690

23 сентября 2016 в 10:49

«Заведите тетрадку воспоминаний…»

Все больше якутян приходят в Нацархив составить родословную.

…Кабинет начальника отдела информационных услуг Национального архива РС(Я) Екатерины Сергеенко очень напоминает проходной двор – в него то и дело заглядывают люди. Протягивают ей какие-то бланки, она расписывается, что-то им объясняет… И так – без конца. «Таков поток посетителей в наш читальный зал!» — не без гордости объясняет Екатерина Анатольевна.

 

 

След в истории
Поводы, по которым люди приходят в Нацархив, чтобы углубиться в чтение древних документов, конечно, самые разные, но в последние годы в этом потоке все больше тех, кто интересуется историей собственного рода. «Кто были мои предки?», «Откуда корни мои?» -— с такими вопросами они идут к архивистам. И каждый надеется на чудо.

— Екатерина Анатольевна, насколько активно люди сейчас интересуются своей генеалогией?
— Очень активно! У нас в архиве есть читальный зал. Так вот большая часть посещений – а в год их более 6 тысяч — связана как раз с интересом к своей родословной.
— Так было всегда?
— Массовым интерес стал, начиная с 90-ых годов, и, судя по моим наблюдениям, в последние годы только растет. Думаю, не последнюю роль сыграло то, что называют «пропагандой семейных ценностей». Пропаганда не пропаганда, но люди действительно стали с удовольствием и интересом оглядываться в прошлое, искать свои корни.
— Может интерес растет еще и потому, что многие материалы становятся доступны? Ведь потомки репрессированных раньше даже боялись о чем-то спрашивать…
— И это тоже. Некоторые люди так и говорят: «Наш дедушка никогда про себя ничего не рассказывал. Мы не знаем, откуда он, кто его родители. Теперь хотим узнать». Сразу скажу, это непросто. И дело даже не в репрессиях – о них особый разговор. Если в царской России люди чаще всего вели оседлый образ жизни и найти информацию о ком-то из досоветских времен проще – ясно, кого где искать, то СССР – это совсем другая история. Люди много переезжали с места на место: из сел в города, с одного конца страны на другой. Вспомните, к примеру, молодых комсомольцев, которые ехали покорять целину, строить города на Дальнем Востоке, выпускники вузов отправлялись работать в другие регионы и т.д. Потом оставались там жить, обосновывались. А сегодня их потомки не знают, где искать свои корни.
— С просьбами помочь найти информацию о предках к вам обращаются только якутяне?
— Нет, запросы идут отовсюду: из ближнего зарубежья, со всех регионов России. У кого-то предки когда-то работали в Якутии, кто-то был сослан сюда. Иногда сведений минимум. Пишут: «Наш дедушка такого-то года рождения, жил там-то». Начинаем искать и, бывает, находим.
— То есть человек в истории потеряться не может? Все равно остаются какие-то следы?
— Следы-то, конечно, остаются. Но для того, чтобы их обнаружить, надо владеть все же более обширной информацией о том, кого хотите найти. Потому что у нас нет списков всех жителей Якутии с их адресами. Последняя перепись населения по Якутску, к примеру, датирована 1931 годом.
Осложняет поиск и то, что ревизские сказки – эта свое­образная перепись населения в царской России, которые проводились с конца ХVIII до середины ХIХ века – охватывали не все слои населения. Для уточнения налогообложения они составлялись по сословиям: инородцы, священнослужители, крестьяне и т.д. Но среди чиновничества, к примеру, такая ревизия не проводилась, и потому одни сословия в ревизских сказках отражены, а другие нет. Как я уже сказала, есть материалы переписей населения, но представлены они фрагментарно, то есть не за все годы и не по всем районам. А поскольку информация выборочна, то для поисков нужна какая-то зацепка.
— Значит ли это, что шанс составить генеалогическое древо, отыскав хоть какую-то документально подтвержденную информацию о предках, есть не у всех?
— Если возникло желание составить родословную, то, прежде, чем идти в архив, надо подготовиться. Сесть и записать все, что знаете о бабушках, дедушках, их родителях: даты рождений, где родились, жили, работали. Неплохо у других родственников поинтересоваться: может, кто-то уже составлял родословные.
К тому же сейчас в Якутии выходит много книг по истории наслегов, улусов, отдельных родов. Как правило, там используют материалы из фондов нашего архива: данные переписей, метрических книг, ревизских сказок. Хорошо бы знать еще и историю своего села, наслега. Ведь за время советской власти многие из них были переименованы.
И вот после этого можно с паспортом подходить к нам в читальный зал, на ул.Дзержинского, 41. Вам предложат заполнить заявление, дадут допуск на работу с определенными фондами и т.д.
— На какие материалы можно рассчитывать?
— В фондах архива хранятся метрические книги церквей Якутской области, начиная со второй половины ХVIII века примерно до 20 годов ХХ века. Поскольку до революции церковь исполняла функции ЗАГСа, то в этих книгах фиксировались рождения, бракосочетания, смерть. Они составлялись в двух экземплярах: один оставался в церкви, а второй отправляли в Якутскую духовную консисторию. Ее фонды потом и передали в наш архив.
— Многое ли можно из них узнать?
— Форма метрических книг – формат, заполнение граф – была стандартна по всей России, но со временем менялась. Например, в книгах 1833 года три раздела – о крещении, бракосочетании и смерти. В первой графе указывали, в какой день человек крестился, кто были его родители и какое имя ему дали. В разделе о браке – какого числа женился, имя невесты, возраст. После 1839 года форма метрических книг немного поменялась. Например, имя выделили в отдельный столбик.

