Просмотров - 41

12 мая 2017 13:43

Оленеводство напрямую зависит от зарплаты

В адрес редакции поступило письмо от ветерана тыла и труда, почетного жителя Нижнеколымского района, заслуженного работника культуры РС (Я), жителя п. Черский Христофора Петрова о нынешнем состоянии оленеводства, о тенденции сокращения поголовья оленей. Своим письмом автор предлагает варианты оздоровления оленеводческих хозяйств.

«Оленеводство является не только важной отраслью сельского хозяйства, но и составляет неотъемлемую часть традиционного образа жизни и культуры коренных малочисленных народов Севера. В нашем районе имеется два сельхозкооператива («Турваургин», «Олеринский») КРО (ч) МНС «Тэвр», и одна семейная кочевая родовая община «Гульдикан». Общая численность пастухов, чумработниц, проживающих в экстремальных природно-климатических условиях 72 человека из них 55 мужчин и 9 женщин, молодых людей в возрасте до 35 лет – 16 работников. Кочевых семей по району у нас 6, одна из семей молодая. В 2016 году решением Госсобрания (Ил Тумэн) принят закон РС (Я) «О кочевой семье», нынешний год объявлен «Годом кочевой семьи».

Олень для северянина все, и занятие, и богатство, и кормилица, и одежда, и транспорт, и жилище. После развала Союза прекратилось госфинансирование, прибыльные оленьи стада преобразовались в родовые общины. Многие районы: Сунтарский, Нюрбинский, Вилюйский, Кобяйский, Жиганский перестали содержать свои хозяйства. Не приученные к рыночным отношениям некоторые общины не могли должным образом организовать труд, быт, развитие стад, что привело к значительной потере оленей. В стадах не хватает пастухов, домашние олени уходят с дикими, их травят волки, стада становятся неуправляемыми и пропадают. Так, оленеводческое стадо Аллаиховского улуса за последние годы потеряло тысячи голов домашнего оленя. В 2010 году в республике было свыше 200 тысяч оленей. Их содержали 128 родовых общин. В 2017 году из них осталось всего 157 тысяч голов. С 2010 года по 2016 год потеряно 43 тысячи голов оленей.

Нынче из-за большого снега, незамерзших озер, ледяного наста на пастбищах оленеводы испытывают не только физическую, но и моральную усталость. Осенью 2016 года падеж оленей составил 18870 голов, осталось чуть меньше половины — 18308 голов. Сейчас необходимо принять все комплексные меры, чтобы вновь увеличить поголовье, а для этого нужно оказать поддержку оленеводу, пастуху и чумработнице.

Нужно признать, что в нынешнее время оленеводство для молодежи нерентабельно по многим причинам, основная из них это низкая оплата труда пастухов и чумработниц. Возьмем к примеру зарплату пастуха общины «Тэвр», которая без пенсионных удержаний и НДФЛ составляет 30 тысяч рублей. Отсюда вычитаем 22%отчислений в пенсионный фонд, 5,1% на медицинское страхование, 2,9% в ФСС, 1,2% на несчастный случай и 13% на налог на доходы физических лиц. В результате из 30 тысяч рублей с удержаниями на руки остается 15950 рублей, а нужно еще оплатить коммунальные услуги и счета за электроэнергию, из всей этой суммы на руках у оленевода остается только 4-5 тысяч рублей. Всего за 2017-2019 годы на субсидирование оленеводства предусмотрено 406 млн рублей. Оплата субсидий будет производиться по количеству голов оленей.

Такая зарплата не стимулирует никого идти оленеводом в стада, трудиться в поте лица круглый год под открытым небом Арктики. Зная, это оленеводы России ставят вопрос о снятии некоторых видов налогов. Нам бы поддержать их в этом плане. Изучить опыт других субъектов. Например, сейчас чукотская семейная община «Тэбр» Нижнеколымского района пасет своих оленей по маршруту рядом с Анюйскими оленеводами (Чукотский АО). Интересно то, что Анюйские оленеводы живут и трудятся в стадах как при советской власти, сохранили совхозы, зарплата каждого оленевода составляет 80 тысяч рублей, а нижнеколымских «Тэбр» — 8000 рублей. В 2016 году только за счет субсидий она сравнялась 20 тысячам рублей.

Другой острой проблемой северян становится освоение территорий в промышленных целях. Любой из центральных районов России или иностранцы-инвесторы, предприниматели, не считаясь с местным населением могут разработать полезные ископаемые на территории малочисленных коренных жителей Арктики.

Жизнь оленевода ежедневно ухудшается, тяжелеет. Нужны новые, кардинальные изменения, чтобы совсем не исчезла отрасль – «домашнее оленеводство». Житель Арктики без оленя, охоты и рыбалки не прокормится, надо найти пути выхода. Хорошим примером служит принятый в 2016 году закон о кочевой семье. По этому закону кочевой семье оленеводов (по маршруту одного стада) в трех местах строятся базы для корализации, отдыха, лечения, ветобслуживания, учебы – кочевой школе за счет государства (!). Это большое подспорье для оленеводов, очень своевременное решение».

В качестве предложения Христофор Данилович предлагает оставшееся поголовье оленей дать под опеку государству. Также — все расходы по страховке людей, оленей, племенной, зооветеринарной работе, охране от хищников. «Зарплата должна быть высокой. Необходимо организовать фактории, где могли бы сдать свою продукцию (мясо, рыбу, пушнину, панты и т.п.) и приобрести все необходимое для стада (продукты, горючее, одежду и т.п.) регулярно. Оленеводы должны иметь полностью все социальные гарантии государства (отпуск, отдых, лечение, пенсия, учеба и т.п.). Государственную гарантию охраны окружающей среды (оленьи пастбища по маршрутам, чистую воду, воздух), защиту от посягательства промышленников. Должны быть построены оленебазы, реализованы законы «О кочевой семье», «Кочевая школа», медицинское, ветеринарное, зоо-обслуживание. Обучаясь в старших классах в райцентрах дети должны обучаться, живя не у родственников, а в пришкольных интернатах. Необходимо учить молодежь рыночным отношениям, тому как получать прибыль занимаясь оленеводством, в современных условиях жизни. Поддерживать развитие культуры, языка северных народов», — заключил Х.Петров.

Подготовила Татьяна ВАСИЛЬЕВА

%d такие блоггеры, как: