99

6 октября 2017 16:42

Иван Шадрин – торговец, поэт, мыслитель

Одним из пяти избранных представителей от Западно-Хангаласского улуса на Якутском областном инородческом съезде 1912 года был Иван Петрович Шадрин. Он был образованным человеком, философом, писал стихи, занимался торговлей – продавал пушнину, занимался сплавом леса. На общей фотографии участников съезда он стоит в третьем ряду десятым слева…

Краевед П.Д. Петров в своей статье «Мысли, изложенные мастерски», опубликованной в № 1 журнала «Якутский архив» за 2015 год, пишет о нем: «Иван Петрович Шадрин был человеком прогрессивных взглядов, унаследовавшим от прародителей ум, честь и достоинство. Являясь прямым потомком Тыгына в десятом колене, он блистал воспитанностью своего времени, которая выражалась не в бюрократической выправке и чопорности, а в какой-то галантности и предупредительности…».
По одним данным, И.П.Шадрин родился в 1870 году, по другим – в 1864 году, в с.Хахсыт Западно-Хангаласского улуса. Ныне Хахсытского наслега уже не существует. Но ранее его территория располагалась за Табагинском мысом в долине Эркээни, до речки Мырсыкы, и граничила со II Октемским наслегом, а впоследствии — между селами Табага и Техтюр. Летом жители наслега жили в нагорной части, в сайылыках, зимой — в долине, в кыстыках. Об этом пишет внучка И.П. Шадрина, кандидат физико-математических наук Людмила Панкратьевна Шадрина в своей статье в журнале «Илин» (№2, 2001 г.), где рассказывает о происхождении фамилии Шадриных.
«Основным занятием хахсытцев было, кроме скотоводства, земледелие. Ячмень сеяли и в долинной, и в нагорной, и в островной частях, так что нужды в хлебе почти не знали. Из огородных культур садили картофель, который всегда давал при минимальном уходе хороший урожай. В качестве подсобного промысла в Хахсыте занимались заготовкой сена и дров. После ледохода плоты из бревен сплавлялись в Якутск, где продавались на дрова учреждениям и частным лицам. В зимнее время еще одним видом подсобного промысла был извоз. 5 — 6 возчиков нанимали по 6 — 7 одноконных подвод и перевозили грузы, обычно из Якутска до Олекминска. В XIX веке многие отправлялись на Бодайбинские прииска, на соболиную охоту в Южную Якутию (вплоть до Амура), но такие поездки не приносили большой удачи. Чаще мужики возвращались, едва накопив денег на обратную дорогу, а некоторые и погибали на чужбине. Так был убит на Зее мой прадед, потомок Молтуна в пятом поколении, Петр Галактионов (Шадрин)…», — пишет внучка И.П. Шадрина.
Кстати, Людмила Панкратьевна упоминает, что эти данные основаны на устных воспоминаниях ее деда Ивана Петровича Шадрина, частично изложенных им самим, а также записанные с его слов и большей частью проверенные по имеющимся архивным данным ее отцом, младшим сыном И.П. Шадрина, известным просветителем, кандидатом педагогических наук, доцентом Якутского государственного университета Панкратием Ивановичем Шадриным.
Также Л.П. Шадрина в своей статье, которая называется «Был в пятом колене потомком Тыгына…», рассказывает о Молтуновском роде, берущего свое начало в XVI веке от самого Элляя, откуда и идет ветвь Шадриных, а также о том, как восстановилась их истинная фамилия.
Людмила Панкратьевна пишет о том, что в Хахсытском наслеге на протяжении жизни двух поколений потомки Галактиона, внука Молтуна, считались Галактионовыми. Но в конце XIX века Иван Петрович Шадрин вместе с братьями Иваном I и Семеном, восстановили фамилию Шадриных. «Это произошло, когда братьям понадобились удостоверения личности, чтобы выехать из наслега на заработки. И вот тогда-то и оказалось, что в официальных документах наслежного архива они значились Шадриными, а не Галактионовыми. Так восстановилась истинная фамилия нашего рода», — отмечает внучка И.П. Шадрина.
Иван Петрович Шадрин был образованным человеком, писал стихи, рассказы, мастерски владел двумя языками, отмечает в своих исследованиях Н.М. Слепцов (журнал «Курулгэн», № 5, 2012 г.). Также известно, что Иван Петрович принимал участие в первом съезде органов якутского самоуправления в 1904 году, наряду с В.В. Никифоровым, А.Е. Кулаковским, В.Н.Ксенофонтовым, и в первом съезде по упорядочению землепользования в Якутской области в 1902 году, что, само по себе, говорит о многом.
