255

04 декабря 2015 в 12:22

Политик, участвовавший в разработке Конституции Российской Федерации

Депутату Верховного Совета ЯАССР ХII созыва, I и II второго созывов Ил Тумэна Егору Ларионову сегодня, 4 декабря, исполнилось 75 лет

Одним из тех, кто заложил прочный фундамент парламентаризма, обновленной государственности в республике является депутат Верховного Совета ЯАССР ХII созыва, I и II созывов Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), Председатель Палаты Республики, заслуженный работник народного хозяйства РС(Я), политик с твердой позицией Егор Ларионов.

Незабываемое время исторических решений

Егор Михайлович, какие политические моменты, как Вы сейчас с высоты сегодняшнего дня считаете наиболее значительными?

— Мы, депутаты Верховного Совета ЯАССР ХII созыва, приняли историческую декларацию о государственном суверенитете республики, имеющую огромное политическое и государственное значение. Этот знаковый документ повысил бывший статус автономной республики, стал свидетельством того, что Якутия вступила в полосу развития настоящей государственности. В этом деле участвовали не только депутаты — документ обсуждал весь народ.

Вопрос поднимался еще с 1988 года, а был принят во время известных бурных событий в 1990 году. Он стал базовой основой для принятия более 300 законов, важных для народа республики.

Основываясь на декларации, была создана алмазная компания. Богатства недр Якутии были объявлены совместной собственностью республики и России. Было заключено много договоров с федеральным центром.

На основе этой декларации 27 апреля 1992 года был утвержден Основной Закон – Конституция республики. А до этого, 31 марта Республика Саха подписала Федеративный договор, как равноправный субъект Российской Федерации. Вот это время для меня является самым незабываемым, значимым.

Как Вы восприняли развал советского строя?

— В это время я работал первым секретарем райкома партии Намского района. Одновременно был депутатом Верховного Совета. Мы, представители регионов, ездили в Москву, много разговаривали, дискутировали о том, что будет с советским строем. Хасбулатов и Ельцин должны были найти наиболее приемлемый вариант в своих разногласиях. Советы субъектов поддержали Верховный Совет России 90% голосов. Поэтому Борису Ельцину пришлось выдержать два года. Но противостояние все более усиливалось. В итоге после обстрела здания Верховного Совета танками, советы распустили.

В 1993 году я был назначен заместителем председателя Верховного Совета ЯАССР. Мы решили не распускать наш Верховный Совет, который, казалось, служил народу. К сожалению, руководство республики не поддержало нас. Они в это время были в Москве. Оттуда приходили звонки, инструкции моим коллегам. После возвращения они разговаривали с каждым из нас. Я не менял свою позицию до конца. В итоге остался один. До сегодняшнего дня я считаю правильной свою позицию, когда отстаивал сохранить орган, состоящий из лучших людей республики, которые приняли исторический документ государственно-политической важности.

Сейчас известно, как разрушали советский строй. Это произошло по схеме, разработанной Америкой. Партия была ослаблена, от идеологии мало что осталось. Много было тех, кто принял с распростертыми объятиями лживую «демократию». Распространялись всякие негативные оценки советской действительности.

В итоге партия перестает существовать, но советы остались. Я работал в своем районе председателем райсовета. Как сейчас думаю, оказывается, власть советам была отдана по тактическим соображениям. После роспуска партии все создавать по-новому, конечно, сложно. Потому-то возвращен лозунг Советской власти «Власть – Советам». Были созданы местные администрации. Один человек стал руководить улусом. Но районные советы существовали недолго.

Мы приняли много законов для местных администраций. Когда в стране все было пущено на самотек, эти документы явились для нас спасением. Наслега были оставлены в прежнем виде, власть у них не поменялась, поэтому больших потрясений не было.

Конечно, мне было тяжело воспринимать развал Советского Союза.

На самом деле, те годы, демократия принесли в нашу жизнь не только плохое, Вы с этим согласны?

— Да, всё имеет две стороны. И хорошее тоже есть. Первый президент нашей республики Михаил Николаев, найдя общий язык с руководством страны, много сделал для Якутии.

Как это было: разработка Конституции РФ

Егор Михайлович, Вы участвовали в разработке Конституции России. Возможно, Вы единственный из якутов, кто принял участие в разработке документа такого уровня…

13_20151214083515_19026

— Постановлением Верховного Совета мы с Анатолием Петраковым были включены в рабочую группу по разработке проекта Конституции Российской Федерации. В этой группе было 25 человек со всей страны. Два месяца мы работали в Москве. В то время некоторые хотели убрать из Основного Закона понятия «республики», «государства». Мы, представители Башкортостана, Коми, некоторых кавказских республики заняли в этом вопросе принципиальную позицию и добились того, чтобы эти термины остались. Как известно, в законе каждое понятие, каждый термин имеют большое значение. По вопросу собственности тоже происходили настоящие баталии.

Возник вопрос: кто должен контролировать исполнение законов? А тогда предпринимались попытки вообще устранить прокуратуру. Причина была в том, что депутаты Госдумы приняли закон об амнистии участников ГКЧП, несмотря на то, что Ельцин был против их освобождения, прокуратура приняла решение освободить.

