120

03 августа 2018 в 10:40

Добрые дела Семена Егорова

Удивительна и, в то же время, трагична судьба еще одного участника Якутского областного инородческого съезда 1912 года — Семена Ивановича Егорова. На общем фото он стоит в третьем ряду седьмым слева. Здесь Семену Ивановичу – 44 года, он уже является известным меценатом, почетным инородцем Хаптагайского наслега Восточно-Кангаласского улуса, почетным попечителем Хаптагайской школы, на его личные средства воздвигнут храм. И, по всей видимости, медаль, которая виднеется на груди Семена Ивановича, присвоена ему именно за эти добрые дела…

Вообще, информации о нем, как и о многих участниках этого исторического съезда, было совсем немного. Но все-таки нам удалось дополнить имеющиеся сведения новыми фактами и сложить, как из разрозненных пазлов, портрет этого удивительного человека.
Было известно, что Семен Иванович Егоров родился в 1868 году. Его родная усадьба располагалась в местности Огдуран Хаптагайского наслега Восточно-Кангаласского улуса. Как отмечает исследователь Николай Слепцов в своих кратких справочных материалах об участниках съезда (журнал «Курулгэн», 2012, № 5), Семен Иванович был богатым человеком, известным в наслеге меценатом. В 1901 г. в Хаптагае на его деньги была построена Успенская церковь. Но здесь, по всей видимости, Николай Слепцов ошибся в названии церкви. Более точные сведения о строительстве церкви мы, после довольно-таки продолжительных поисков, нашли в православном журнале «Логос» (сайт — pravlogos.ru).
Так, в статье «На подступах к столице: Православные святыни» Ирины Дмитриевой читаем: «…В долине Нёрюктяй, при впадении в Лену речки Мыла, в старинном селе Хаптагай стоял деревянный трёхглавый Устиновский храм. Он был заложен 24 сентября 1901 года на горе, на урочище Огдуран. Возводился на средства почётного инородца Хаптагайского наслега Семёна Ивановича Егорова. Богослужения в нём совершались только в летнее время на походном антиминсе…».
Также, как свидетельствует история, Семен Иванович внес большой вклад и в дело развития народного образования. Поскольку он сам был человеком образованным, прогрессивным, понимал важность получения образования детьми.
Первая школа в Хаптагае открылась 8 ноября 1900 года. Отличник народного просвещения Владимир Орлов в своей книге «Хаптагайская школа: годы и люди, поиски и находки» (2010 г.) отмечает, что в те трудные годы на содержание улусных школ Якутской области правительство отпускало по 500-600 рублей в год. Школы содержались, в основном, за счет населения. И в каждой школе был свой почетный попечитель. Из имеющегося списка состоятельных и достойных людей утверждался один человек, наиболее близко воспринимающий нужды образовательного учреждения. Таким человеком на трехлетие Хаптагайской школы, в 1903 году, был утвержден инородец Егоров Семен Иванович, который ежегодно вносил на содержание школы по 25-50 рублей.
Также мы выяснили, что Семен Иванович в 1920-х годах отдал свой частный дом под школу. Об этом говорят несколько источников. Интересно то, что в 1922 году в Хаптагайской школе с проверкой побывал уполномоченный по Восточно-Кангаласскому улусу П. В. Афанасьев. В акте обследования школы он написал: «Школа помещается в доме гражданина Семена Егорова, в лучшем здании, чем собственное здание. Расположение комнат, обилие света и меблировка в нем придают школе приятный комфорт… Неопытном учащему, пишущему сиё, можно многому научиться в часы занятий в этой образцовой школе».
Примечательно и то, что в этом здании в начале 1920-х годов работала учительницей дочь Семена Ивановича – 18-летняя Анастасия Семеновна Егорова. Кстати, в Хаптагае этот дом до сих пор стоит, в нем долгое время жили учителя, а потом был открыт интернат…
Владимир Орлов также отмечает, что Анастасия Семеновна Егорова – это мама профессора ЯГУ, заслуженного работника культуры РС (Я), отличника высшей школы РФ Марты Георгиевны Михайловой.
Он приводит воспоминания самой Марты Георгиевны о своих родных: «Моя мама, Анастасия Семеновна Егорова – Жиркова, родилась 30 сентября 1904 года в Хаптагае и хорошо помнила свое детство. Благодаря ее рассказам, я довольно полно восстановила в памяти историю нашего рода, начиная с прадеда Ивана Егорова, по прозвищу Мохнатый. Дед мой (Семен Иванович Егоров – прим. ред.) был очень умным, предприимчивым человеком, но был беден и разбогател, так как удачно женился на моей бабушке из богатого рода Павловых, которая рано умерла, оставив единственную дочку 5-6 лет полусироткой. 