337

20 июля 2018 в 10:12

«В душе я всегда была географом…»

В рамках второго сезона научно-исследовательской экспедиции Якутского регионального отделения Русского географического общества «Плавучий университет на реке Лена» на протяжении месяца проводились всесторонние комплексные исследования в Олекминском и Ленском районах Якутии. В интервью нашей газете руководитель Ленского отряда, генеральный директор Якутского фондового центра Альбина Черепанова рассказала подробнее о целях и итогах экспедиции.

— Альбина Прокопьевна, как давно вы являетесь членом РГО?
— На самом деле официально я стала членом Русского географического общества недавно, но в душе, наверное, всегда была географом, потому что моя первая специальность – горный инженер-гидрогеолог, эта специальность близка к наукам о земле, также мои родные были географами. В свое время я даже книгу писала к юбилею Зои Марковны Дмитриевой, издала книгу в память о ней. Она была первым картографом в университете, кандидатом наук, педагогом. Самое приятное, что мы сделали ее аудиторию в университете. У нее были фотографии города Якутска 50-60-х годов, я сделала современные фотографии тех же мест, и всю аудиторию мы завесили этими фотоработами – старыми и новыми, чтобы студенты видели, как на самом деле каждый год наш город меняется.

— Это ваша первая экспедиция?
— Проект «Плавучий университет» идет второй год, первый сезон прошел по маршруту Якутск-Тикси-Якутск. Когда узнала, что состоялся первый сезон и такой проект вполне реален и на второй год, я связалась с администрациями Олекминского и Ленского районов, съездила туда по своей личной инициативе. Они ответили: «Да, мы вас поддержим!». И вот, буквально состыковав все звенья, получился такой хороший проект.
Надо отметить, что действительно местное население, главы наслегов, городов, районов оказали нам огромную помощь и поддержку, все прошло благополучно именно благодаря им. Все время нужно было перевозить нас на лодках, а было больше 20 человек – это же несколько лодок, много топлива, усилия людей, время и так далее. Просто низкий поклон местному населению, которое так заинтересовано в том, чтобы место, где они проживают, изучалось с разных сторон. Люди на местах взяли на себя ответственность, чтобы помочь нам изучать условия в каждом селе. Теперь наступила наша ответственность, теперь мы должны все полученные результаты систематизировать, проанализировать и дать хороший итог, чтобы он был научно обоснованным, чтобы на него можно было затем опираться на практике. В ноябре у нас как раз состоится научная конференция по итогам «Плавучего университета».
Это ведь была комплексная экспедиция. На самом деле вообще редко бывают комплексные экспедиции. Вот нефтяники – они свои специальные вопросы решают, историки сейчас там бывают редко, а мы комплексно подходим, начиная от гидрогеологических мерзлотных условий, мощности мерзлых пород и заканчивая сакральными местами. Комплексность – в этом состоит особенность нашей экспедиции, поэтому она востребована.
Лично мной проводились исследования по моей второй специальности – больше экономического плана. Провели анкетирования и опросы, насколько сейчас проживание у людей оптимально, категории: бедные ли они, средние или, может быть, там живут олигархи. Этот срез позволяет определить, какова на сегодня обеспеченность нашего сельского населения. Статистика – она вещь хитрая, которая все усредняет, а здесь конкретно – село одно, село другое, промышленное село, сельскохозяйственное село, бывший леспромхоз или бывшая ямщицкая. Вроде бы все села находятся на одной линии, думаешь, что они примерно одинаковые. Но ничего подобного! Ничего общего между селами нет, они очень разные.

— В чем состоит идея «Плавучего университета»? Ее можно рассматривать как образовательную практику для студентов?
— Мы, наверное, в стране вторые или третьи, которые этим занимаются, есть, кроме нашего, известный Арктический плавучий университет. По примеру архангелогородцев эта идея возникла в нашем отделении Русского географического общества, и хорошо, что ее поддержали грантом. Нас 25 человек, из них 9 – это тьюторы, наставники, из которых 4 – кандидаты наук, то есть это преподаватели и ученые, 9 слушателей из нашего якутского университета СВФУ, также ЯГСХА, были 2 студентки из Томского университета, аспирант из Новосибирска, у которого диссертация по гидрогеологическим вопросам реки Лены. Кроме того, 4 человека из врачебного десанта «Волна здоровья», который имел просто ошеломляющий успех. В глубинных селах, где не все имеют возможность приехать в город, нуждаются в подобных исследованиях. Делали УЗИ органов, брали кровь на анализы холестерина, сахарного диабета, то есть стандарты Минздрава, которые позволяют оценить здоровье. В итоге оказалось, что только около 22% населения находятся вне риска. У нас с собой обязательно был спасатель МЧС – Афанасий Николаев. Тот человек, который участвовал в спасении Карины Чикитовой, моей подопечной, которую я курирую уже несколько лет. В жизни ничего не бывает случайно, как-то так сходятся пути и дороги, было приятно с ним еще раз встретиться. Также был свой фотограф, надеюсь, что будут хорошие фото— и видеоматериалы.

— У вас не возникало трудностей из-за того, что члены экспедиции занимались совершенно разными вопросами?
— Нет, ведь мы – команда, хотя некоторые ее члены занимались очень узкими вопросами отдельного направления. Например, одна девушка изучала ихтиофауну. Перед каждым была поставлена своя собственная задача. Наш научный руководитель – директор Института мерзлотоведения, профессор, доктор наук Михаил Николаевич Железняк, поэтому научная подоплека была очень хорошо обоснована. Конечно, когда приезжаешь в село, хочется провести еще больше исследований. Вообще, наша цель была не только походить, посмотреть, поспрашивать, а дать четкое обоснование, четкие рекомендации: почему так и что нужно сделать для того, чтобы изменить ситуацию.

— Также хотелось бы задать вопрос, как представителю регионального отделения партии «За женщин России», про ваше отношение к повышению пенсионного возраста.
— В целом я поддерживаю повышение возраста выхода на пенсию. Идея-то правильная, только сама ее реализация какая-то скомканная – это правда. У мужчин увеличат на 5 лет, а у женщин – на 8 лет – весьма странный подход. Потом, сама система мне не очень понятна. У нас же пенсия не только государственная, также есть возможности накопительной, а эта категория никак не расширена и получается, что человек обрезан. Да, приятно, что люди, проживающие на Крайнем Севере, сохраняют льготы. Но возможности ведь совсем разные у тех, кто проживает в Центральной России, и у тех, кто на Крайнем Севере, поэтому хотелось бы, чтобы были более мягкие переходные периоды.
Действительно, настанет проблема трудовых ресурсов, потому что возможность устроиться на работу человеку за 50 лет – это итак очень сложно, а теперь будет еще сложнее. Идет так называемая оптимизация, грубо говоря, просто сокращение, высвобождаются люди, которым некуда деваться. И, конечно, пенсия для многих является подспорьем – не только для человека самого, но и для всей его семьи, особенно в сельской местности. Судя по тому, как мы провели проект «Плавучий университет на реке Лене», мы видим, что рабочих мест на селе нет. Бизнес организовать не могут не потому что не умеют или не хотят, а потому что нет возможности. В городе может быть попроще, здесь можно найти работу – чем больше город, тем больше возможностей найти различные подработки, а в селе совсем другие условия, и это никак не было учтено.