176

27 июля 2018 в 10:58

«Работа меня вдохновляет»

Еще со школы Ульяна хотела быть… геологом. В 70-е годы эта профессия была навеяна романтикой путешествий, новых открытий. Однако жизненные обстоятельства сложились так, что она выбрала профессию медика, о чем нисколько не жалеет. Сегодня слова благодарности ей говорят многие пациенты. Но в Чурапче отличника здравоохранения РС (Я) и РФ, Почетного донора России, детского фтизиатра Чурапчинской ЦРБ, заслуженного врача РС (Я) Ульяну Дмитриевну Попову знают не только как талантливого врача, но и как активную общественницу, которая с 1997 года возглавляет Чурапчинскую улусную территориальную организацию профсоюзов работников здравоохранения.

— Ульяна Дмитриевна, ваша активная жизненная позиция, по всей видимости, еще с детства?
— Да, я всегда была активной, заводилой всех дел. В школе — председатель Совета дружины, комсорг, секретарь комсомольской организации школы. Считалась одной из лучших спортсменок-лыжниц школы. Помню, меня каждый год отправляли в Чурапчу защищать честь школы на районных соревнованиях, участвовала и в многоборье. Даже после школы, когда уже дояркой стала работать, тоже постоянно на соревнования отправляли, в том числе и на республиканские. А когда стала студенткой Благовещенского мединститута, меня выдвинули в профсоюз. А в студпрофкоме работали самые активные ребята. Мы столько разных, интересных мероприятий организовывали! Вот где были энергия, фантазия, креатив!
Вообще, пора студенчества была очень яркой и насыщенной. На пятом курсе я даже поехала работать на БАМ. Хотелось испытать себя на прочность и выносливость. Поэтому после пятого курса мы с однокурсницей Людмилой Семеновой записались в стройотряд в качестве врачей и поехали на строительство «стройки века». Кстати, комсоргом того стройотряда был Иван Макаров. Было необычным все: сама работа – закладка рельсов, жизнь в палатках посреди тайги, ужины у костра, выезды с концертами в Амурскую область.
И позже, когда стала работать в Чурапчинской больнице терапевтом-ординатором, а затем фтизиатром в туббольнице тоже всегда находилась в гуще общественной жизни. Наверное, это у меня в крови…

— А каком году вы пришли работать в Чурапчинскую ЦРБ?
— В терапевтическом отделении я стала работать с лета 1984 года. Конечно, работать в стационаре намного тяжелее, чем в амбулатории: ночные дежурства, большая нагрузка. Но зато в больнице лучше узнаешь своих пациентов, да и сам процесс лечения идет гораздо эффективнее, наглядно видишь результаты своего труда.
Но терапевтов в районе в то время не хватало. По штату в отделении должны были работать два врача, но из-за нехватки кадров зачастую, подолгу приходилось все 30 коек вести одной. Конечно, было очень тяжело, но зато интересно, я приобрела колоссальный опыт. Помню, как позже, встречая на улице, мои бывшие пациенты благодарили — и это было для меня, врача, высшей похвалой…
Кстати, именно во время работы терапевтом я познакомилась со своим будущим мужем Александром. Летом 1985 года мы поженились. У нас родилось трое детей. А в 1995 году я приняла решение перейти во фтизиатрию…

— Это было продуманным решением или вновь это был вызов себе, проверка на прочность?
— Дело в том, что главврач тубдиспансера Иван Иванович Гулька давно приглашал к себе на работу. Помню, в 1990 году мы ездили на курсы повышения квалификации: я – по пульмонологии, он – по фтизиатрии. Еще тогда Иван Иванович предлагал мне переквалифицироваться. Его можно было понять: вместо положенных четырех фтизиатров в улусном противотуберкулезном диспансере работали всего два врача! Коллеги в больнице, когда узнали о моем решении перейти во фтизиатрию, конечно же, не хотели отпускать…
Работать фтизиатром мне тоже было не менее интересно, чем терапевтом. Вначале лечила взрослых, а в 1997 году стала детским фтизиатром.

— Значит, вы уже более 20 лет работаете в детской фтизиатрии? В чем особенность работы в этой области?
— Основное внимание должно уделяться разъяснительной, профилактической работе среди населения, необходимо проводить работу по раннему выявлению туберкулеза. Все равно, как бы то ни было, ребенок заражается от взрослого. Поэтому взрослые обязательно должны раз в год проходить ФЛГ. Также фтизиатрам необходимо держать тесную связь с администрациями районов и наслегов. К примеру, вместе с Иваном Ивановичем мы обязательно идем к вновь избранным главам наслегов и разговариваем о том, какую работу администрация должна проводить по профилактике туберкулеза. Так что только повышая информированность населения, мы сможем противостоять этой социальной болезни.

