70

10 ноября 2017 в 16:38

Национальный акцент Маргариты Лянге

Маргарита Арвитовна Лянге является одним из главных действующих лиц в сфере российской межэтнической журналистики, вот уже практически 30-ть лет ведя непримиримую борьбу с нездоровыми ростками ксенофобских настроений, которые временами будоражат общество всплесками иррациональной агрессии к представителям другой национальности.

Ее кипучая деятельность привела к созданию Гильдии межэтнической журналистики, Школы межэтнической журналистики, а также многих других авторских проектов, в рамках которых людей разных национальностей учат дружить, любить собственную культуру и уважать чужую. Она – президент Гильдии межэтнической журналистики, член Совета при Президенте России по межнациональным отношениям, академик Евразийской академии ТВ и радио, заместитель председателя Совета Ассамблеи народов России.
В Якутск Маргарита Лянге приехала для участия в межрегиональной научно-практической конференции «Информационное сопровождение реализации государственной национальной политики и проблемы межэтнической тематики в информационном пространстве» и проведения окружного этапа Всероссийского конкурса на лучшее освещение вопросов межнациональных и этноконфессиональных отношений «СМИротворец-2017», посвященных 385-летию вхождения Якутии в состав Российского государства, 95-летию образования ЯАССР и 25-летию Конституции РС(Я).

– Вы в первый раз в Якутии?
– Нет, это уже четвертый мой приезд.

– Какие у вас впечатления от Якутска? Меняется ли он?
– Ситуация у вас хорошая, достаточно стабильная. Я вижу, что город постоянно развивается. Любое экономическое развитие – оно, конечно, с одной стороны, очень привлекает мигрантов, но, с другой, является признаком того, что есть какая-то положительная динамика. Значит, люди живут неплохо.
Вижу, что Якутск стал намного краше, дороги – определенно лучше. Даже по сравнению с тем, что было 5 лет назад. Можно сказать, я это почувствовала на себе: раньше были такие колдобины-колдобинами, а сейчас едешь и – хорошо.

– Что сподвигло вас заняться именно межэтнической журналистикой?
– Мне всегда это было интересно, и я никогда не понимала, почему. Знаете, я даже диплом написала в университете по русским традициям.
Мне кажется, что во всей традиционной культуре лежит такой пласт невостребованной информации, что было бы неправильно ее не использовать. Ведь это такое же богатство, как, например, алмазы, углеводород, золото и т.д. Это богатство, которое нам оставили предки. Традиционная культура учит, как правильно жить, как правильно жениться, как правильно детей растить, чтобы они были здоровыми. В конце концов, традиционная культура – она вся про то, как быть счастливым. Вот и чего бы этим не пользоваться-то? Это же огромное богатство.
А мы, знаете, каждый раз будто с чистого листа начинаем. Как будто до нас ничего не было, а мы, не знаю, с Марса или с Луны вдруг свалились и начинаем что-то придумывать. Ничего особенного не надо придумывать, все давным-давно придумано до нас. Нужно только интерпретировать это для дня сегодняшнего, чуть-чуть видоизменив. В этом и состоит задача. И, мне кажется, что в медиа эта тема должна обязательно присутствовать.
Мне это всегда было интересно, даже не знаю, почему. Хотя я начинала свою журналистскую работу тогда, когда мне часто говорили: «Что? Ты правда хочешь этим заниматься? Кому это вообще надо?». Это был еще советский период, и тогда меня пригласили работать в «Комсомольскую правду». А «Комсомольская правда»– это было самое крутое, что тогда можно было придумать. И я отказалась к ним пойти, так как они сказали, что мне можно писать про что угодно, но только не на межэтническую тематику: мол, им это совершенно не интересно. Тогда я ответила, что в таком случае и мне у вас не интересно. В 22 года можно, наверное, такое себе позволить (смеется).

– С того момента, как вы начали свою работу, какие изменения, по вашему мнению, произошли в этой сфере?
– Конечно, все сильно изменилось. Общество начинает понимать, насколько это важная часть жизни. Нельзя забывать свои корни! Дело не в том, какой у нас разрез глаз, а в том, что у нас внутри, на какие мелодии мы откликаемся, что считаем справедливым или несправедливым. На самом деле, это все заложено в процессе воспитании и, еще глубже, в традиционной культуре.

– А сами вы, как я слышал, родом из Казахстана?
– Да, я родилась в Казахстане.

– Но фамилия у вас не казахская…
– Немецкая. Мои предки – российские немцы, их выселили в Северный Казахстан. Там, собственно, родился мой отец, там родилась я и учила казахский язык. А затем, еще ребенком, меня увезли в Москву.

– Казахский язык помните?
– Сейчас только считать могу (считает до десяти на казахском). Могу вспомнить какие-то слова, узнаю на слух. То есть тюркская речь – она для меня не чужая, я ее абсолютно точно идентифицирую. Например, не путаю тюркские имена. В Казахстане я себя очень комфортно чувствую с людьми азиатской, тюркской внешности. Некоторые напрягаются, когда попадают в такую обстановку, а мне, вот, приятно. Я в Бурятию приезжаю, и мне будто все родные. Это все как-то чисто субъективно – ощущения родом из детства.

– В этот приезд в Якутск вы заключили соглашение с Ассоциацией национальных СМИ. В чем его суть?
– Суть заключается во взаимопомощи. Ваша Ассоциация новая, появилась недавно, а наша Гильдия существует давно. Я думаю, что мы будем друг другу полезны.

– Каковы у вас планы на будущее?
– У нас в гильдии много креативных людей. Сейчас в ее составе уже почти 200 человек в более чем 40 регионах. Когда мы встречаемся, у нас обязательно что-нибудь рождается. Например, Школа межэтнической журналистики родилась, когда мы просто собрались все вместе и начали рассуждать, что все стали сильно взрослыми, а где же молодняк? (смеется). Таким образом и начали учить. А теперь среди нас уже достаточно молодых людей, и мы видим, что среди победителей конкурса «СМИротворец» их тоже стало много.
Все это происходит поступательно. Мы и дальше будем проводить конкурсы, делать проекты. Была даже идея выходить уже на мировой уровень. Но пока, думаю, хватает и внутрироссийских тем, а уж потом…

– Что вы думаете о нынешней мировой обстановке, когда, в частности, извне ведется политика изоляции России?
– Я думаю, что нам не надо этого бояться. Такое происходит не в первый раз в нашей истории. Просто надо хорошо знать историю и понимать, что наша сила не во внешнем мире, а в том, что внутри нас самих. В нашей культуре, в наших основах… И даже если весь мир от нас отвернется – а это маловероятно, то думаю, что для такой многообразной и настолько территориально великой страны, как Россия, это не значит ничего.
Разве что дополнительный стимул для развития, что сейчас, собственно, и происходит.

Дьулус БОРОЧКОВ