379

13 октября 2017 16:08

Не профессия, а состояние души!

Тяжелейшие менингиты и последствия внутриутробных асфиксий, разнообразные пороки развития и вес меньше килограмма… Вот каких пациентов уже 50 лет приходится выхаживать неонатологам Якутии, каждый день отвоевывая у смерти жизнь, которая едва началась.

Впервые в истории
Человек к хорошему привыкает быстро. А потому тем, кому сейчас едва за 30-ть, сложно представить, каково это – выхаживать недоношенного ребенка без кювезов, инкубаторов и сурфактантов. Но именно так – с нуля! – рождалась неонатология Якутии, когда в октябре 1967 года на базе Детской республиканской больницы открылось первая в истории якутской медицины специализированная служба для лечения больных младенцев – отделение патологии новорожденных.
– Для того времени это был прорыв! – говорит врач-неонатолог отделения реанимации новорожденных ЯГКБ Наталья Сосина. – Ведь до середины 60-ых годов по сложившейся практике если новорожденный рождался больным, то лечили его там же, в роддоме. Но у роддома задачи свои, отчего возможности для выхаживания таких деток были весьма ограничены, а их смертность высока. Ситуация начала меняться в октябре 1967-го, когда в республике открылось первое специализированное отделение на 20 коек…

Грелка вместо инкубатора
…Принимать – а по сути, поднимать! – его пришлось молодой выпускнице Свердловского медицинского института Рите Семеновне Гавриловой. Фактически в одиночку и надеясь, по сути, только на себя: свои знания, интуицию, опыт.
— Никакого особого оборудования в отделении не было: механические весы, многоразовые шприцы, стерилизатор, сухожаровой шкаф, – рассказывает Наталья Сосина. – За неимением инкубаторов младенцев выхаживали на теплых грелках. Кислород подавали из огромного баллона, который сами же затаскивали на второй этаж…
Методов визуализации – никаких: ни УЗИ, ни МРТ, ни, разумеется, компьютерной томографии. В распоряжении врача – лишь стандартный клинический минимум анализов да рентген.
Дети, между тем, поступали тяжелейшие, в основном, с инфекционной патологией: пневмонии, сепсис, менингит, остеомиелит, пороки сердца и т.д. С 1982 года здесь начали выхаживать и глубоко недоношенных детей, хотя никакого технического оснащения не было.

Курс – на создание службы
Однако даже в таких условиях Рите Семеновне и ее коллегам – спустя какое-то время в отделение пришли микропедиатры Роза Григорьевна Павлова, Нина Павловна Афанасьева, Мира Васильевна Иванова, Татьяна Владимировна Гуляева – удалось невозможное: «кривую» младенческой смертности они повернули вниз.
Как?
– Это были энтузиасты, которые ради спасения малыша шли на все. Использовали все доступные на тот момент лечебные методики. Не отходили от больных сутками, забывая о собственных семьях, – вспоминает Наталья Титовна.
Да, их возможности были очень ограничены. Например, когда поступал ребенок с гнойным менингитом, в распоряжении врачей имелся один метод постановки диагноза – пункция спинномозгового канала. Пункциями же приходилось контролировать и ход лечения… Но не имея многого в техническом плане, они восполняли это исключительной интуицией врачей-клиницистов, умением скрупулезно собирать анамнез и мыслить логически, а еще самоотверженно тратить на больного столько времени, сколько надо. Этим всегда славилась отечественная медицина.
Но главное, что удалось сделать Р.С. Гавриловой, заведовавшей отделением 22 года, – это положить начало созданию неонатологической помощи в районах Якутии. Системными стали контакты и с ведущими профильными клиниками СССР. Туда будут направлять деток, которым не могли тогда помочь в Якутске: с врожденными пороками сердца, окклюзионной гидроцефалией и т.д.

