376

30 ноября 2018 в 11:56

Тайна свадебной фотографии

Участник коронации Николая II. Продолжение истории
Об удивительном человеке Михаиле Прохоровиче Ларионове - купце, меценате, одном из восьми делегатов, представлявших Восточно-Кангаласский улус на Якутском областном инородческом съезде 1912 года, который еще в 1896 году в составе якутской делегации принял участие в важнейшем событии в истории Российской империи – коронации императора Николая II и императрицы Александры Феодоровны, мы писали еще 19 января (материал «Участник коронации Николая II», № 2, 2018 г.) в нашей постоянной рубрике «Лики истории», где рассказываем об участниках Якутского инородческого съезда. Но не ожидали, что та публикация будет иметь интересное продолжение…

Справа – Михаил Прохорович и Анна Матвеевна Ларионовы, слева – приемная дочь и зять. 1890-е годы.

На наше удивление, на материал откликнулся близкий родственник М.П. Ларионова – Степан Юрьевич Ларионов, начальник госавтоинспекции Якутска, который приходится Михаилу Прохоровичу праправнучатым племянником. В начале февраля он принес в редакцию две интересные фотографии, на которых запечатлен Михаил Прохорович, а также рассказал о нем, что, несомненно, дополнило портрет этого удивительного человека.
Как оказалось, фото нашего материала ему переправили по ватсапу знакомые. Степан Юрьевич был удивлен самим фактом выхода материала о его родственнике и тем, что мы смогли найти достаточно много материала, рассказав на страницах нашей газеты об одном из достойнейших людей дореволюционной Якутии.
В том январском материале я написала, что информации о М.П. Ларионове оказалось крайне мало, и собиралась она буквально по крупицам. Даже после сбора имеющихся данных, остались неизвестными даты рождения и смерти Михаила Прохоровича, а главное – мы не знали, была ли у него семья, дети, имелись ли другие родственники. И когда, благодаря нашей публикации, нашелся праправнучатый племянник, мы в редакции были, конечно же, очень рады.
Степан Юрьевич рассказал, что, по словам его бабушки, Михаил Прохорович родился в 1856 году в I Нахаринском наслеге Восточно-Кангаласского улуса (ныне Амгинский улус). Он был женат, жену звали Анна Матвеевна Ларионова, 1864 года рождения. Поскольку своих детей у супругов не было, они воспитали приемную дочь.
Я поинтересовалась у Степана Юрьевича, а почему Михаила Прохоровича звали «Биэс Уол»?
– Потому что он обладал недюжинной силой, был очень здоровым, высоким, под 2 метра ростом и мог в одиночку, как гласят предания, одолеть пятерых мужиков, к тому же, и по уму он не проигрывал своим соперникам, – сказал Степан Юрьевич. – Известно, что Михаил Прохорович слабых в обиду не давал, всегда был на стороне правды и справедливости. У него был жизненный принцип: «В мире должно восторжествовать добро». В Якутске он владел двумя магазинами и гостиным домом, торговал пушниной, занимался золотодобычей. Михаил Прохорович был верующим человеком, меценатом – строил школы, организовал строительство церкви в родном Олом-Кюеле, которая простояла до 1980-х годов. Помнится, еще при жизни Суорун Омоллоон предлагал перевезти ее, в качестве музея, в Якутск. Но этого сделать не смогли – в конечном итоге, церковь сгорела…
К слову сказать, по поводу строительства церкви в Олом-Кюеле мы нашли в интересные сведения в двух источниках. В книге «Амгинский улус. История, Культура. Фольклор» (2001 г.) в разделе, посвященном Эмисскому наслегу, отмечается: «Князец Василий (Дууhа Баhылай) в Олом-Кюеле построил церковь, добротное здание из лиственничного леса. Рядом построил жилье для священнослужителей и небольшую столовую-трапез­ную (тэрэпиэhэнньик дьиэ). Дата окончания постройки 1852 г.».