В статье краеведа П.Д. Петрова мы можем прочитать: «И.П. Шадрин наедине с собой был поэтом, философом, а среди друзей – на редкость общительным мыслителем. Он обладал редчайшим даром общения: умел говорить и слушать одинаково чутко. Его характеризовали умственная неутомимость, жажда впечатлений, внимательность к младшему поколению. Всякий, кто соприкасался с ним, чувствовал в нем гораздо больше доброты, отечески мудрой ласковости, чем он, быть может, сам хотел».
Исследователь Н.М. Слепцов отмечает, что И.П. Шадрин был близок с А.Е. Кулаковским, А.И. Софроновым. В Национальном архиве РС(Я) хранится письмо Анемподиста Софронова Ивану Шадрину, написанное им 3 июня 1927 года.
Когда в 1929 году по лживому доносу А.И. Софронов-Алампа был выслан за пределы республики, ответом на это стало стихотворение И.П. Шадрина «Алампа5а», в котором была выражена поддержка известному поэту, прозаику и драматургу.
Оказывается, эпистолярную запись своих мыслей, переживаний и тревог Иван Петрович вел в стихотворной форме. «Многие его стихотворения свидетельствуют о самой сущности его мироощущения, — пишет в своих исследованиях П.Д. Петров. — Для него человек и, следовательно, он сам был только эпизодом в цепи миротворения. Лира его – иносказательная исповедь двух миров человека, насыщенная метафорами и оригинальными оборотами речи, затрудняющими отчасти читателей. Приведем отрывок из рецензии Анемподиста Ивановича Софронова на лирику Ивана Петровича Шадрина: «В этой поэзии, без лести говоря, есть очень меткие и красивые места. Можно сказать, проводимые мысли изложены мастерски. Разве, могут сказать: в действующих лицах нет художественных образов, благодаря чему читатель не представляет себе образы героев и т.д. Я лично так не думаю…».
Иван Шадрин был женат на племяннице братьев Васильевых — купца второй гильдии Михаила Гаврильевича Васильева и головы г. Якутска Ивана Гаврильевича Васильева. В 1892 г. они дали согласие на венчание Ивана Шадрина с их единственной племянницей Александрой Лазаревой, которую воспитывали после смерти ее отца как родную дочь.
У Шадриных родилось четверо сыновей и дочь. Жили они в Заложном районе Якутска. После провала открытого выступления «Союза якутов» против существующего режима в 1906 г. дом Шадриных стали посещать представители прогрессивной и образованной части Якутского края, которые дискутировали по различным насущным проблемам, начиная от литературы кончая географией.
Вот что пишет краевед П.Д. Петров по этому поводу: «… часто посещали «дом в заложной части Якутска» молодые Алексей Кулаковский, Николай Афанасьев, Афанасий Рязанский, Елпидифор Егасов, Алексей Широких, Василий и Анемподист Софроновы и др. Сознавая, что не все было так безоблачно в культурном и экономическом подъеме Якутского края, который все сильнее скатывался в пропасть, благодаря временным попутчикам – носителям лжи и снобизма, они все чаще стали собираться и дискутировать об обустройстве родного края. Иногда оппонентом этих дискуссий выступал сидевший в стороне и внимательно слушавший их бесконечные дебаты мудрейший Иннокентий Степанович Говоров. Так, шаг за шагом с 1906 по 1910 г. это содружество молодых интеллектуалов со временем превратилось в школу просветителей…».
П.Д. Петров отмечает, что на Якутском областном инородческом съезде 1912 года сильная группа поддержки в лице В.Н. Ксенофонтова, И.П. Шадрина, которых делегировал Западно-Хангаласский улус, как знатных своих земляков, и А.Д. Широких, один из инициаторов организации данного съезда, оказали неоценимую помощь в поиске судьбоносных для народа саха решений съезда, в регулировании и направлении спорных и важных вопросов в нужное русло.
С 1920-х годов и до самой смерти, до 1952 года, Иван Петрович Шадрин прожил в родном Хахсытском наслеге…

Ирина РОМАНОВА