125

09 ноября 2018 в 16:15

Короткая, но яркая жизнь

Михаил Васильевич Ксенофонтов (Мегежекский) родился 21 ноября 1898 года в одном из дальних наслегов Нюрбинского улуса, в I Бордонском наслеге Вилюйского округа в с. Малыкай в семье бедного крестьянина-скотовода, кузнеца Василия Васильевича Ксенофонтова.

Миша был пятым ребенком в семье Ксенофонтовых. Отец и мать были безграмотными, но тем не менее их большим стремлением было дать детям образование. Горечь батрацкой доли Миша вкусил еще в восьмилетнем возрасте. Но внешне Миша оставался беспечным, неунывающим мальчиком. За внешней беззаботностью скрывалась постоянная работа мысли.
Родителям удалось устроить Мишу в четырехклассную Малыкайскую церковно-приходскую школу. Мальчишка обладал не только цепкой памятью, но и отличался редкой сообразительностью, был чрезвычайно любознательным и дотошным. И поэтому он заметно опередил сверстников в учебе. Уважаемый учитель Кузьма Иванович Попов, в полной мере оценивший незаурядные способности мальчика, как-то говорил родителям: «Он очень одаренный мальчик. У меня не было еще таких способных учеников, как он и его друг Стёпа Васильев. Они, не скрою, знают много больше школьной программы».
Однажды Кузьма Иванович сообщил им о согласии учителя Нюрбинской 2-классной народной школы Якова Аркадьевича Попова принять Мишу в пансионат этой школы. С первых дней Миша оправдал возлагавшиеся на него надежды. Быстро стал лучшим учеником в классе.
Яков Аркадьевич Попов был в свое время членом первого в Якутии марксистского кружка «Маяк», он стал как бы духовным отцом Миши Ксенофонтова. Он приобщил его и других к политике, дал им ответы на многие вопросы, которые давно уже волновали пытливых учеников. Пусть многого тогда и не понял Миша, но он уразумел главное: есть люди, которые уже ведут борьбу против зла, насилия и несправедливости, причем ведут ее организованно, настойчиво и целеустремленно. Имя этим людям -революционеры.
Яков Аркадьевич сделал и еще одно большое доброе дело: по его ходатайству Михаила Ксенофонтова приняли в 1915 году в Якутскую учительскую семинарию. Вместе с Михаилом, к его величайшей радости, поступать в Якутскую учительскую семинарию поехал его закадычный друг-товарищ Стёпа Васильев.
В ту пору в стенах семинарии царил дух свободомыслия. Этот дух, жажда справедливости были восприняты молодыми у ссыльных, которые жили в ту пору в Якутске. Со дня поступления Михаила в семинарию прошло не так уж и много времени, когда учащиеся, выходцы из сел Вилюйского округа, организовались в тайный ученический кружок. Первыми вошли в него Степан Аржаков, Исидор Иванов (позже Барахов), Степан Васильев, Михаил Ксенофонтов (позже Мегежекский), а также Муся Потапова (позже Габышева) и Дора Жиркова.
Волны революционной борьбы докатывались и до Якутии. Здесь, в далеком крае, томились в ссылке и тюрьмах подвижники-революционеры. Они не бездействовали. Именно политссыльные: Е.М. Ярославский, Г.К. Орджоникидзе, Г.И. Петровский, стали наставниками молодых якутских революционеров.
Как раз в это время Михаил Ксенофонтов со своими друзьями Степаном Васильевым, Исидором Ивановым и Степаном Аржаковым встретились с Максимом Аммосовым и его друзьями.
…В феврале 1917 года произошла буржуазно-демократическая революция в России. Пало царское самодержавие. К этому моменту передовая якутская молодежь, вовлеченная в кружок Емельяна Ярославского, подошла хорошо подготовленной, политически грамотной, идейно довольно закаленной.
В начале марта 1917 года в Якутске организуется большевистский революционный комитет. В состав его вошли вместе с Емельяном Ярославским, Серго Орджоникидзе и Григорием Петровским молодые якутские революционеры Максим Аммосов и Платон Слепцов.
После избрания Совета рабочих и солдатских депутатов группа политических ссыльных и членов кружка «Юный социал-демократ», где состоял и Михаил Ксенофонтов, участвовала с оружием в руках в свержении буржуазного Областного совета и установлении власти рабочих Советов, освободила узников якутской тюрьмы, томившихся там за то, что выступали против царских сатрапов и произвола. В первых рядах тех, кто отправился открывать тюремные камеры, шли два закадычных друга Михаил Ксенофонтов и Степан Васильев. Этим событием была впервые провозглашена советская власть в Якутске.
