40

13 ноября 2017 в 13:37

В Якутске было шумно…

…В руках у меня потрепанная, пожелтевшая от времени районная газета «Ленский коммунист», вышедшая в свет 40 лет назад - 7 ноября 1977 года. В этом юбилейном номере, посвященном 60-летию Великой Октябрьской революции 1917 года, среди новостей, заметок и репортажей находим небольшую статью журналиста Е. Чупровой «Слушая время».

Журналист пишет об очевидце Февральской и Октябрьской революций, непосредственном участнике Гражданской войны в Якутии — Викентии Вячеславовиче Бялыницком. Раритетную газету с фотографией дедушки по материнской линии бережно хранит в своем семейном архиве внучка Викентия Вячеславовича, вице-спикер парламента республики Ольга Валерьевна Балабкина…
Кроме старинной газеты, Ольга Валерьевна предоставила нам и выписки из дневника воспоминаний своего деда. А биография у Викентия Вячеславовича Бялыницкого, внука польского генерала, сосланного за мятеж в Иркутск, сына наркома финансов нашей республики, участника становления Советской власти в Якутии, была чрезвычайно интересной, насыщенной боевыми событиями. И неудивительно, что именно о нем написала Ленская районная газета в своем юбилейном номере.
Вот как в 1977 году Викентий Вячеславович вспоминает, как он встретил Февральскую и Октябрьскую революции…
– 1917 год. Февральская революция застала меня в с. Кутана Вилюйской группы районов, где я работал в отделении связи монтером. Однажды якутский телеграф предложил отделению связи в 12 часов ночи связаться по аппарату с Якутском: будет передан манифест царя. Манифест начался со слов: «Божьей милостью Мы, Николай Второй Самодержавец всея Руси, царь Польский, царь Финляндский и.т.д. Отрекаюсь от престола в пользу наследника, Алексея». Наследник Алексей отрекся от престола в пользу Великого князя Николая Николаевича, и Великий князь отрекся от престола. Так началась Февральская революция, кончилась царская династия.
А потом был Октябрь. Узнали мы об этом с опозданием – связь была прервана, типография не работала. А и узнав, не могли толком понять, что к чему. И что такое Советская власть, не сразу разобрались. В Якутске, где я жил в то время, власть чередовалась: то белые, то красные, то эсеры… Шумно было. Собрание за собранием…
В 1918 году против Временного правительства первыми забастовали рабочие типографий. Мы, связисты, их поддержали. В течение двух месяцев держались рабочие. На два месяца была прервана связь с Иркутском. В июне в город прибыл отряд белогвардейцев под командованием поручика Гордеева. Большевики ушли в подполье. Гордеев установил власть белых, забастовку ликвидировал, главарей посадил в тюрьму, а нас заставил работать.
В марте 1919 года по распоряжению Колчака я был мобилизован и отправлен в Иркутск, откуда в составе маршевой роты отбыл на фронт. На фронте меня, как связиста, зачислили в полковую связь. А в то время солдаты, разобравшись что к чему, в одиночку и целыми взводами, ротами перебегали к красным. Представился такой случай и мне. Перебежав к красным, я сказал командиру полка, что желаю служить в Красной Армии, что я связист, хорошо знаю скородействующий аппарат Юза, аппарат Морзе и телефоны. Командир полка меня отправил к командиру 130 дивизии. Мои знания проверили и назначили механиком связи при штабе дивизии. В мои обязанности входило ремонт аппаратов Юза, Морзе и телефонов, при переезде дивизии устанавливал аппаратуру, связь держали полками.
Наша 130 дивизия с боями продвигалась вдоль железной дороги. В 1920 году штаб дивизии стоял в г. Канске. Здесь увидел я Каландаришвили. В апреле дивизия прибыла в Иркутск. Здесь я заболел брюшным тифом. Проболел два месяца, за это время дивизию отправили на запад.
Через врачебную комиссию я был освобожден от службы, демобилизовался и вернулся в Якутию. Это был 1921 год. Город находился в осадном положении. На улицах — баррикады, с 6 вечера по городу ходили патрули. Я был в то время бойцом ЧОН (часть особого назначения), партизанил, был бойцом в роте ГПУ (командир Мизин)…
Из статьи в газете «Ленский коммунист» мы также узнаем о том, что бандиты не раз угрожали смертью В.В. Бялыницкому и его семье. Так было в Синске, когда чуть не погибла семья Викентия Вячеславовича. Лишь чудом им удалось спастись.
Читая выписки из дневника непосредственного участника Гражданской войны, явственно ощущаешь, в каких трудных условиях шло становление Советской власти в Якутии. Вот как описывает эти исторические события Викентий Вячеславович: «В марте 1922 года в Якутск со своим отрядом прибыл легендарный полководец Строд. За ним следовал командующий вооруженными силами Якутии Каландаришвили со своим штабом в 30 человек. Не доезжая 45 км до города, он попал в засаду и вместе со своим штабом погиб. После гибели Каландаришвили командующим вооруженными силами был назначен Байкалов, который благополучно прибыл в Якутск. Велась борьба с бандитами с марта 1921 года по июнь 1922 года. В июне 1922 года на 5 пароходах с буксировкой барж прибыли Петроградский полк, 227 полк, отдельная телеграфно-строительная рота связи, привезли пушки, пулеметы, гранаты, оружие и боеприпасы. В это время на подмогу бандитам подоспели генерал Пепеляев и генерал Ракитин, которые были хорошо вооружены и готовили поход на Якутск.
В феврале 1923 года наши войска вышли в поход на Амгу, где стоял Пепеляев. Я из ЧОНа был передан в отдельную роту связи как знающий местные условия. Нашу роту связи поставили в заслон от Якутска в 100 км. На Амгинский тракт. Вот здесь на нас напал генерал Ракитин. Бой был для нас тяжелым, его офицеры были снабжены винчестерами. Несмотря на это, мы сражались отчаянно и Ракитин, потеряв более 70 человек — офицеров, фельдфебелей, унтер-офицеров и более 100 бандитов-якутов — отступил.
В Амге бой был жестоким, наши разбили войска Пепеляева, сам он с остатком офицеров бежал. Банды якутов были разгромлены, их главный главарь Куликовский отравился, Пепеляев сдался в плен, Ракитин застрелился. Так закончилась бесславная авантюра белогвардейщины, так закончилась Гражданская война в Якутии. Я вновь поступил работать в связь…».
В 1954 году за беспрерывную и безупречную работу в связи, а также за участие в становлении Советской власти Викентий Вячеславович Бялыницкий был награжден высшей правительственной наградой — орденом Ленина.
В газетной статье также мы читаем: «Около 20 лет Викентий Вячеславович на пенсии, но мысли уехать из Якутии не было никогда. И не только потому, что здесь родились и выросли его дети (у Викентия Вячеславовича 9 детей, 26 внуков, 9 правнуков). Как уедешь из тех мест, где вихрем пронеслась твоя боевая юность, где закалялся, мужал характер, где впервые узнал, что такое Советская власть?!».

Рина РЯБИНИНА