249

09 февраля 2018 в 12:02

Консолидация сил дает импульс на развитие

Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по Федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Александр Акимов за 2017 год принял участие на всех 23 заседаниях Совета Федерации.

— Александр Константинович, в декабре 2017 года принято постановление Совета Федерации ФС РФ «О государственной поддержке социально-экономического развития Республики С(Я)». Что даст данное постановление жителям республики?
— В Совете Федерации с 13 по 15 декабря 2017 года прошли Дни Республики Саха (Якутия) под руководством председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко. Не все правильно понимают значение проведения таких мероприятий. Дни республики проходят раз в 5 лет и имеют большое значение для принятия стратегически важного документа для дальнейшего социально-экономического развития республики. Мы совместно с Правительством республики и Государственным Собранием (Ил Тумэн) почти в течении года предварительно провели большую организационную работу с министерствами и ведомствами по продвижению предложений республики. Все решения постановления надо заранее согласовывать с Правительством РФ. В регионе принята «Стратегия развития Якутии до 2030 г.», об этом с докладом выступил глава республики Егор Борисов. Предложения республики, прежде всего, касались развития транспортной инфраструктуры региона. В том числе завершение строительства железной дороги и строительство моста через Лену. Эти вопросы вошли в транспортную стратегию развития России. Среди сенаторов Совета Федерации есть Рыжков Николай Иванович, он сам, когда работал в правительстве РФ, начинал строительство железной дороги в Якутии. Поэтому он хорошо осведомлен об этой проблеме и поддерживает завершение строительства. И Валентина Матвиенко тоже хорошо понимает, что транспортная инфраструктура имеет важную роль в развитии экономики северного региона. Глава Совета Федерации сама сказала, что Республике нужны современные автодороги и мосты и что необходимо завершить строительство железнодорожного пускового комплекса Томмот-Якутск. И подчеркнула, что следует проработать возможность софинансирования из федерального бюджета строительства ключевых транспортных объектов в регионе.
У нас огромные территории, представлены практически все виды транспорта – железнодорожный, автомобильный, авиационный, морской, речной. Круглогодичным дешевым транспортом охвачен только юг республики – вдоль АЯМ-а. Весь север республики живет на сезонном обеспечении грузами, а в остальное время только авиацией, что, конечно, сказывается на уровне жизни северян. Поэтому этот вопрос у нас стоит на первом месте – в перспективе разработка госпрограммы развития транспортной системы, конкретно о строительстве моста через Лену в районе Якутска, включение в федеральную целевую программу реконструкцию 15-ти и проектировании 9-ти аэропортовых комплексов в республике. Во-вторых, перед Советом Федерации поставили вопрос развития малой авиации. В связи с высокой стоимостью строительства и эксплуатации наземной инфраструктуры, воздушный транспорт остаётся безальтернативным средством пассажирского сообщения на территории Якутии.

— Не менее остро стоит вопрос дороговизны пассажирских авиаперевозок внутри республики и проблема обновления парка воздушных судов.
— Да, давно ставим вопрос о субсидировании авиаперевозок для обеспечения транспортной доступности на местных линиях и о развитии малой авиации на севере. Эти вопросы перед Советом Федерации ставит только наша республика. Предложили разработать отдельную программу субсидирования из федерального бюджета организациям воздушного транспорта для обеспечения доступности внутренних региональных перевозок. Такой документ уже разработан, в скором времени будет внесен. Они понимают проблему и поддерживают нас. Сейчас ситуация на российских заводах налаживается, вместо старых АН-24 начали выпуск новых самолетов. И еще, совместно с парламентом и руководством рес­публики добились решения вопроса по санитарной авиации, когда республика фактически сама финансировала все расходы. Сейчас на эти цели правительством России предусмотрены бюджетные ассигнования в размере 3,3 млрд рублей на 2017 год, и в таком же размере в 2018–2019 годах.
Также «О внесении изменений в статьи 33 и 81 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (в части отдельных особенностей районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей) Ил Тумэн разработал и продвигает ряд законодательных инициатив, направленных на обеспечение доступности медицинской помощи в сельских населенных пунктах и арктических территориях. Мы предложили пересмотреть нормативы в отдаленных и малонаселенных наслегах, чтобы сохранить малокомплектные школы и больницы в районах Крайнего Севера.

