93

26 октября 2018 в 14:59

«Маленькие изменения могут иметь большие последствия»

18 октября 2018 года на очередном Общем собрании Парламентской Ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье» была поддержана инициатива Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) - проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу приобретения прав на земельные участки лицами, относящимися к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, и их общинами», разработанный в целях наделения лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ, и их общин правом безвозмездного пользования земельными участками, расположенными на территориях традиционного природопользования этих народов. Председатель постоянного комитета Государственного Собрания (Ил Тумэн) РС (Я) по вопросам коренных малочисленных народов Севера и делам Арктики Елена Голомарева о новых поправках, о правовых коллизиях и о том, как они отражаются на простых людях.

– Елена Христофоровна, какие поправки в законопроект стали предметом обсуждения среди законодателей?
– Дело в том, даже небольшие изменения в терминологии могут изменить суть законопроекта. Желая провести маленькие изменения нужно помнить, что они могут иметь большие последствия. Новый законопроект предлагает внести изменения в ряд федеральных законов, в которых слова: «земель традиционного природопользования», «компактного проживания», «районах проживания этих народов и осуществляющие традиционное хозяйствование», «территории традиционного расселения малочисленных народов, ведущих традиционный образ жизни, осуществляющих традиционное хозяйствование» будут заменены словами «в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности».
Нормативный правовой акт предлагает отказаться также от понятий «хозяйствование», «традиционное хозяйствование, заменив их понятиями «хозяйственная деятельность», «традиционная хозяйственная деятельность».
Если данный законопроект будет принят, произойдет резкое сужение действия федеральных законов о коренных малочисленных народах. Все будет ограничено только теми территориями, которые вошли в перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации, утверждаемым распоряжением правительства страны.
По действующему федеральному закону «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» коренными малочисленными народами Российской Федерации являются «народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков», однако, проект закона ограничивает данное понятие только местами традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности.
В утвержденном распоряжении правительства Российской Федерации от 8 мая 2009 года №331-р в перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности включено 28 субъектов Российской Федерации, 259 сельских поселений, 147 муниципальных районов, 33 городских округа. Если в других регионах страны к местам традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов относятся крупные города, такие как Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Южно-Сахалинск, Анадырь, то в Якутии перечень мест установлен на уровне поселений (наслегов).

Гуманность и человеколюбие по отношению к людям, живущим и работающим в экстремальных условиях сурового края, должно отразиться и в законах, принимаемых на самом высоком уровне. YAR-SALE.COM

Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации провели большую работу — анализ Российской и Зарубежной правовой базы и правоприменительной практики в области в области защиты прав коренных малочисленных народов. На основании этого анализа, изложенного подробно на 600 страницах, выработаны рекомендации по совершенствованию законодательства о коренных народах Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ. Проведение такого анализа позволяет решать проблемы устранения пробелов в регулировании отношений с участием представителей коренных малочисленных народов, предотвращения коллизий правовых норм, которые в условиях динамичного развития российского законодательства подчас оказываются неизбежными, а также иных дефектов правового регулирования. Такой анализ позволяет законодателям более грамотно подходить к устранению правовых коллизий.
Особое внимание в Международной Конвенции уделяется необходимости принятия со стороны государств мер, направленных на охрану прав коренных народов на природные ресурсы, относящиеся к их землям, без чего права коренных народов на земли приобрели бы характер декларации. В частности, устанавливается, что указанные права должны включать в себя право коренных народов на участки в пользовании и в управлении этими ресурсами, а также в их сохранении. При этом в случаях, когда государство сохраняет за собой собственность на минеральные ресурсы или ресурсы земных недр или другие ресурсы, правительства должны устанавливать процедуры, посредством которых они проводят консультации с целью выяснения возможного нанесения ущерба интересам этих народов проведением программ по разведке или эксплуатации ресурсов, относящихся к их землям. По мере возможности коренные народы могут участвовать в результатах такой деятельности и получать компенсацию за ущерб, причиняемый им данной деятельностью.

– В результате этих коллизий, сегодня с какими трудностями сталкиваются коренные народы в реализации своих прав?
– В настоящее время вопрос об условиях предоставления малочисленным народам земельных участков для ведения традиционных образа жизни и хозяйствования регулируется законодательными актами неоднозначно и неполно. Казалось бы, в специальных законодательных актах установлено право малочисленных народов на безвозмездное пользование землей в целях защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов. Ему противоречит другой законодательный акт, где предусмотрены ограничения. Так, согласно статье 10 Федерального закона №101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, могут передаваться общинам малочисленных народов в аренду. При этом выкупить арендуемый земельный участок в собственность они тоже не могут.
Традиционные занятия коренных народов Севера – оленеводство, рыболовство, охота тесно взаимосвязаны выживанием этих народов на своей исконной земле. Именно вопросы народосбережения должны быть приоритетом в политике государства, а потом уже устойчивое развитие их территорий, что я пыталась донести до законодателей в Москве.
Года 2 назад оленеводы получали федеральную дотацию на поголовье, ее сегодня нет. Нет федерального закона «Об оленеводстве», тогда как оленеводство – это отрасль, образующая этносы коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, имеющая многовековые традиции. Такая же ситуация с охотничьим промыслом. Сегодня охотничьи угодья выставлены на аукцион, а на какие средства он выкупит эти угодья, если он сегодня без стабильной работы? Рыболовство – основной вид выживания и питания в арктических и северных районах. Переход рыбного промысла на аукцион тоже возмущает население. Вот такие коллизии, когда закон с одной стороны защищает коренные народы, а с другой Лесной кодекс ущемляет их право на традиционное занятие и исконные земли. Представители коренных малочисленных народов, проживающие на территориях, получивших статус особо охраняемых зон, не должны иметь ограничения на добычу охотничьих ресурсов для личного потребления. Сегодня северяне чувствуют дискомфорт и не могут свободно охотиться в тундре или ловить рыбу, ожидая каждый раз рейдов и штрафов.
Гуманность и человеколюбие по отношению к людям, живущим и работающим в экстремальных условиях сурового края, должно отразиться и в законах, принимаемых на самом высоком уровне. Недавний случай с пропажей людей в анабарской тундре  всколыхнула жителей Республики. Шесть суток молоденькая девушка и ее отец с другом боролись за выживание и верили в спасение. Все мы с трепетом в сердце молили бога и помогали, чем могли. Пять лет назад в Нижней Колыме такая же участь настигла семью оленеводов, но они, к сожалению, не выжили. Эти случаи не должны повторяться. Люди на Севере очень выносливые и терпеливые, но перед стихией и они беззащитны. А кредит доверия людей не безграничен. Они привыкли доверять только поступкам и реальным делам. Север не прощает ошибок и человеческого равнодушия.
Я считаю, что оленевод и недропользователь должны быть равноправными субъектами права, первый как исконный житель на своей земле, второй как исполнитель госзаказа на его земле. Если законом будут четко начертаны их права и обязанности друг перед другом, не должны возникнуть никакие коллизии в законе. Сегодня, несмотря на рост объемов производства у недропользователей, благосостояние коренных народов и местного населения не растет, а состояние окружающей среды ухудшается. К сожалению, социальный диалог между ними еще не установлен, финансовые вливания в развитие территорий осуществляются от случая к случаю, зависят от «доброй воли» недропользователей. Наша задача – очеловечить наши законы, чтобы они реально защищали и заработали на благо человека. Я очень надеюсь, что социальное и правовое партнерство между недропользователями и оленеводами, заложат начало более цивилизованному и человеческому диалогу на правовом поле.