319

02 октября 2015 в 10:48

Право иметь права

У ментальных инвалидов может появиться второй опекун В сентябре в Госдуму РФ был внесен законопроект, благодаря которому многие обитатели психоневрологических интернатов смогут почувствовать себя более защищенными. Даже если никогда не смогут понять, о чем там идет речь.

Недавнее ЧП в одном из детских интернатов Иркутска, где воспитатель избила 10-летнего мальчика так, что на его исполосованную спину невозможно было смотреть без слез, всколыхнуло всю страну. Вновь заговорили о том, что случайных людей в социальных учреждениях быть не должно. Что контроль за интернатами, где живут самые беспомощные — дети и недееспособные люди, полностью зависящие от тех, кто за ними ухаживает, должен быть ужесточен.

На этом фоне проект федерального закона  «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях повышения гарантий реализации прав и свобод недееспособных и не полностью дееспособных граждан», подготовленный в Совете Федерации РФ и уже внесенный в Госдуму РФ, появился, надо думать, как нельзя кстати. Потому что у этих людей появился шанс обрести дополнительную защиту и поддержку.

В чем же состоит главное зерно новации? В том, что законопроект предлагает ввести в России систему смешанного опекунства. Это значит, что опекуном недееспособного человека теперь может быть не одно лицо, а несколько: кто-то из родных, знакомых и даже волонтеры.

Сегодня, когда признанный недееспособным инвалид попадает, к примеру, в психоневрологический интернат, его официальным опекуном по суду становится интернат. А точнее, директор этого самого интерната. Отныне только он вправе решать все, что связано с судьбой этого инвалида. Он и только он, к примеру, знает, на что инвалид может потратить свои деньги, стоит ли ему ездить на побывку к родным и т.д.

Думаю, что большинство руководителей и сотрудников таких интернатов люди порядочные (во всяком случае, в это хочется верить) и честно исполняющие свой долг по отношению к тем, за кого отвечают. Вот только как показывает жизнь, интернат как опекун зачастую просто не в состоянии сделать нечто большее для того, чтобы качественно изменить жизнь своих подопечных. То, что сегодня все чаще делают волонтеры.

…Социальные сети в последние годы буквально пестрят историями людей, которые получили второй шанс после того, как в их жизнь вошли волонтеры. Для кого-то они собирают деньги на сложную операцию за рубежом и она полностью меняет жизнь человека. Кому-то с их помощью удается отменить основной диагноз (а значит, и условия пребывания). А для кого-то просто раздвигаются рамки привычного мира.

Пока волонтерское движение в этой сфере активно развернулось в основном в крупных российских городах. Но можно не сомневаться, со временем в эту орбиту будут включены все регионы. Так что уже внесенный в Госдуму РФ законопроект создан как бы с прицелом на будущее. Ведь он фактически уравнивает в праве распоряжаться судьбой инвалида не только представителей интернатов, но и тех, кто к этому доселе допущен фактически не был. Он усиливает контроль за действиями официальных опекунов. А заодно и делает этот процесс как бы более открытым.
13_20151002080210_15532
Впрочем, как считают специалисты, у нового законопроекта могут быть и достаточно серьезные «побочные эффекты». И в их числе они называют возможные конфликты между опекунами инвалида. Именно о такой опасности говорила и руководитель Департамента социального обслуживания населения Министерства труда и социального развития РС(Я) Алена Амвросьева.

— Мы обсудил и этот законопроект с руководителями наших интернатов, где живут такие люди, и могу сказать, что мнения директоров разошлись. Одни его поддерживают. Другие считают, что появление вторых опекунов у их подопечных может привести к гиперопеке, — рассказывала она. — Сегодня опекунами тех людей, которые живут в психоневрологических домах-интернатах, являются эти учреждения в лице их директоров. И если появятся вторые опекуны (родственники, знакомые и т.д.), то не исключены конфликты…

Одна из возможных причин столкновений интересов — это финансы.

— С 1 января 2015 года в силу вступил Федеральный закон №442 «Об основах социального обслуживания граждан РФ». И если раньше недееспособные люди, живущие в интернатах, вносили плату за предоставление услуг стационара в размере 100% своей пенсии, то сегодня эта плата составляет 75% совокупного дохода этого человека. Независимо от того, дееспособен он или нет. Это значит, что 25% совокупного дохода инвалида остаются ему. И уже пошли ходоки! В интернаты приходят родственники, просят директора, чтобы эти деньги отдавали им, — рассказывала Алена Анатольевна.