Однако, советская власть просуществовала всего полтора месяца и пала в непосильной борьбе с сибирской контрреволюцией. Тяжелые, незабываемые испытания вынесли трудящиеся Сибири, в частности и Якутии, за год колчаковской диктатуры. «В критический момент наравне с другими я взялся за винтовку и не выпускал ее до последнего момента, т.е. до того времени, когда нас осталось всего-навсего трое. В сентябре 1918 года был арестован и передан Военно-полевому суду… Попытка ликвидировать меня без суда и следствия не увенчалась успехом, ибо вилюйские казаки отказались выполнить роль палачей, — писал впоследствии Михаил Васильевич в своей автобиографии, — Сидел в тюрьме с 1 сентября 1918 года по 1 апреля 1919 года, т.е. ровно 8 месяцев».
По выходу из тюрьмы Михаил Ксенофонтов, находясь под негласным надзором колчаковской полиции, начал собирать и объединять обломки советской молодежи и «заражать» большевизмом слушателей Якутской учительской семинарии и сельхозшколы. В июне 1919 года он, член комитета подпольной большевистской организации, создает из учащихся учебных заведений г. Якутска революционный кружок молодежи. Как раз в конце октября 1919 года был избран новый комитет подпольной большевистской организации. В его состав вошли Ф.Лебедев, Б.Чижик, А.Струлевич, П.Кочнев и М.Ксенофонтов — в ту пору у Михаила Ксенофонтова появилась подпольная кличка «Мегежекский» по названию местности, где он родился и провел детские годы — «Мэгэдьэк тубэтэ», которая позже в марте 1925 года стала его официальной фамилией.
После свержения колчаковской власти в Якутске члены кружка вышли из подполья, и 20 декабря 1919 года кружок принял название «Юный коммунист». Им руководили В.Д. Котенко и М.В. Ксенофонтов. Кружок в дальнейшем стал фундаментом возникновения комсомола.
Очень важную работу провел Михаил Васильевич в самые жаркие дни боев и установления и укрепления Советской власти в Якутии в 1920-1921 гг. Он боролся за советскую власть в одном из крупных округов тогдашней Якутской области — в Вилюйском округе. С апреля 1920 года по май 1921 года в этом округе работал сначала особоуполномоченным Якутского революционного штаба, членом ревкома, заведующим отделом управления, председателем уездного ревкома. В мае 1920 года организовал первую коммунистическую ячейку в городе Вилюйске. Затем, будучи отозванным в Якутск, в короткое время исполнял обязанности заведующего отделом управления губернского ревкома.
С августа 1921 года по июнь 1922 года Михаил Васильевич работал в Олёкминском округе председателем уездного ревкома, членом Президиума и заведующим отделом управления уездного исполкома и, наконец, работал в штабе Олекминского сводного отряда, оперировавшего в направлении Саныяхтаха.
В первые годы восстановления народного хозяйства Якутское губбюро РКП(б) направляет М.В. Мегежекского на учебу в Коммунистический университет трудящихся Востока, в Москву. По окончании учебы он возвращается на родину и назначается заведующим учебной частью Якутской советско-партийной школы. Вскоре его выдвигают на ответственные партийные и государственные должности.
IV Всеякутский съезд Советов, проходивший 2-13 февраля 1926 года, избрал М.В. Мегежекского членом Якутского Центрального исполнительного комитета.
Именно в эти годы проявились его организаторские способности, большой талант и такт руководителя большого масштаба. Он никогда не думал о собственном здоровье. Боролся и работал в полном смысле этого слова самоотверженно, не щадя себя.
Как одного из самых честных, принципиальных, всесторонне проверенных большевиков Мегежекского вскоре избрали председателем Областной контрольной комиссии.
15 апреля 1926 года М.В. Мегежекский был избран членом Президиума и ответственным секретарем Якутского ЦИК. По рекомендации бюро Якутского областного комитета партии 23 сентября 1926 года он был избран председателем ЯЦИК после П.А. Ойунского и на этой ответственной должности работал до марта 1927 года.
