Просмотров - 53

10 марта 2017 11:22

Отойти от отраслевого подхода

Накануне IV Всероссийского съезда оленеводов, который пройдет 16 – 19 марта в столице республики, мы поговорили с народным депутатом Ил Тумэна II созыва, председателем Совета старейшин Ассоциации коренных малочисленных народов Севера РС (Я) Августой Дмитриевной Марфусаловой. 

— Августа Дмитриевна, какие проблемные вопросы вам хотелось бы поднять?

— Несмотря на то, что мы уже 20 с лишним лет идем по рыночным рельсам, в российском правительстве никак не могут отойти от отраслевого подхода к оленеводству. Отсюда и исходят наши проблемы.

Также вот уже почти на протяжении 30 лет Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока ставит вопрос о едином законе о северном домашнем оленеводстве. Ведь для того, чтобы была оказана поддержка, подчеркиваю, этому своеобразному образу жизни коренных малочисленных народов Арктики и Севера, а не отрасли народного хозяйства, необходимо федеральное законодательство, которое бы регулировало эти вопросы. А закон никак не могут принять: если его нет, то нет и финансовой поддержки оленеводства из федерального бюджета. Субсидии же, которые сегодня выделяются, мизерные.

Многие, наверное, помнят, как в советские времена, в середине 80-х годов, весь Север был отстроен социальными объектами. Сделано это было за счет программы социально-экономического развития мест компактного проживания коренных малочисленных народов. Поэтому такие программы должны были быть и в нынешней России. А сейчас выделяют где-то порядка 70 млн. рублей на всю Россию.  А что значит 70 миллионов, если стоимость одного только «Бурана» от 500 тысяч до 2,5 млн. рублей?

Вторая проблема, на которую необходимо обратить внимание  –  это приспосабливаемость оленеводов к климатическим изменениям. К примеру, раньше старики-оленеводы известными только им тропами, выводили в целости и сохранности свои оленьи стада. Сегодня эти навыки теряются, поэтому надо все это восстанавливать, если мы хотим сохранить коренные малочисленные народы, их культуру. Это уникальная вещь, которую мы не должны потерять, поэтому традиционные знания надо включать в систему общего образования и учить этому детей.

Меня, например, очень радует, что с подачи Ассоциации КМНС РС (Я) в республике стали проводиться республиканские соревнования народов Севера «Игры детей Арктики». Юные участники состязаются по шести национальным видам спорта — прыжкам через нарты, ноори, метанию аркана, эвенкийскому футболу, бегу на широких лыжах и северной борьбе. Ведь северных детей с малых лет нужно приучать и аркан метать, и на лыжах ходить, и палатки ставить, и огонь разводить. Со школьной скамьи их уже надо готовить к взрослой жизни – к традиционному образу жизни коренных малочисленных народов. Вот эти направления очень важны сегодня.

— По данным ГоскомАрктики, сейчас в Якутии впервые за четыре года приостановлен спад поголовья оленей. До этого ежегодные потери составляли от 8 до 14 тысяч голов. На ваш взгляд, каковы причины такого положения?

— В 1998 году я была избрана народным депутатом республики II созыва Ил Тумэна. В то непростое время оленеводство, северные аграрии фактически ничего не получали в качестве господдержки. Государство перестало их финансировать. Совхозы развалились, оленеводство пришло в упадок. Это и стало одной из причин падения поголовья оленей.

Поэтому во втором созыве Ил Тумэна мы приняли целый ряд республиканских законов — о северном домашнем оленеводстве, об охоте и охотничьем хозяйстве, о рыболовстве, рыбном хозяйстве и охране водных биоресурсов. И прописали господдержку.

А в то время, как я уже сказала, поголовье оленей очень сильно упало – в республике насчитывалось примерно 170 тысяч голов оленей. Но, благодаря принятым действиям, нам удалось повысить поголовье — в 2008 году в республике уже насчитывалось более 200 тысяч голов оленей. А затем в механизме управления опять произошел сбой…

Так что недостаточная господдержка, кадровый дефицит в оленеводстве, рост числа серых хищников – все это вкупе, на мой взгляд, и стало причиной падежа поголовья в последние годы.

Если же смотреть в глобальном масштабе, то, на мой взгляд, в России должна быть общая программа поддержки традиционных отраслей хозяйствования.

— Законов, которые бы защищали интересы, исконную среду обитания, традиционный образ жизни коренных малочисленных народов Севера, в свое время было принято достаточно, но они работают лишь частично. Согласны ли вы с этим?

— Дело в том, что это чисто политические законы. Принимались они ввиду потребности сохранения этнических меньшинств, которые у нас есть. И поэтому когда мы писали эти законы, не рассчитывали на то, что они будут полностью исполняться. Как впрочем, не в полном объеме выполняются и все остальные общероссийские законы. Думаю и за рубежом также. А на сегодняшний день с принятием закона «О кочевой семье», в моем понимании, как бы завершен весь комплекс законов по коренным малочисленных народам Севера. Я уже говорила об отраслевом мышлении наших чиновников. В этом вся сложность. Поэтому даже если эти законы выполняются частично, это уже хорошо.

— Закон о кочевой семье тоже ведь финансово не подкреплен?

— Пока, но механизмы его реализации Министерством по делам молодежи, семейной политики РС (Я) прорабатываются. Сами понимаете, не имеющие аналогов в мировой практике правовые акты долгое время проходят пути вхождения в общественную жизнь. Так было со всеми нашими законами, поскольку многие из них были пионерными в мире.  А Закон РС (Я) «О кочевой семье» на сегодня является моральной поддержкой для многих кочевых семей. К примеру, как только закон был принят, в Эвено-Бытантайском районе две молодые семьи решили заняться оленеводством, в Оленьке – то же самое. Это еще связано с отсутствием на севере рабочих мест. А будучи кочевыми семьями, они смогут получать какие-то субсидии, могут рассчитывать на помощь со стороны государства.

— Чего вы ожидаете от IV Всероссийского съезда оленеводов?

— Такие форумы нужны не только для объединения оленеводов, но и, в первую очередь, для выработки общественного мнения, которое может оказать определенное влияние на федеральные власти. Также проведение всероссийского съезда, я думаю, активизирует работу Союза оленеводов России, одной из задач которого является разработка пакета законодательных актов по проблемам коренных народов Севера.

Ирина РОМАНОВА