Неонатология Якутии и ее герои
Неонатолог – это не профессия, а состояние души. И потому, что твой пациент не в состоянии пожаловаться, и потому, что динамика его болезни меняется ежечасно. И оттого, что в этом возрасте специфично все: от размера органа до скорости протекания физиологических процессов.
Вот почему остаются в неонатологии люди особые: скрупулезные, педантичные, терпеливые… Те, кто понимает: скорой отдачи не будет. Но тем ценнее результат! Когда, например, благодарные мамы потом приводят уже выросших чад, а доктора не могут поверить, что это упитанное чудо с косичками когда-то весило меньше килограмма и с трудом цеплялось за жизнь…
А еще неонатология Якутии богата на харизматичных людей. Когда в 1989 году отделение возглавила Надежда Иннокентьевна Винокурова, неонатологи наконец освоят УЗИ, а она, единственная в республике, впервые начнет проводить младенцам нейросонографию и эхокардиографию.
А когда в 1990-м в отделение пришла Наталья Титовна Сосина (затем она его возглавит), в службе начнется внедрение технологических методов выхаживания. В 1995-м – впервые! –здесь получат партию неонатального оборудования: инкубатор, дыхательную аппаратуру, пульсиметры, большой кардиомонитор. Тогда же, благодаря стараниям Натальи Сосиной, открылась отдельная палата интенсивной терапии с круглосуточным постом неонатолога.
Невозможно сосчитать, сколько детей прошли за эти годы через руки докторов Елены Анатольевны Никифоровой, Анисии Ильиничны Яковлевой, Туяры Юрьевны Протопоповой, Елены Прокопьевны Сивцевой, Натальи Геннадьевны Тарасовой и многих других. Тех, кто у кроваток больных времени проводит куда больше, чем дома.
Легендарны и медсестры службы. Первая старшая медсестра отделения Августа Николаевна Николаева проработает в нем 30 лет, воспитав целую плеяду замечательных медсестер. А Капитолина Георгиевна Романова, которая пришла процедурной медсестрой в 1968 году, на посту и сейчас. Легким рукам ее и ее коллег Евдокии Аполлоновны Гоголевой, Ирины Прокопьевны Максимовой, Нюргустаны Пудовны Крыловой, Светланы Петровны Готовцевой могли бы позавидовать ювелиры. Ведь попасть в венку новорожденного – это высший пилотаж сестринского дела.

Было, есть и будет
То, какой путь прошла за полвека неонатология республики, можно понять, если сравнить то, что есть, с тем, как было.
— К примеру, в 70-80-ых очень сложно было спасать деток, у которых развивалась гидроцефалия после кровоизлияния. Шунтирование в Якутске тогда не делали. Сегодня эту проблему нейрохирурги Педиатрического центра устраняют в считанные дни, – говорит Наталья Сосина.
Но главное, что бесценный опыт, который был получен в 60-80-ых годах, стал базой для открытия в 1998-м трех специализированных неонатальных отделений в только что открывшемся Центре охраны материнства и детства: инфекционного, выхаживания недоношенных детей и патологии новорожденных.
Вкупе с высокими технологиями этот опыт позволяет добиваться того, о чем в 1967-м невозможно было мечтать.
— Сегодня, к примеру, в отделении патологии новорожденных Перинатального центра РБ№1-НЦМ уже в первые сутки ребенку делают УЗИ, компьютерную томографию, и если не могут помочь сами, то практически уже на следующий день малыш получает вызов на операцию в одну из центральных клиник, – рассказывает Наталья Сосина. – Впрочем, все чаще помощь удается оказывать на месте.
В том числе, в районах! Сегодня неонатологи есть в каждом из них, а в Нерюнгри, к примеру, они на посту круглые сутки. Ну, а в скором времени республиканская неонатологическая служба отметит новое незаурядное событие – в Якутске откроется Перинатальный центр.
И это значит, что возможностей для снижения младенческой смертности и выхаживания новорожденных у тех, кто, порою сутками не отходит от кроваток своих крошечных пациентов, станет еще больше…

Штрихи к портрету

Первого неонатолога Якутии Риту Семеновну Гаврилову считают своим учителем практически все ее нынешние коллеги. Поучиться у нее, и впрямь, было чему.
Когда она делала обход, к ней невозможно было обратиться ни с одним посторонним вопросом – она ни на что не отвлекалась. «Пока всех новорожденных не осмотрит, не примет решение по каждому, к ней лучше не подходи», — вспоминают врачи.

При этом каждого новорожденного за день смотреть надо несколько раз, потому что его состояние может за час измениться кардинально. Бдительность и ответственность, – эти качества она считала обязательными для любого неонатолога.