— Что вы расскажете о создании так называемых опорных зон в Арктике?
— Сейчас готовится принятие Федерального закона «Об Арктической зоне Российской Федерации». Полномочный представитель Совета Федерации по вопросам развития Дальнего Востока, Восточной Сибири и Арктики, член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Вячеслав Штыров очень тесно работает по продвижению этого закона. Встал вопрос о необходимости выработать комплексную стратегию развития транспорта для Арктики. Он как раз и обсуждался на заседании руководимого им Совета по Арктике и Антарктике при Совете Федерации.
Надо разъяснить людям, что без государственной поддержки освоение и развитие Арктики невозможно. Арктика сегодня не только кладовая ресурсов, но и стратегически важный передовой рубеж обороны нашей страны. По вышеназванному закону, первый этап его реализации – создание опорных зон. Опорные зоны — это не только территории, а в первую очередь перечень взаимодополняющих друг друга проектов, а также инструментов господдержки. Их основные задачи — освоение минерально-сырьевых центров, привлечение инвестиций и развитие Северного морского пути. Совершенствование транспортной инфраструктуры, без которых невозможно возрождение Арктики. Опорные зоны создаются и для того, чтобы прекратить отток населения, привлечь новые кадры. Чтобы сформировать в арктических, северных территориях устойчивую к кризисам социальную среду, нужно провести районирование по зонам с разной степенью комфортности условий проживания. А потом на этой основе выработать систему предоставления гарантий и компенсаций населению, включая районные коэффициенты. Вахтовым методом, как убеждены наши депутаты и как выступал перед Советом Федерации Александр Жирков, Арктику не освоить. Как говорит Вячеслав Штыров, развитие опорных зон — задача комплексная. Это не отдельное предприятие, а такой узел, в котором как для региона, так и для Арктики в целом решаются многие вопросы, в том числе логистические, транспортные и социальные. С реализацией этого закона и начнется возрождение Арктики. В Тикси уже началось восстановление арктического аэродрома и северного морского пути, а с восстановлением важной транспортной инфраструктуры начнется и возрождение Арктики. Еще один немаловажный шаг — якорный проект, характеризующийся стоимостью не менее 100 миллиардов рублей и подтягиванием за собой иных проектов в опорные зоны. Закон гарантирует «безотзывные» обязательства» государства по обеспечению формирования инфраструктуры, предоставления льгот и преференций. Отсюда и развитие региона как приоритет социально-экономической политики страны.