А в другом источнике – в книге кандидата исторических наук И.И. Юргановой «Церкви Якутии. Краткая история» (Якутск, 2010 г.) читаем: «Олом-Кельская Васильевская деревянная однопрестольная церковь с колокольней была построена в 1899-1903 гг. на средства прихожан. Освящена 10 марта 1906 г. епископом Якутским и Вилюйским Макарием. Службу нес один состав причта, который получал государственное жалованье и ругу. Церковной земли не было, так как прихожане отказались выделять землю в пользование причта, но имелись дома для его проживания. Часовен и других церквей в приходе не было. 21 октября 1909 г. при церкви была открыта одноклассная школа грамоты с пансионом Министерства народного просвещения, в 1910 г. для школы было построено отдельное здание. К Олом-Кельскому приходу были причислены жители 1,3 и 4 -го Нахарских и Чеманкинского наслегов Восточно-Кангаласского улуса (в 1911 г. – 1 978 человек). В 1921 г. церковь была закрыта, со здания были сняты кресты, и оно использовалось в качестве склада».
Если исходить из того, что М.П. Ларионов родился в 1856 г., он никак не мог принять участие в строительстве церкви, которая была построена в 1852 г. князцом Василием – Дууhа Баhылай. Скорей всего, Олом-Кельская церковь, действительно, была построена значительно позже, как пишет историк И.И. Юрганова, в 1899-1903 гг. И надо полагать, вклад видного купца, мецената М.П. Ларионова как в строительство церкви, а позже и школы в Олом-Кюеле, был весьма значительным.
Я уже упомянула выше, что на нашу встречу Степан Ларионов принес весьма интересную свадебную фотографию, где среди гостей также был запечатлен Михаил Прохорович. Но, к сожалению, праправнучатый племянник не знал, чья эта свадьба и кто изображен на старинной фотографии.
Безусловно, мы могли бы, как сенсацию, сразу же пустить в печать материал, исходя из того, что рассказал Степан Юрьевич, но все же исследовательский интерес перевесил и не позволил тут же кинуться опубликовывать материал – все равно фактов было маловато. Хотелось выяснить – чья же это была свадьба, кто жених и невеста и кто находится среди гостей этого свадебного торжества? В конце концов, кем приходился молодым Михаил Прохорович – близким родственником, другом родителей новобрачных или же одним из почетных гостей?
Поэтому не стали торопиться, а занялись поисками материала. Здесь все же отметим – чуть позже, в начале марта, собранная в нашей газете информация о купце М.П. Ларионове с подачи Степана Юрьевича появилась на страницах одной из популярных газет республики, а оттуда, уже в апреле, перекочевала на известный информационный портал…
Как бы то ни было, я продолжила поиск дополнительных материалов о М.П. Ларионове, который, в конце концов, увенчался успехом. Во-первых, эту свадебную фотографию, только сильно обрезанную, мы нашли в книге «Реформатор земли якутской губернатор Иван Иванович Крафт. 1906–1913» (Якутск, 2011). К сожалению, в подписи к снимку только значилось: «Свадебный снимок: жених И.И. Васильев, сын якутского купца И.Г. Васильева, невеста М.В. Александрова. 1913 г.».
А самая подробная информация после долгих поисков нашлась в журнале «Илин» почти 20-летней давности – в № 1-2 за 1999 год. В статье главного редактора Олега Сидорова «Помни и храни…» рассказывалось о роде Васильевых и Александровых, к тому же было опубликовано много фотографий, в том числе, и эта свадебная.
Мы узнали точную дату съемки – свадьба состоялась 30 августа 1912 года. То есть это было то самое время, когда в Якутске шел Якутский областной инородческий съезд (25 августа – 2 сентября 1912 года), участником которого и был М.П. Ларионов.
Статья Олега Сидорова вышла в связи с тем, что в редакцию принесла старинные фотографии учительница из Якутска Марианна Николаевна Иванова. Она рассказала, что ее прадедушка – Иван Гаврильевич Васильев был почетным гражданином города Якутска, крупным домовладельцем, работал судьей. Ездил несколько раз в Санкт-Петербург, был награжден нашейным орденом. И.Г. Васильев был участником Съезда представителей улусов по упорядочению землепользования в Якутской области, который проходил в феврале 1902 года.
Мама Марианны Николаевны, Мария Ивановна Васильева, помнит, что в их доме была именная швейная машинка с портретом царя Николая II, подаренная И.Г. Васильеву, по легенде, лично императором. А отец М.И. Васильевой – это и есть жених на фотографии, Иван Иванович Васильев, который, оказывается, был единственным сыном Ивана Гаврильевича.
