53

01 ноября 2018 в 16:25

«Вел переговоры с фирмами Японии и США…»

Прямой, открытый взгляд, одухотворенное лицо. Такое ощущение, что он смотрит не на фотографа, а в далекое будущее, и уже знает, через что предстоит пройти… Молодой человек, сидящий в первом ряду восьмым слева – Роман Оросин. Несмотря на молодость, а здесь ему всего 20 лет, Роман был одним из девяти делегатов, представлявших Ботурусский улус на Якутском областном инородческом съезде 1912 года, причем, надо отметить, он являлся одним из активных его участников. В первый день работы съезда Роман Оросин, вместе со своими известными земляками А.Е. Кулаковским и П.И. Слепцовым, открытым голосованием был избран в секретариат съезда…

Роман Иванович Оросин с братом Петром Ивановичем Оросиным.

Именно Роман Оросин в ходе работы съезда предложил внести в повестку вопрос об открытии в Якутске учительской семинарии. Историк Семен Ковлеков в своей книге «В.В. Никифоров и съезд якутов 1912 года» отмечает: «Свое соображение он обосновал тем, что в улусных школах учителями часто работают случайные люди, что стремление якутов дать образование своим детям с каждым годом усиливается, благодаря чему открываются все новые и новые школы». Последовавшая за этим информация председателя съезда В.В. Никифорова о том, что этот вопрос уже находится в стадии решения, так же, как и предложение Романа Оросина, встретила единодушное одобрение участников.
И действительно, через два года,16 сентября 1914 года, в Якутске была открыта учительская семинария. «Тогда успешно сдали вступительные экзамены 31 человек, среди которых были выпускники четырехклассного городского училища, в том числе П.А. Ойунский. Учительская семинария впоследствии переименовывалась в педагогический техникум, затем в педучилище. Это учебное заведение являлось кузницей кадров для республики и сыграло неоценимую роль в культурном возрождении якутского народа», — отмечает историк.
Роман Иванович Оросин родился в 1892 году в I Игидейском наслеге Ботурусского улуса в состоятельной семье, которая относилась к знаменитому, богатому роду Оросиных. Его дед – известный купец Николай Васильевич Оросин, имевший, по преданиям, 700 голов скота. Отец, Иван Николаевич Оросин, был образованным человеком — учился в прогимназии, избирался в наслеге князем, был близким другом и помощником известного фольклориста, этнографа, академика Э.К. Пекарского, принимал самое активное участие в сборе материалов для его «Словаря якутского языка». Кроме этого, Иван Николаевич на протяжении нескольких лет собирал для Якутского краеведческого музея старинную утварь, предметы быта, а также интересовался рассказами, историями, загадками народа саха. А мать Романа, Мария Дмитриевна Оросина (урожденная Николаева), как отмечает известный краевед Егор Андросов в своей книге «Оруоһуттар» (Якутск, 2000 г.), считалась самой образованной из всех невесток Оросиных.
С давних пор знаменитому роду Оросиных принадлежали лучшие земли, многочисленные стада лошадей и скота. «Они прославились не только большим богатством, но и отличались остроумием, широким кругозором и глубоким взглядом на жизнь, и потому из Оросиных вышли главы наслегов, улуса», — пишет в своей статье «Судьба и просветительская деятельность братьев Оросиных» в книге «Художественное наследие А.И. Софронова – Алампа в контексте российского просветительства» (2014 г.) сотрудник ИГИ и ПМНС СО РАН Н.А. Оросина, которая является прямым потомком Оросиных. Автор подчеркивает, что представители их рода занимали особое место в распространении культуры, письменности и образования в Якутии.
У Ивана Николаевича и Марии Дмитриевны родились шестеро детей – Роман, Петр, Мавра, Елена I, Елена II и Павла. Роман был старшим сыном Ивана Николаевича. Исследователь Николай Слепцов (журнал «Күрүлгэн», 2012, № 5) пишет, что грамоту Роман постигал в школе известного политссыльного В.М. Ионова, а краевед Егор Андросов придерживается мнения, что он начинал учиться в Баягинской школе, а затем продолжил свое образование в Якутском реальном училище. С 1913 года, после отделения Таттинского улуса от Ботурусского улуса, Роман Оросин работал помощником писаря в управе. Краевед Андросов в книге «Оруоһуттар» отмечает, что, хотя в ту пору Роману был всего 21 год, он удивлял земляков широтой своих взглядов, знаниями, эрудированностью. И неудивительно, что в 1915 г. Романа пригласили на службу в уездную земскую управу в Якутск. Через два года молодой человек женился — его избранницей стала дочь городского купца Петра Татаринова, Ульяна. В 1918 году у супругов родилась дочь Мария.
Роман Иванович принял активное участие в февральских событиях 1917 года, вступил в союз «Свобода», партию федералистов. Несмотря на разницу в возрасте, он был другом и соратником выдающегося общественно-политического деятеля Василия Васильевича Никифорова-Күлүмнүүр. В мае 1917 г., как член союза «Свобода», Р.И. Оросин был избран, вместе с В.В. Никифоровым, Г.В. Ксенофонтовым, А.Д. Широких, К.О. Гавриловым, в только что созданный Якутский национальный комитет, а в ноябре 1917 г. он вошел в состав его продовольственного комитета. До этого Р.И. Оросин являлся членом ЯКОБ, после реорганизации исполнительного бюро комитета стал членом его исполкома.
В своей статье «Прерванный полет» (журнал «Илин», 2010, № 3-4) известная якутская поэтесса, прозаик Елена Слепцова – Куорсуннаах, для которой Р.И. Оросин является двоюродным дядей, отмечает: «От этих двух организаций, ведавших установлением торговых отношений с соседями, Оросин вел переговоры с фирмами Японии и США об обмене на пушнину и мамонтовые клыки необходимых для Якутии товаров – мануфактуры и пр. Роман Иванович, кроме родного и русского языков, владел несколькими иностранными. В феврале 1918 года Р.И. Оросин вошел от Якутского национального комитета в созданный для управления всей Якутской областью Якутский областной совет. А в июне 1918 г. он вместе с В.В.Никифоровым и Поповым вел переговоры в Олекминске с членами комиссии Центросибири П.А.Слепцовым-Ойунским и Мордвовым. В середине 1919 г. Р.И.Оросин, стремясь улучшить тяжелое экономическое положение области и раздобыть остро необходимые народу товары, медикаменты и продукты, вел во Владивостоке ответственные переговоры с американской фирмой «М.Вульфсон и К», окончившиеся успехом. С 15 апреля того года он уже являлся председателем Якутской уездной управы…».