Другими словами, работники социальной службы опасаются, что роль вторых опекунов недееспособного гражданина могут захотеть примерить на себя люди не совсем порядочные. А то и такие, которых к инвалиду близко подпускать нельзя. И, честно говоря, тут не согласиться с ними сложно.

Вместе с этим невозможно было не спросить представителей социальных служб, не объясняется ли настороженность некоторых директоров интернатов банальным нежеланием впускать на свою территорию «чужаков».

— Не могу с этим согласиться, — сказала Алена Амвросьева. — Эта система не настолько закрыта, как может кому-то показаться. Ведь при всех наших домах-интернатах, и психоневрологических в том числе, созданы и действуют попечительские советы, которые как раз и призваны защищать право недееспособных обитателей интернатов. Кстати, в их составе представители исключительно сторонних организаций. Работники самого ПНДИ членами совета не могут быть.

Пока, сообщила Алена Анатольевна, волонтеры в ПНДИ — явление в Якутии редкое. «В основном они участвуют у нас в надомных услугах, в «Школе третьего возраста», ведут компьютерные классы для пожилых, проводят для них различные курсы и т.д.», — сказала она. Однако можно не сомневаться: креативная молодежь когда-нибудь освоит и эту нишу.

В целом в республиканском министерстве к идее второго опекунства отнеслись положительно. Но настаивают: подбор и контроль в этом случае обязаны быть предельно жесткими. Только так, вероятно, удастся отсеять потенциальных мошенников, охочих до чужих квартир и денег, еще на стадии оформления документов. И в то же время дать возможность помогать инвалидам тем, кто делать это хочет, а главное, может…

Мнение

Светлана Кузнецова, директор Мохсоголлохского психоневрологического интерната:
— Боюсь, что между двумя опекунами конфликтов будет не избежать. Собственно, они уже начали возникать сейчас, когда после принятия федерального закона №442 изменилась схема платы за содержание инвалида в стационаре. Раньше на это шло 100% их пенсий, сейчас — 75%. Остальное поступает на их счета, которые мы для них специально открыли. И уже сегодня у нас есть люди, у которых на сберкнижке миллион рублей.

Так вот ко мне приходят родственники инвалидов и просят, чтобы я им отдавала их накопления. Спрашиваю: «Зачем?» Они отвечают, что внуки учатся, нужно платить за их обучение и т.д.

Но все дело в том, что когда инвалиды поступают к нам в интернат, а у нас живут пациенты, страдающие шизофренией и т.д., то родственники теряют опекунство. Опекуном являюсь я как директор интерната. И я же несу полную ответственность за сохранность денег инвалида, за то, чтобы там все было предельно прозрачно. В этих вопросах я очень строга. Особенно настойчивым родственникам всегда предлагаю: если вам так нужны деньги, забирайте инвалида домой… Нет!

Но с родственниками еще можно разобраться. А вот с волонтерами — не знаю… Для того чтобы человек со стороны стал вторым опекуном инвалида, он должен хорошо знать всю нашу систему.

Например, у меня есть больной, который хочет велосипед. Деньги у него есть. Но он недееспособен, то есть ездить на нем он не сможет. А волонтер, если станет вторым опекуном, скажет: вы нарушаете его права.

Кроме того, этот велосипед я еще должна так сохранить, чтобы потом прокуратура не привлекла меня за его порчу или пропажу. Хотя инвалид ведь может не только велосипед разбить, но и сам разбиться. То есть куда ни копни, натыкаешься на массу специфических нюансов. Вот почему заниматься этими вопросами, считаю, должны специалисты.

Да, интернатов в России много и все они разные. И за больными везде по-разному ухаживают. Может быть, новый закон — это хорошо в плане контроля за тем, как содержат инвалидов. Это позволит ужесточить контроль. В любом случае, действия всех опекунов должны контролировать органы опеки и прокуратура. Меня, например, как опекуна контролируют они, и если они мне что-то не разрешают, то я это сделать уже не могу.
В любом случае, опекуна назначает суд. А значит, опекун не может появиться с улицы, просто потому, что кто-то решил им стать. Это должен быть человек, который хорошо разбирается в системе социального обеспечения. Впрочем, не думаю, что второй опекун — это будет массовым явлением. Вряд ли их будет много…

Справка

В Якутии действуют 22 стационарных учреждения социального обслуживания: 16 домов-интернатов для престарелых и инвалидов общего типа, 5 психоневрологических интернатов и один дом-интернат для умственно отсталых детей. В психоневрологических домах-интернатах из 1076 проживающих 865 человек признаны недееспособными (80% общего количества их обитателей).