А мать Марии Ивановны, Мария Васильевна Александрова – это невеста на фото, являлась дочерью купца Василия Петровича Александрова, работала кассиром в магазине у купца Никифорова – Манньыаттаах уола. Василий Петрович был человеком незаурядным, он посещал знаменитую Нижегородскую ярмарку, объездил Сибирь и Дальний Восток. Есть свидетельства, что Василий Петрович был старостой наслега. В 1911 г. в пользу бедноты решил вопрос о земляных наделах, организовал кооператив, боролся с алкоголизмом и игрой в карты, ставшими подлинными бичами того времени. Олег Сидоров пишет, что, возможно, он имел связи и с японскими купцами. Свидетельством тому служат фотографии якутских женщин, в том числе, его дочери Марии и второй жены Александры Георгиевны в японских кимоно.
Олег Сидоров пишет, что сохранился документ о заключении брака, в котором записано: «Васильев Иван Иванович, 23 года, уроженец Восточно-Кангаласского улуса, Александрова Мария Васильевна, 16 лет, уроженка Восточно-Кангаласского улуса, вступили в брак 30.08.12 г. в Предтеченской церкви г. Якутска. Свидетели со стороны жениха уроженец Восточно-Кангаласского улуса Нахаринского наслега Михаил Прокопьевич Илларионов, а также уроженец II Мальжегарского наслега Николай Николаевич Пудов. Свидетели со стороны невесты Якутский мещанин Павел Петрович Шестаков и казак Якутского полка Иннокентий Яковлевич Березкин».
Выходит, Михаил Прохорович Ларионов был на этой свадьбе самым почетным гостем – свидетелем жениха И.И. Васильева. Насколько мы знаем, М.П. Ларионов был родом из I Нахаринского наслега Восточно-Кангаласского улуса. Ну а то, что в свидетельстве вместо фамилии «Ларионов» написано «Илларионов», это, вероятнее всего, была ошибка, допущенная писарем.
Вкладышем в журнале «Илин» как раз шла большая свадебная фотография. Если задаться вопросом, где проходит свадьба, то это, как подтвердил С.Ю. Ларионов, и есть тот гостиный дом, который принадлежал Михаилу Прохоровичу. А располагался он в районе музея им. Ярославского.
При детальном рассмотрении видно, что дом большой, добротный, двухэтажный, с богатыми наличниками, закрывающимися ставнями, даже имеет металлические водосточные трубы с двух сторон, что говорит о состоятельности хозяина гостевого дома.
Далее. Ни в каких источниках не нашлось точного списка людей, изображенных на свадебной фотографии. Но давайте посмотрим, кто же изображен на ней. Итак, в центре – жених Иван Васильев и невеста Мария Александрова. По правую сторону от жениха, собственно, сидит сам Михаил Прохорович Ларионов.
По левую руку от Марии Александровой стоит русский мужчина во фраке со свадебной ленточкой на груди. Вполне возможно, это и есть один из свидетелей невесты, т.е. это либо Павел Петрович Шестаков, либо Иннокентий Яковлевич Березкин.
Кроме этого, на стороне невесты в первом ряду, как нам кажется, второй сидит жена В.П. Александрова – Александра Георгиевна Данилова (Уhун Саша), а самая крайняя девочка 7-8 лет, стоящая в этом же ряду с красивыми, модными туфельками очень похожа на ее дочь Ольгу. А отец невесты, Василий Петрович Александров, вполне возможно, стоит за свидетелем невесты. Но, быть может, мы и ошибаемся…
Обратите внимание на одежду гостей. Все женская половина – в модных, нарядных, светлых платьях, на девочках – красивые туфельки, и, заметьте, все платья украшены букетиками цветов, а на пиджаки, сюртуки большинства мужчин, и даже мальчиков, приколоты свадебные ленточки.
Очень красивы наряды жениха и невесты. Чувствуется, что к свадьбе готовились долго и тщательно, скорей всего, наряды везли издалека, может быть, даже из-за границы. Возможно, что в этом деле, да и, в целом, в организации свадьбы большую помощь оказал Михаил Прохорович Ларионов. Конечно, и отец невесты В.П. Александров, и отец жениха И.Г. Васильев, будучи людьми состоятельными (один – купец, другой – судья, домовладелец), как видим, не поскупились на свадьбу своих детей, пригласив даже фотографа, который и сделал этот поистине уникальный, исторический снимок.
В народе говорят, что добрые дела помнятся на протяжении трех столетий. Поэтому и поныне люди не забывают добрые дела купца и мецената Михаила Прохоровича Ларионова…

Поделиться