С 17 февраля—2 марта 1927 года в Якутске проходил V Всеякутский съезд Советов. Съезд ярким вступительным словом открыл Председатель ЯЦИК М.В. Мегежекский, и на этот раз он был избран в состав ЦИК Якутской АССР и выдвинут в члены Совета национальностей ЦИК СССР IV созыва.
…Особенно трудными и душевно мучительными для Михаила Васильевича стали последние годы его короткой, но яркой жизни — это 1927-1929 гг.
В 1928 г. комиссия ЦК ВКП(б) и ВЦИК под руководством Яна Полуяна большую часть вины за контрреволюционный мятеж 1927—1928 гг. возложила на так называемую «националистически настроенную интеллигенцию» и тогдашнее руководство республики — секретаря Якутского обкома ВКП(б) И.Н. Барахова, председателя областной контрольной комиссии ВКП(б) С.В. Васильева и их соратников. По необъективным выводам Комиссии Я.Полуяна 9 августа 1928 года ЦК ВКП(б) принял постановление «О положении в Якутской организации», подписанное В.М. Молотовым. Исидор Барахов, Максим Аммосов, Степан Васильев были отозваны в распоряжение ЦК ВКП(б). В те трудные для республики дни М.В. Мегежекский твердо и последовательно встал на защиту позиции старого обкома партии во главе с Ис.Бараховым. Так, он до конца жизни оставался страстным защитником линии, проводимой его верными соратниками-друзьями, большевиками-ленинцами Максимом Аммосовым, Исидором Бараховым, Степаном Васильевым, Платоном Ойунским, Степаном Аржаковым и их товарищами.
В последние годы жизни Михаил Васильевич много сил и труда посвятил вопросам улучшения деятельности государственного аппарата. В бытность председателем Областной контрольной комиссии он 20 июля 1927 года сделал доклад на объединенном пленуме обкома и областной контрольной комиссии ВКП(б) по вопросу «О сокращении, упрощении и реорганизации госаппарата ЯАССР».
VI Всеякутский съезд Советов проходил с 17 феврали—4 марта 1929 года. М.В. Мегежекский сделал на съезде Советов замечательный доклад «Об организационной, массовой работе Советов и их исполкомов» с глубоким анализом и дельными предложениями. В то время он все еще оставался заместителем председателя ЯЦИК, заведующим его организационным отделом. Он принимал непосредственное участие в разработке целостной системы построения местных органов власти, которую осуществляли Советы от наслежных до Совнаркома республики.
Очень рано оборвалась жизнь Михаила Мегежекского, он умер 31 августа 1929 года от паралича сердца. Товарищи, друзья и соратники в те дни были в Москве. В своем соболезновании Максим Аммосов, Степан Аржаков, Исидор Барахов, Рая Цугель, Николай Захаренко, Александр Попов, Иван Редников писали: «Просим достойно увековечить память Миши, талантливого организатора, пламенного агитатора, прекрасного товарища и друга, стойкого большевика, жизнь которого — лучшая школа для новых кадров». А друг детства, земляк, соратник по работе Степан Васильев, в то время работавший членом Партийной коллегии ЦКК ВКП(б), с прискорбием телеграфировал: «Якутская организация в лице его потеряла пионера большевизма и организатора партии, а Правительство — лучшего руководителя…».
Мегежекского похоронили с почестями. Президиум ЯЦИК и Совнарком ЯАССР на экстренном заседании 31 августа 1929 года в знак увековечения памяти покойного решили переименовать Нюрбинский улус Вилюйского округа в Мегежекский улус, присвоить областной советско-партийной школе имя Мегежекского, назначить 5 стипендий имени Мегежекского в центральных вузах и 50 стипендий в учебных заведениях республики для детей бедняков и батраков.
Казалось бы, его уже не могли коснуться наступившие впоследствии тяжелые времена сталинских репрессий. Но слуги Ежова и Берии не гнушались клеветой даже на давно ушедших из жизни. В те черные дни 1939 года М.В. Мегежекского, умершего 10 лет тому назад, причислили к стану «врагов народа», и специальным решением его имя было снято с его родного района, Областной совпартшколы. Он был предан забвению. Только после XX съезда партии чистый и светлый образ М.В. Мегежекского был восстановлен, и он был полностью реабилитирован.

Эдуард ДАНИЛОВ,
ветеран труда и тыла, государственной службы