211

20 июля 2018 в 10:35

Первый председатель Центризбиркома

Он дружил с Платоном Ойунским и Степаном Аржаковым, перевел на якутский язык «Ревизора» Гоголя и «Недоросль» Фонвизина, отдал свой дом под школу, участвовал в работе Якутского областного инородческого съезда 1912 года. На общей фотографии участников съезда он — Роман Федорович Кулаковский — племянник Алексея Елисеевича Кулаковского, впоследствии ставший народным комиссаром внутренних дел и первым председателем Центризбиркома ЯАССР, сидит в первом ряду девятым слева…

На время проведения инородческого съезда Роману Кулаковскому — 23 года, он – письмоводитель улусной управы. На молодом человеке – модный по тем временам двубортный пиджак, брюки, заправленные в хромовые сапоги, в руке – по всей видимости, картуз. Никто тогда не мог предположить, что судьба этого молодого человека будет непростой, трагической…
Как свидетельствуют историки, Роман Федорович Кулаковский родился 23 октября 1889 г. (в некоторых источниках датой рождения указывается 1890 г.) в Селляхском наслеге Ботурусского улуса (ныне Таттинский улус), в семье крестьянина-середняка. В 1907 году он окончил 4 класса Якутского реального училища, после учительствовал в Ытык — Кюеле и Черкехе. Затем с 1911 по 1917 годы был писарем Ботурусской и Таттинской улусных управ. После этого работал председателем Таттинской улусной управы.
В 1921 г. Кулаковский едет в Якутск и учится в Якутском педтехникуме. Как отмечает в своей статье «Бастакы председатель» в газете «Саха Сирэ» (24 октября 2006 г.) пресс-секретарь ЦИК РС (Я) Владимир Попов, который занимался исследованием жизни и деятельности Р.Ф. Кулаковского, во время учебы молодой человек посещает литературный кружок, действующий при педтехникуме. Как ни странно, но этот факт становится причиной его ареста Губчека. Роман Кулаковский вышел из тюрьмы только через пять месяцев, когда невиновность его была полностью доказана…

В 1922 — 1923 годах Р.Ф. Кулаковский работает секретарем и инструктором НКВД по Восточному району Якутского округа, в 1923 — 1924 годах является членом ЯЦИК. В 1924 г. Романа Федоровича принимают кандидатом в члены ВКП (б). Примечательно то, что среди четырех человек, которые рекомендовали Р.Ф. Кулаковского для вступления кандидатом в члены ВКП (б), были его друзья, соратники Платон Ойунский и Степан Аржаков. Но в дальнейшем, как пишет в другой своей статье в журнале «Якутский архив» (№ 3, 2006) Владимир Попов, «по заявлению некоего Сокольникова, что он кулак, имеет 70 голов скота и на него работают 3 постоянных хамначита и дюжина поденных рабочих, и что он не отказался от своего имущества, Кулаковский был исключен как чуждый, зажиточный элемент…».
Роман Федорович был одним из активных участников становления Советской власти в Якутии. В книге Надежды Ивановой «Владимиров Калистрат Елисеевич» (2013 г.), которую автор посвятила своему отцу, мы нашли фотографию, относящуюся к временам Гражданской войны в Якутии. Если быть точнее, датирована она 1925-м годом. На ней мы видим членов штаба Красной Армии с руководителями повстанческих отрядов. В частности, в первом ряду сидят (по данным документалиста-историка В.А. Пестерева) Е.И. Владимиров, Р.Ф. Кулаковский, П.А. Ойунский, И.Я. Строд, К.К. Байкалов, А.Е. Кралин, М.К. Артемьев. В то время, в 1925 году, Роман Федорович работает уполномоченным ЯЦИК при Амгино-Нельканской группе войск, а 11 октября 1926 года его назначают первым председателем Центризбиркома Якутии.
Роман Федорович возглавлял Центризбирком почти четыре года. Также есть данные, что в одно время он был народным комиссаром внутренних дел. Об этом упоминает Владимир Попов в журнале «Якутский архив»: «На период назначения на должность председателя Центризбиркома работал председателем НКВД (по данным Центрального архивного управления ЯАССР от декабря 1938 г.)». Но в то же время есть данные и о том, что на период назначения его председателем Центризбиркома Роман Федорович трудился заведующим орготделом при Президиуме ЯЦИК…
В целом, на наш взгляд, жизнь и деятельность видного общественного и государственного деятеля Якутии Р.Ф. Кулаковского еще не до конца изучена учеными, историками, многие факты его насыщенной и весьма интересной биографии остаются нераскрытыми, есть еще много неразгаданных тайн. Об этом упоминает и Владимир Попов: «Следует сказать, что по затребованным нами архивным документам из Управления ФСБ РФ по РС (Я), сведениям в «Книге памяти», справке НА РС (Я) данные о нем существенно расходятся…».
О том, что у исследователей есть широкое поле деятельности, говорит в своей статье в газете «Неделя Якутии» (8 августа 2003 г.) и известный журналист Альбина Избекова: «Недостаточно изучена и биография другого Кулаковского – Романа Федоровича, который также служил в НКВД, был секретарем Управления НКВД ЯАССР, инструктором НКВД по Восточному району Якутского округа в 1922-23 годах. В 1926 году он стал народным комиссаром внутренних дел и труда ЯАССР, позднее был репрессирован…”.
В статье Альбина Избекова отмечает, что благодаря вмешательству и инициативе Р.Ф. Кулаковского был приостановлен приказ штаба Якутского сводного отряда о введении военного положения в волостях Якутского уезда от 4 ноября 1921 года. Согласно приказу, граждане ряда волостей должны были прекратить всякую охоту и все имеющееся огнестрельное оружие с боеприпасами должны были сдать в трехдневный срок. А как известно, в то время каждый якутский мужчина имел ружье, поскольку кормил семью охотничьим промыслом. А этот приказ просто обрекал людей на голод.

