484

18 марта 2016 09:12

Владимир Касютин: «Тот, кому нужна достоверная информация, покупает газету…»

Владимира Касютина работникам пера и микрофона Якутии особо представлять не надо. Во-первых, потому, что секретарь Союза журналистов РФ, главный редактор журнала «Журналист и медиарынок», один из тех, чье мнение для профессионального журналистского сообщества России по-настоящему авторитетно.

А во-вторых, бывал Владимир Леонидович в Якутии уже не раз, в том числе, и на фестивале «Пресса земли Олонхо», и его мастер-классы собирают рекордное количество слушателей. Он, как никто, знает ситуацию на медиарынке России и может дать дельный совет.

Владимир Леонидович, сегодня практически все печатные СМИ жалуются на падение тиражей. А есть ли в России издания, у кого они выросли? И как им это удается?

— Они есть, но их мало. Удается по разным причинам. Чаще всего в редакцию приходит амбициозный редактор, у которого много сил, энергии и который все свое время тратит на то, чтобы сделать издание привлекательным для аудитории, найти новые каналы распространения. Например, активно занимается продажей розницы, ищет партнеров по распространению.

Кроме того, часть редакций начала выстраивать собственную сеть распространения. К примеру, когда в Воронежской области взяли курс на создание дополнительных каналов доставки газет, то по итогам закончившейся подписной компании тираж многих воронежских изданий ощутимо вырос. Их читателям легче и дешевле получать газету не на почте. Знаю, что в Якутии проблема доставки еще острей.

Какое-то время считалось, что со временем эта проблема решится сама собой – печатные издания просто умрут…

— Знаете, у меня такое ощущение, что интернет начинает потихоньку сдавать позиции. И не только в России. Если людям нужна достоверная информация, если они хотят серьезного чтива, если им нужно что-то продать или купить, то они ищут газету. Я вижу, что все попытки заменить местные газеты интернетом заканчиваются ничем, потому что переучить аудиторию невозможно. Интернет – это же поток информации, часто сиюминутной. А если тебе нужно что-то серьезное, ты берешь газету.

Другое дело, что прессу сегодня губит распространение, которым никто по-настоящему не занимается. В прошлом году я был в Орле. Там в сельской местности стали применять так называемые передвижные почтовые отделения. Это что-то вроде автолавки: она приезжает в деревню на несколько часов, продает газеты, оформляет подписку и т.д. И это хорошо, потому что, очевидно, чем дальше, тем меньше люди будут пользоваться почтовыми услугами. Конечно, для других регионов, особенно таких больших, как Якутия, это, возможно, не панацея. А для кого-то выход.

Уже изобретены разные альтернативные каналы распространения, когда в числе партнеров редакций выступают магазины, автолавки и даже проводники в поездах. Главное, чтобы читатели получали газету по более низкой цене. Потому что вот этот момент – доставка прессы от типографии до читателя – бьет по печатным СМИ куда сильнее, чем интернет, который, кстати, сейчас все больше превращается в мусорную свалку. Нужно все больше времени и сил, чтобы там что-то найти…

В некоторых регионах, включая Якутию, огромное количество зарегистрированных СМИ. Всегда ли это хорошо?

— Отсутствие конкуренции – это, конечно, плохо, потому что она подстегивает. Но есть весьма убедительные результаты научных исследований, которые доказывают: излишняя конкуренция еще более губительна. Потому что размываются кадры, распыляется реклама, под большим вопросом оказывается финансовая модель издания. Ведь что вынуждены делать издания, особенно частные, когда не хватает средств? Продаваться кому угодно. А значит, растет число заказных материалов. И я бы думал о том, что эту ситуацию как-то урегулировать. Возможно, законодательно.

Еще один дискуссионный вопрос, который никак не может найти однозначного ответа: нужны ли все-таки власти собственные СМИ, которых владельцы частных изданий обычно упрекают в финансовой поддержке за государственный счет?

— Тут разный подход. Во многих странах полагают, что власти это не нужно, что она найдет способ донести свою точку зрения и без собственной прессы. В нашей стране традиции другие. Я бы не стал говорить, что одни СМИ – частные или государственные — «белые и пушистые», а другие нет. У всех свои плюсы и минусы.

Думаю, что главная задача — и об этом шла речь на недавнем заседании Совета по правам человека при Президенте РФ «Модернизация механизмов господдержки региональным и муниципальным СМИ» — в том, чтобы государство помогало тем, кто НУЖЕН аудитории, независимо от формы собственности издания. Потому что, если мы посмотрим на лучшие государственные СМИ России, то обнаружим: никто из них не получает 100-процентное госфинансирование. Эти редакционные коллективы, так же, как и коллеги из частных СМИ, зарабатывают деньги на существование своих изданий.

Как в таком случае должны выстраиваться отношения государственных СМИ с властью?

— Это сложный вопрос. У нас, к сожалению, утеряны многие традиции, которые были живы еще в 80-ых годах, когда многие руководители считали невозможным для себя одергивать редактора газеты за какие-то публикации. Когда представители власти считали неприличным слишком часто появляться на страницах газет. И эти люди обладали реальным авторитетом.

Сегодня, увы, обычной практикой, особенно в районах, стала ситуация, когда редактор выступает едва ли не в роли обслуживающего персонала. Когда в работу газеты вмешиваются извне с массой мелких запретов и претензий, чуть ли не указывая, какую фотографию ставить в номер…

А ведь самая продуктивная модель сотрудничества СМИ и власти – это партнерство, основанное на доверии. И власть, и СМИ работают с населением. Вот и нужно обсуждать какие-то вещи в этой плоскости, не вмешиваясь в профессиональные дела журналистов. Надо помогать СМИ определять позицию издания, которое содействует решению проблем людей.

На ваш взгляд, насколько за последние 23 года изменился читатель? Что ему нужно сегодня?

— Изменилась вся страна, и, думаю, не в лучшую сторону. Все-таки тогда, в конце 80-ых, костяк читательской аудитории составлял настоящий средний класс, где было много по-настоящему образованных людей, интеллектуалов, читательские предпочтения которых были куда серьезнее, и это помогало нам, журналистам.

Вероятно, во многом это связано с тем, что в стране существовало мощное производство, где были востребованы эти кадры, были другие приоритеты в экономике. Сегодня экономика больше ориентирована на потребление и продажу, и, к сожалению, значительную часть читателей не интересует ничего, кроме желтой информации или чего-то, связанного с потреблением.

Что с этим делать журналистам? Стать еще искуснее. Надо ли говорить о серьезном? Обязательно! Но доступно и увлекательно, писать так, чтобы заставить читателя думать и стремиться к высокому. Потому что на самом деле на это в глубине душе нацелены практически все.

Обнадеживает, что все когда-нибудь заканчивается, и период дикого капитализма тоже чем-то сменится. Но задача прессы останется прежней — помогать людям лучше ориентироваться в том, что происходит вокруг.

Фото Галины Бочкаревой