— Наша республика является единственным субъектом, где еще в 2010 году принят и действует закон об этнологической экспертизе. За годы реализации регионального закона об этнологической экспертизе было проведено 11 экспертиз и 53 оценки ущерба по 38 кочевым родовым общинам и 15 сельскохозяйственным кооперативам народов Севера.
— Да, этому предшествовало немало спорных моментов между недропользователями и коренными жителями северных регионов. Имело место множество нарушений при реализации промышленных проектов. В 1999 году, например, был построен газопровод по западному берегу Камчатки, который прошёл с севера на юг через верховья более сотни нерестовых рек и охотничьих угодий. С приходом крупных добывающих компаний возникли спорные моменты и в Якутии, и Ямало-Ненецком, и Ханты-Мансийском автономных округах. Ущерб, наносимый при этом традиционным занятиям — оленеводству, охоте, рыболовству — подсчитать без экспертизы непросто.
С начала действия в республике закона об этнологической экспертизе заметно повысилась прозрачность деятельности хозяйствующих субъектов. Теперь на сходах населения открыто обсуждаются масштабные инвестпроекты по разработке новых месторождений. С внедрением цивилизованных подходов меньше возникает и недопонимания. Крупные ресурсодобывающие компании подписывают соглашения с общинами КМНС и региональной властью, за счёт чего выделяются определённые финансовые средства для рекультивации земель и возмещения иного ущерба. Крупные промышленные компании, осваивающие земли, где исконно живут и ведут хозяйство малочисленные народы Севера, меняют не только экосистему, но и традиционный уклад жизни, быт, культуру местного населения.
Сегодня в Государственной думе разработчики законопроекта опираются на опыт реализации закона об этнологической экспертизе Республики Саха (Якутия), принятого еще в 2010 году. Документ содействует налаживанию взаимоотношений между хозяйствующими субъектами и представителями коренных малочисленных народов на территориях традиционного природопользования и традиционной хозяйственной деятельности, а также минимизирует наносимый ущерб среде их проживания. Всего за период его применения по восьми этнологическим экспертизам были даны положительные заключения. В ходе применения этнологической экспертизы в Республике Саха (Якутия) выявились проблемы. Дело в том, что региональный характер такой процедуры позволяет недропользователям обходить республиканское законодательство под предлогом того, что лицензии на разработку месторождений выдаются на федеральном уровне. Именно поэтому важно появление федерального правового механизма, в котором республику поддержали в Совете Федерации и закон на стадии принятия.
Также республика инициировала принятие республиканского закона «О кочевой семье», который устанавливает статус уникального типа семьи. Уникальность этого закона в том, что он обеспечивает экономическую, социальную и правовую защиту, повышает уровень жизни коренных народов – наших оленеводов. В этом отношении депутаты Ил Тумэна, комитет по проблемам коренных народов Севера и по делам Арктики под руководством Елены Голомаревой настойчиво и целенаправленно работали по выдвижению законодательных инициатив. Одним из передовых, гуманных  законов по учету интересов коренных народов является  Федеральный закон «О территориях традиционного природопользования в Российской Федерации». Одной из задач Закона о территориях традиционного природопользования (ТТП) является выведение данных территорий из гражданского оборота, чтобы они были исключены из сферы купли-продажи, наследования, дарения, аренды, таким образом, были сохранены для будущих поколений. Для защиты почти половины территории республики проведена огромная организационная работа. Это тоже результат системной работы руководства республики, депутатов Ил Тумэна и Совета Федерации. Это есть конкретные действия по защите исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов ради будущих поколений.
Поручение о разработке процедуры этнологической экспертизы в 2016 году дал сам Президент России Владимир Путин. Россия при освоении ресурсов Арктики должна, прежде всего, руководствоваться соблюдением экологической и военной безопасности этого региона, заявил он в ходе ежегодной пресс-конференции в декабре.
В конце прошлого года тема законодательного обеспечения прав КМНС обсуждалась на «круглом столе» Комитета Госдумы по делам национальностей. На мероприятии говорили о деталях и содержании процедуры этнологической экспертизы. Депутаты считают, что закон должен определить условия, порядок и иные аспекты экспертизы при реализации крупных инфраструктурных проектов. Сегодня парламентарии Государственной Думы заинтересованы в принятии закона об этнологической экспертизе. Закон призван не только сохранить традиционный уклад жизни кочевых народов, но и возродить и развить оленеводство. Примечательно, что республиканский закон «Об этнологической экспертизе» будет принят за основу федерального закона.
— Снижение энерготарифов может содействовать более широкому развитию малого и среднего бизнеса в республике?
— В конце июня 2017 года были внесены изменения, описывающие механизм снижения энерготарифов на Дальнем Востоке. Суть их сводится к тому, что поставщики электроэнергии будут заключить с правительствами регионов Дальнего Востока соглашение о безвозмездном целевом взносе, который производители электрической энергии должны перечислять в местные бюджеты. Далее, согласно тексту законопроекта, средства должны поступить на счета энергоснабжающих и энергосбытовых организаций. Законопроект при минимальном числе возражающих был принят.

— Закон о запрете контактной притравки животных вызвал неоднозначную реакцию…
— В январе этого года в Совете Федерации состоялась жаркая дискуссия по этому поводу. Закон о запрете контактной притравки животных широко не обсуждался в субъектах Российской Федерации. Такое мнение высказал член Комитета СФ  Вячеслав Штыров . Он сказал, что на севере люди добывают себе средства к существованию профессиональной охотой. Эти люди не могут осуществлять свое занятие без специально обученных собак, для которых так называемое «натаскивание» является единственно эффективным видом тренировки, которая, кроме всего прочего, в критической ситуации может спасти жизнь человека.  В Совете Федерации поступили очень корректно, предложив создать согласительную комиссию, чтобы выяснить мнение не только депутатов и сенаторов, но и широкой общественности из субъектов РФ, в том числе представителей малых народов, для которых охота была и остается традиционным промыслом и средством для существования.