Р.Ф. Кулаковский (в первом ряду второй слева) с членами штаба Красной Армии и руководителями повстанческих отрядов, 1925 г.

“Увидев пагубность этого смертоносного для якутского народа документа, Роман Федорович Кулаковский забил тревогу, обратился к руководству республики, и с помощью Платона Алексеевича Ойунского, создавшего специальную комиссию, приказ штаба Якутского сводного отряда был отменен”, — пишет автор.
Роман Федорович, действительно, был незаурядной личностью, обладал большим организаторским талантом. Даже один тот факт, что он избирался делегатом II, IV, V Всеякутских съездов Советов, являлся участником всех съездов ЯЦИК, вплоть до своей репрессии, до 1938 года, говорит о многом.
Штрихи к портрету Р.Ф. Кулаковского добавляют и воспоминания его родной дочери, ветерана педагогического труда Лидии Романовны Кулаковской. Их мы нашли в газете «Таатта»: автором публикации от 7 октября 2011 г. является журналист Светлана Халгаева, вторую статью подготовила к печати научный сотрудник музея П.А. Ойунского Анна Дмитриева. Причем, Светлана Халгаева встретилась с Лидией Романовной лично, весной 2002 года, за два года до ее смерти. Публикация Анны Дмитриевой, которая вышла в районной газете 23 января 2015 года, была подготовлена из материалов к 100-летию со дня рождения Р.Ф. Кулаковского.
В воспоминаниях дочери Роман Федорович предстает как гражданин, патриот своей Родины и как очень заботливый и любящий отец. Оказывается, мать Лидии умерла, когда малышке было всего полтора года. В 1926 году отец женился на Варваре Иннокентьевне Говоровой, дочери И.С. Говорова. Она была активисткой женского движения, первой заведующей детским садом г. Якутска.
Лидия Романовна вспоми­нает, что никогда не видела отца сердитым, раздраженным. По характеру Роман Федорович был доброжелательным, отзывчивым. Он обладал какой-то внутренней интеллигентностью, много читал и знал. Дочь говорит, что отец часто уезжал в командировки. А в те времена ездили на лошадях, оленях, собаках, поэтому, если он уезжал на север, не бывал дома месяцами.
Роман Федорович был очень занят на работе, но когда у него появлялось свободное время, всегда брал в руки книгу. Беря с отца пример, дочь и сын рано научились читать: Лида — с семи лет, а Федя – с четырех.
Зимой Роман Федорович расчищал от снега площадку возле дома, чтобы детвора со всей округи могла кататься на коньках, лыжах, санках. Летом мастерил качели, натягивал волейбольную сетку. Отец научил детей играть в городки, лапту, шахматы, шашки, бильярд. И если у Романа Федоровича выдавалась свободная минутка, он играл вместе с детьми. «Это было для нас праздником!», — вспоминает Лидия Романовна.
Обычным делом в семье Кулаковских была громкая читка книг. Вообще, по признанию Лидии Романовны, именно отец открыл для них романы Александра Дюмы, Майн Рида, Джеймса Фенимора Купера. Роман Федорович хорошо владел словом, был отличным переводчиком: он перевел на якутский язык «Ревизор» Гоголя, «Недоросль» Фонвизина, «Бронепоезд» Иванова. Вечерами он читал детям то, что закончил переводить. Дочь вспоминает, как они всей семьей ходили на первую постановку «Ревизора» в Саха театр.
Роман Федорович очень любил свою родину, всегда тепло встречал своих земляков, помогал студентам, поэтому к нему часто обращались за помощью. Лидия Романовна вспоминает, что в 1930 году отец отдал свой дом под школу, чтобы дети его родного Селляхского наслега могли получать знания.
Р.Ф. Кулаковский пользовался почетом и уважением среди своих земляков, он был и до конца своих дней оставался настоящим гражданином и патриотом своей Родины. Но в 1938 году Роман Федорович попал в жернова репрессий. Лидия Романовна очень подробно описывает, как двое военных ночью 18 апреля пришли арестовывать ее отца, как она в последний раз в жизни обняла его… Когда же мать семейства, Варвара Иннокентьевна увидела мужа спустя месяц у ворот тюрьмы, идущего под конвоем, то еле его узнала: некогда черные его волосы и усы стали совершенно седыми, глаза заплыли от побоев, зубы были выбиты и он еле шел, волоча ногу…
Р.Ф. Кулаковский был осужден к 10 годам лишения свободы. Приговор Верховного суда ЯАССР от 27 мая 1939 г. был очень суров: Романа Федоровича обвинили в контр­революционной антисоветской деятельности, направленной на свержение Советской власти… Роман Федорович умер спустя четыре месяца после приговора, 10 октября 1939 г., в лагере Эhэ Хайа…
Только в 1956 году имя Р.Ф. Кулаковского было реабилитировано. Постановлением Президиума Верховного Суда РСФСР от 16 ноября 1956 года приговор Верховного Суда ЯАССР был отменен и дело прекращено за отсутствием состава преступления. Спустя много лет, один из его братьев работал с архивами НКВД и нашел два тома личного дела Р.Ф. Кулаковского. Из них было видно: Роман Федорович ни в одном из обвинений вину свою не признал…

Р.Ф. Кулаковский с семьей