря на попытки буксировки, до сих пор находится на дне озера.
Местные жители винят в ухудшении дороги канадскую компанию «Прогноз», реализующей инвестиционный проект по добыче серебра в Кобяйском районе Якутии, которая своими транспортными средствами разбила автодорогу «Себян». Как рассказали в администрации наслега, техника АО «Прогноз» перевезла около 7 тысяч тонн грузов. И конечно, дорога не выдержала такого потока большегрузов, образовались колеи глубиной в метр, а то и больше. В некоторых местах образовалась эрозия почвы из-за оттайки, овраги появились шириной в два метра.
Осенью постарались убрать колейность, но она осталась, по большому счету. Легковые машины не могут ездить, но «УАЗы» более или менее проезжают. «Наш наслег не против работы «Прогноза», но они должны вложиться и отремонтировать дорогу. Вот смотрите, мы за год перевозим около 800 тонн на нужды сел, а они – 7 тысяч тонн», – отмечает Варвара Гуляева.

Как спасти сельское хозяйство?
Некогда развитое сельское хозяйство, на котором держался наслег, сейчас пришло в упадок. В наслеге действует всего одно крестьянское хозяйство (глава Готовцев Семен Семенович), которое на участке Ыал Усук содержит 40 голов крупного рогатого скота. Общая численность коров упала до 80 голов, лошадей – до 120.
«Конечно, ребята стараются, работают. Однако из-за бездорожья, нехватки рабочих рук испытывают определенные трудности в реализации своей продукции и не могут рассчитывать на расширение производства», – делится мнением Варвара Гуляева.
Глава родовой общины «Болгит» Петр Соловьев вспоминает о временах, когда сегянцы гордились развитым оленеводством. По его мнению, в Сегян-Кюеле есть все предпосылки для развития отрасли: «Я лично хотел бы заниматься оленеводством, однако людей, готовых все бросить и уехать в тайгу и смотреть за оленями, практически нет».
Сейчас община объединяет кадровых охотников и охотников-любителей. Петр Ильич, получив медицинское образование, работал в родном наслеге зубным техником. Однако его основная страсть – охота. Он с радостью рассказывает об охоте на медведя, лося, которых особенно много в этих краях, сидя в охотничьей избушке в предгорье, где берет начало Верхоянский хребет.
Добираться до базы минут 20-30 на буранах – без них в Сегян-Кюеле никак. Путь пролегает через горную реку Тумара, которая и зимой не замерзает. Время от времени наши бураны буксуют, оказываясь в водяном плену из-за наледей.
«В этом году снега выпало мало, и бураны не могут ездить далеко, часто ломаются. А хорошая охота, конечно, возможна только вдали от села», – ностальгирует Петр Ильич. Он считает, что кадровым охотникам нужна особая поддержка, в том числе и льготы при выходе на пенсию, освобождение от части налогов. И я думаю, что это было бы правильно, так как работа не из легких, сопряженная с опасностями.

Детский сад-«полуфабрикат»
История с детским садом села Сегян-Кюель, сданного в 2015 году и закрытого после нескольких месяцев эксплуатации, стала предметом внимания со стороны федеральных властей. В апреле 2016 года межведомственная комиссия с участием активистов ОНФ выяснила, что в проекте здания не были учтены особенности местных грунтов, и это привело к ошибкам при возведении объекта. В настоящее время проведены работы по укреплению фундамента здания, но сам детский сад «заморожен». Напомним, объект вошел в реестр «строительных полуфабрикатов» ОНФ, который находится на особом контроле федеральных властей.
О ситуации с дошкольным учреждением рассказала заведующая детсадом Анна Иванова:
– Новое здание детсада на 35 мест через четыре месяца после сдачи в эксплуатацию стало аварийным из-за многочисленных трещин несущих и внутренних стен. Возникла угроза обрушения. Из-за реальной опасности для здоровья и жизни детей детский сад пришлось закрыть. Наших маленьких воспитанников мы были вынуждены разместить в двух старых приспособленных помещениях.
В строительстве принимали участие несколько подрядчиков. Когда был праздник, все ратовали, произносили речи о том, что принимали участие в строительстве. Когда начались проблемы, никого из них не осталось. Хотелось бы выразить благодарность спикеру Ил Тумэна Александру Жиркову, народным депутатам Александру Уарову, Александру Ноговицину, депутатам прошлого созыва Афанасию Софронееву, Семену Олесову, без помощи которых не началось бы строительство детского сада.
Анна Иванова надеется, что администрация Кобяйского улуса выделит средства на ремонт здания, и наконец, эпопея закончится. Из-за этой истории коллектив детского сада переезжал четыре раза. «А в коллективе одни женщины. Я не знаю, как выдерживают мои сотрудники, да и дети скучали, плакали, хотели обратно в новый садик», – рассказывает Анна Иванова.
Еще одна мечта работников детсада – появление детской площадки у нового здания. Это очень проблемный вопрос, опять же связанный с трудностями финансирования.

Перспективы есть
Однако нельзя говорить, что все плохо. В этом году в селе введен в строй благоустроенный дом для молодых специалистов по линии программы «2000 добрых дел». В рамках Года благоустройства наслег выиграл грант в размере 4,5 млн рублей. «Проведена большая работа по озелению улиц. Посадили саженцы акации, яблони, боярышника, рябины и черемухи. Првоеден конкурс «Лучший двор», завершили работы по освещению улиц. Самым главным достижением стало обустройство поселковых улиц в Сегян-Кюеле. Раньше на улицах даже буксовали трактора, теперь могут свободно ездить даже легковые автомобили», – рассказывает Варвара Гуляева. В администрации надеются на возрождение сельского хозяйства, развитие местных производств, стимул для развития которых даст ремонт дороги.

Дмитрий ОСИПОВ,
Якутск – Сегян-Кюель – Якутск.
Фото автора.