Открытия – каждый день!

dscn6437

…Кабинет Екатерины Анатольевны – словно пропуск в минувшие века. Древние обложки, пожелтевшие страницы – старинные книги повсюду. И стоит только в них заглянуть, лишь увидеть буквенную вязь прекрасно сохранившихся чернил, ты как будто окунаешься в иную жизнь.
«Нашу работу можно сравнить с археологическими поисками, — говорит она. – Открытия – едва ли не каждый день…»
— А какими были самые удивительные находки?
— Однажды к нам поступил запрос от потомков Владимира Атласова, первооткрывателя Камчатки. Работая с ним, наш сотрудник углубился в материалы, и нам удалось документально восстановить практически весь род Атласовых. Мы обнаружили старинный текст, где речь шла о спорных земельных угодьях, и, претендуя на них, один его правнук перечислял всю цепочку своих предков. Так и писал: у Атласова был сын, у того еще сын, у того свой сын и т.д. Так вот благодаря его дотошности, мы смогли не только по метрическим книгам восстановить родственные связи Атласовых, но еще выяснили, что по одной линии пошли Атласовы-чиновники, жившие в Якутске, по другой – Атласовы-казаки.
— Чем еще чаще всего интересуются люди?
— Ну, например, историей своих фамилий. Ведь в Якутии очень много русских фамилий: Сивцевы, Колодезниковы, Эверстовы и т.д. Почему? А все дело в том, что в конце ХVIII— начале XIX века началось массовое крещение местного населения. И люди, принимая крещение, одновременно принимали фамилию или священника, или местного чиновника, казака. Так вот сегодня можно докопаться до самого момента принятия фамилии, проследить всю цепочку. Это очень интересно.
Но я должна сказать, что помимо генеалогии мы занимаемся и тематическими запросами. К нам часто обращаются с просьбой получить информацию об истории наслегов, поселков и сел, организаций и т.д. Предприятия отправляют к нам своих сотрудников, которые изучают историю их создания. В читальном зале постоянно работают краеведы.
— Екатерина Анатольевна, в последнее время многие документы были рассекречены. А есть среди них такие, которые вы не покажете никогда?
— Те, что содержат конфиденциальную информацию. Согласно закону об архивном деле срок ограничения доступа к такой информации, то есть той, что касается личной, семейной тайны человека, составляет 75 лет.
Например, мы никогда не покажем посетителям протоколы заседания горисполкомов, если в повестке заседания были вопросы, касающиеся усыновления. Даже если в ходе этого заседания комиссия горисполкома рассматривала массу других вопросов – о выделении земельных участков, например. Целиком такой протокол на руки посетителю мы не дадим. Информация об усыновлении конфиденциальна.
— Иногда люди думают: «А стоит ли вообще копаться в прошлом? Вдруг найду что-то такое, чего вообще не хотелось бы знать…»
— Ну, ситуации, конечно, бывают разные, и решение каждый принимает сам. Но если есть желание закрыть какие-то «белые пятна» в своей генеалогии, то почему бы этим не заняться?
В любом случае я бы посоветовала сохранять свои семейные архивы. Многие говорят: «Вот, когда мы были детьми, в доме был целый чемодан дедушкиных и бабушкиных грамот, документов. Потом все это куда-то делось, и теперь мы не знаем ничего».
К сожалению, многие такие утраты уже не восстановить. А каждая из них – это закрытое «окно» в историю вашей семьи. Потому сохраняйте все! Записывайте рассказы своих бабушек, дедушек, мам и пап, тетушек и дядюшек, чтобы тетрадка с их воспоминаниями передавалась из поколения в поколение. Этот тот бесценный исторический фонд, который всегда будет с вами…

Елена ВОРОБЬЕВА