— Стала ли меньше детская заболеваемость туберкулезом, в частности, в вашем районе?
— Конечно! Когда я начинала работать, в 90-е годы, то в год у нас заболевали от 3 до 6 детей. А сейчас, либо совсем не фиксируется, либо заболевает один ребенок, и то это уже воспринимается как ЧП. А среди взрослых, если раньше фиксировалось по 20 — 30 случаев, то сейчас — заболевают туберкулезом до 10 человек в год. В целом, Якутия по ДВФО имеет хорошие показатели. Этого мы смогли добиться, так как у нас есть свой научно-исследовательский институт по профилактике и лечению туберкулеза. Благодаря большой системной работе, проводимой ЯНИИТ, заболеваемость в республике снизилась.

— В 1997 году вы не только перешли в такую трудную область медицины, как фтизиатрия, но и стали заниматься общественной работой — вас избрали председателем Чурапчинской улусной территориальной организации профсоюзов работников здравоохранения…
— Это было доверие моих коллег по цеху, и я должна была его оправдать. А шли 90-е годы — время перестройки, развала устоявшейся системы, время нестабильности, невыплат заработной платы. Время было очень тяжелое, но мы работали, отстаивали права трудящихся.
Помню, как один раз выступила на первомайской демонстрации. Как председатель профсоюза медиков, я говорила о плохих условиях труда медработников, росте заболеваемости среди медперсонала, о необходимости строительства новой больницы, а в подтверждении своих слов привела цифры местной статистики. После этого ко мне подошел замглавы и поинтересовался, откуда я взяла эти, говорящие лучше всяких слов, цифры. По его словам, располагая такими данными, они давно могли бы поставить перед руководством республики вопрос строительства новой больницы в Чурапче.
В эти же годы нашим медикам не платили компенсаций за коммунальные услуги, к тому же их размер был мизерным. И тогда помнится, в поисках правды я обошла многие инстанции, даже заходила в Ил Тумэн, к депутату Альбине Поисеевой, ходила в Минтруд, Инспекцию труда, выступала и на улусной сессии, разговаривала с местными депутатами. И вы знаете, я добилась своего – размер коммунальных был увеличен и все средства были выплачены нашим медикам.

— На что направлена нынешняя ваша работа в профсоюзе?
— Если раньше мы больше работали по объединению людей — организовывали праздники, соревнования, то сегодня во главу угла ставится защита прав трудящихся, работа над заключением коллективных договоров. Ведь колдоговор охватывает все, начиная с охраны труда, заканчивая оплатой труда и отношением с работодателем. Все это вносится в колдоговор для того, чтобы не нарушались права трудового человека.
Радует, что сегодня люди стали намного грамотнее. Сейчас колдоговор мы раздаем по всем отделениям — а в улусе 10 участковых больниц, 5 ФАПов, 6 фельдшерских пунктов, 2 врачебные амбулатории, центральная райбольница, тубсанаторий — и если, скажем, где-то нарушаются права, то нам сразу поступает сигнал и мы разбираемся, встаем на защиту членов профсоюза. В целом, с юридической стороны сегодня мы, профсоюзы, стали сильнее. Для нас стали больше проводить обучающих семинаров, конференций. А если профсоюзные работники юридически подкованы, значит, они всегда смогут встать на защиту человека труда.

— В Чурапчинском улусе вас с мужем знают как Почетных доноров России, и что вы в трудные 90-е годы на свои личные средства построили для улуса Станцию переливания крови. Что подвигло вас на этот шаг?
— Просто желание сделать доброе дело для своих земляков. Ведь в те годы финансирования таких объектов не предвиделось и в дальней перспективе, а строительство Станции переливания крови было жизненно необходимым.

— Что вас вдохновляет в этой жизни?
— Конечно, моя семья, дети, внук Дима. Радует, что старшие Саина и Дыгын продолжают нашу медицинскую династию: дочь — врач по УЗИ, а сын — врач МРТ. Младшая Уйгулана выбрала профессию юриста. А мой муж, Александр Александрович Попов, работает в больнице врачом-отоларингологом. Он является заслуженным врачом РФ, отличником здравоохранения СССР, Почетным донором РФ и Чурапчинского улуса, более 100 раз сдавал безвозмездно кровь.
А еще меня вдохновляет работа — как профессиональная, так и общественная. Когда помогаю решить людям их проблемные вопросы, от этого получаю радость и вдохновение на новые дела.