40-летний вдовец Семен Егоров женился на 19-летней еврейской девушке из Мархи Марии Ноевне Шишлянниковой. Конечно, это была романтическая история, и она не обошлась без всевозможных сложностей, запретов, но Мария Ноевна была, видимо, отважной женщиной и, несмотря на запрет своего отца, все-таки вышла замуж за немолодого якута и это, видимо, было счастье для обоих. Родились очень красивые дети: старший сын Иван Семенович, который потом уехал из Якутска и стал морским офицером; дочь Алевтина Семеновна, окончившая Воронежский мединститут и долгие годы работавшая врачом-стоматологом в Якутии; сын Юрий Семенович, инженер-дорожник, участник войны, много лет возглавлявший Якутдормостстрой; дочь Иустинья Семеновна, окончившая в свое время Якутскую фельдшерско-акушерскую школу и работавшая фельдшером на севере, а затем здесь, в Якутске; младшая дочь Сарра Семеновна, много лет проработавшая после окончания пединститута учителем математики в школе №3 г. Якутска».
Кстати, исследователь Николай Слепцов в журнале «Курулгэн» приводит интересные факты, относящиеся к этой романтической истории любви Семена Ивановича и Марии Ноевны. Оказывается, в 1915 году, будучи в Якутске, он тайно увез свою любимую в Хаптагай, где они и поженились. После этого в еврейской общине разразился большой скандал… Как пишет Николай Слепцов, уже в другой своей статье «С.И. Егоров диэн кимий?», опубликованной в газете «Кыым» 28 июня 2007 г., Семен Иванович взял в жены девушку из еврейской семьи, тем самым нарушив незыблемые традиции общины, ведь в то время браки у евреев совершались только между своими. А тайно увезти любимую в родные края, жениться на ней, вопреки всему, мог только очень решительный, смелый мужчина, коим и являлся Семен Иванович Егоров.
Кстати, внучкой Семена Ивановича является и известная тележурналист, режиссер НВК «Саха» Фенна Юрьевна Пластинина, дочь Юрия Семеновича Егорова. Надо сказать, что сегодня правнуки, праправнуки С.И. Егорова живут и работают в разных уголках России.
Трагическую роль в судьбе Семена Ивановича сыграло его участие в организации товарищества «Кыттыгас», председателем которого он являлся. Как пишет в своей статье «Объединение» с НЭПом обернулось трагедией» в газете «Якутия» (22 декабря 2001 г.) кандидат исторических наук Егор Антонов, в период НЭПа по всей стране была восстановлена и действовала рыночная экономика. В Якутии в то время развернуло активную деятельность частное торговое товарищество «Кыттыгас». Было набрано достаточное число пайщиков, производилась заготовка пушнины от населения, оформлялись кредиты, развернулась торговля.
Историк отмечает, что при организации товарищества Семен Иванович поехал в Иркутск и, имея на руках 3 тыс. рублей, сумел достать товаропродуктов на 4,5 тыс. Пик развития товарищества пришелся на 1927 год, когда его оборот по сравнению с 1926-м возрос на 50 %, в то время как оборот государственной торговли уменьшился на 30%. «Кыттыгас» превратился в самое мощное частнокапиталистическое предприятие в ЯАССР, оборотный капитал которого составлял 1,5 млн. руб. Как пишет Егор Антонов, товарищество довольно сильно конкурировало с госторговыми организациями, превратилось в главного поставщика ценных мехов для государства.
Однако, как отмечает историк в другой своей статье «Гримасы НЭПа имели место и в Якутии» (журнал «Илин, № 2, 2002 г.), «власти, вместо принятия мер по повышению эффективности деятельности государственных торговых организаций, применили внерыночные меры подавления частного бизнеса. В 1929 г. руководители объединения Л.Н. Протасов, М.Ф. Копырин и С.И. Егоров были приговорены к расстрелу. Таким путем искоренялась предприимчивость якутских торговцев»…
В отделе периодики библиотеки им. Пушкина мы смогли увидеть (правда, в электронном виде) газету «Автономная Якутия» от 15 декабря 1929 года и прочитать в ней «изобличительную» статью под броским заголовком «Конец банды «Кыттыгас».
В конце статьи читаем приговор суда: «Переходя к вопросу о назначении меры социальной защиты, суд признает подсудимых Протасова Л.Н., Копырина М.Ф. и Егорова С.И. главарями контр-революционной организации т-ва «Кыттыгас», фактически руководившими деятельностью этой организации, лицами неисправимыми, а потому особо социально опасными, а потому Уг. Суд. Кол. Главсуда ЯАССР приговорила: Протасова Л.Н., Копырина М.Ф. и Егорова С.И. – к высшей мере социальной защиты – расстрелу, с конфискацией всего имущества каждого…».
Приговор был приведен в исполнение 19 апреля 1930 года…
Доброе, честное имя мецената, попечителя школы, человека, который возвел на свои деньги Устиновский храм, Семена Ивановича Егорова было реабилитировано только 6 марта 2000 года.

 

Семен Иванович и Мария Ноевна с детьми.

В 1920-х годах Семен Иванович отдал свой дом под школу.