Роман Иванович Оросин и Ульяна Петровна Татаринова в день бракосочетания.
14 ноября 1917 г.

Как мы видим, Р.И. Оросин был образованнейшим человеком своего времени, ярким представителем национальной интеллигенции. Помимо работы, большой общественной деятельности, он занимался еще и наукой, литературой, был членом комиссии по составлению первых якутских учебников.
Роман Иванович был активным участником национально-освободительного движения. Вместе с братом Петром Оросиным состоял в обществе “Саха Аймах”, возникшем в июне 1917 года на волне подъема национально-освободительного движения. В своей книге “Якутская интеллигенция в национальной истории: судьбы и время (конец XIX в. – 1917 г.)” (Новосибирск, 2002 г.) историк Наталия Дьяконова пишет, что в то время малейшие проявления политической самостоятельности под разными предлогами преследовались и устранялись. Властные структуры, стремясь к монополии одной идеологии, пытались подавить всякую независимую политическую активность, все несоветские объединения рассматривались как контрреволюционные. Такая участь постигла и организацию национальной интеллигенции “Саха Аймах”.
“Общество носило ярко выраженный культурно-просветительский характер, выступая за сохранение культурных ценностей, развитие языка, фольклора, изучение национальной истории, — отмечает Наталия Дьяконова. — Такая ориентация явно противоречила установкам советской партийной идеологии. В 1920 г. оно было ликвидировано по причине “контрреволюционной деятельности”, а его члены обвинены, в так называемом, “оросинском заговоре”. Организатором заговора был объявлен один из ярких представителей национальной интеллигенции Роман Иванович Оросин, друг и идейный сподвижник В.В. Никифорова. Это он записывал речи членов “Союза якутов” во время судебного процесса по делу организации в окружном суде, был делегатом Инородческого съезда 1912 г, часто выступал в периодике. <…> С установлением советской власти Оросин, как опытный общественный и политический деятель, вначале был приглашен на государственную службу и занимал ответственные посты. Несмотря на безупречную работу, вскоре, вместе с В.В. Никифоровым, он был обвинен в организации контрреволюционного заговора, целью которого якобы была национальная независимость якутов вплоть до образования самостоятельного государства. При этом будто бы выдвигался лозунг “Якутская область – якутам”, а осуществить свою цель заговорщики предполагали при помощи японцев. Характерно, что все последующие обвинения интеллигенции будут обязательно включать пункт о сговоре с японцами, прояпонской ориентации или, как крайний вариант, о шпионаже в пользу Японии. На самом деле эти обвинения не были подкреплены никакими серьезными фактами”.
После расследования их дела Р.И. Оросин и В.В. Никифоров были амнистированы и переданы в распоряжение Сибнаца – Отдела по делам сибирских народностей. Таким образом, они оба оказались за пределами Якутии. Дальнейшая кратковременная деятельность Оросина была связана с научной работой в Сибири.
«По существу, с «раскрытия оросинского заговора» началась политика преследования и ликвидации лучших представителей якутской интеллигенции. Одним из ее методов стало обвинение в организации различных несуществующих заговоров», – подчеркивает Наталия Дьяконова.
Роман Иванович Оросин умер от сыпного тифа в августе 1922 г. в Томске. По этому поводу в газете «Автономная Якутия» 19 августа 1922 года появилась такая информация: «Сибирские газеты принесли известие о смерти в Томске от осложнений сыпного тифа бывшего работника народного образования и кооперации Р.И. Оросина»…
В 2000 году в свет вышла монография И.С. Клиориной о В.Никифорове –Кюлюмнюре «История без флера», где Ираида Самоновна, в том числе, написала и о Романе Ивановиче Оросине, посвятив этой выдающейся личности несколько глав своей книги.
Бесспорно, в летопись Якутии Р.И. Оросин вошел как один из великих сынов народа саха. Как пишет Елена Слепцова – Куорсуннаах, хотя власти тех времен глубоко зарыли память о нем, но человеческую память о большой личности, как это всегда случается, не удалось стереть…