Как показывает практика, только прокуратура может контролировать исполнение законов, исполнительную власть, все структуры. Кроме этого, она защищает население, проводит бесплатные юридические консультации. Мы были решительно против устранения прокуратуры. Создали комиссию генеральной прокуратуры. Туда вошли очень компетентные, мудрые люди, они провели разъяснительную работу среди тех, кто стоял на противоположных позициях. А наша редакция, написанная вместе с Анатолием Петраковым, вошла в Конституцию двумя статьями и работает до сего дня.

По вопросу о судах и о председателе суда, которого выбирает регион, а подтверждает центр, мы тоже провели кропотливую работу. Этого правила придерживались до 2000 года. Сейчас регионы выбирают только мировых судей. А раньше кандидатуру Верховного судьи рассматривала Палата республики.

Выборам надо научиться

После того, как выбрали, бывает такое, что мы не признаем руководителя, значит, мы не признаем государственность. Не кажется ли Вам, что это тормозит развитие?

— Если выбранное руководство строит свою деятельность, исходя из интересов народа, страны, то никакого спора нет. Если мы будем все так руководить, будет уважение к государству.
Даже когда руководителя, депутата завтра собираются уволить, он до конца должен защищать свой народ, а в противном случае люди не будут уважать их. У народа глаза зоркие, он все слышит своими ушами, поэтому и оценивает соответственно.

Егор Михайлович, на Ваш взгляд, насколько люди научились выбирать, при этом делать ставку на перспективу?

— Начиная с выборов на наслежном уровне, люди не обращают внимания на перспективу, а выбирают по принципу того, что избираемый является им родственником, другом, одноклассником и т.д. Это явление и дальше будет наблюдаться.

Вы состоите в партии?

— Я не выходил из рядов КПСС, до сих пор ношу билет. Не вступал в ряды КПРФ, но до сих пор привержен коммунистической идее.

Двухпалатный парламент

Егор Михайлович, в чем преимущество двухпалатного парламента?

— В те времена такой парламент был нужен. Нижняя палата принимала рядовые законы, верхняя – конституционные законы. Председатели двух палат должны были найти общий язык, только тогда работа могла быть эффективной. А если одна палата держит сторону исполнительной власти, а другая руководствуется принципами парламентаризма, то в этом случае также могло быть противостояние, в конце концов, в деятельности парламента могли возникнуть препятствия. Поэтому я считаю отказ от двухпалатной структуры парламента правильным. К счастью, в наше время парламент работал эффективно, используя полностью свои возможности.

«Всегда говорю то, что думаю»
13_20151214083727_76048

Кого Вы выделяете особо среди политиков республики?

— Многие знают, что я никогда не стараюсь быть хорошим для кого бы то ни было. Поэтому говорю то, что думаю. Я выделяю среди бывшего руководства первых секретарей обкома КПСС Гавриила Чиряева, Юрия Прокопьева, коммуниста Филиппа Охлопкова, первого президента компании «АЛРОСА» Андрея Кириллина, высокопрофессионального юриста, коллегу Афанасия Илларионова.

Среди современников, внесших большой вклад в развитие республики, хочу особо отметить президентов Михаила Николаева, Вячеслава Штырова, председателей правительства Юрия Кайдышева, Василия Власова, Вячеслава Шамшина, коммуниста с твердой позицией Георгия Артемьева, человека, сыгравшего большую роль в становлении промышленности в Якутии Петра Кириллина, политика с гуманитарной базой, с глубокими познаниями в истории, председателя Ил Тумэна Александра Жиркова, спикера III созыва Нюргуна Тимофеева, заместителя председателя Ил Тумэна Ивана Черова, руководителя Академии наук, председателя Палаты республики II созыва Ил Тумэн Василия Филиппова, руководителя компании «Алмазы Анабара», народного депутата Матвея Евсеева, вносящего свой вклад в развитие промышленности, сельского, лесного хозяйств, спорта, а также депутата ХII созыва Верховного Совета ЯАССР, д.э.н. Анатолия Попова.

Егор Михайлович, я знаю, что Вы выступали за то, чтобы присвоить имя Максима Аммосова Якутскому государственному университету…

— У нас, намских, начиная с молодежи да стариков, есть в крови гордость за нашего выдающегося земляка. Самая большая заслуга Максима Аммосова в том, что он вместе с соратниками добился политической, экономической самостоятельности республики. Несмотря на сильное политическое давление, эти молодые люди создали Якутскую Автономную Социалистическую Республику.

Я в своих статьях писал о том, что Максим Аммосов был большим оратором. Рассказывают, что он, не глядя на бумагу, выступал два часа на якутском, два часа – на русском.

«У меня была мечта стать историком»

Как Вы выбрали профессию юриста?

— Я хотел быть историком. Любил читать исторические книги. Даже поступал на историческое отделение ЯГУ. Но, получив «удовлетворительно» по французскому языку, не смог. Потом отказался от предложения поступить на русское отделение.

Позже окончил Свердловский юридический институт, который подготовил многих известных юристов республики.

Егор Михайлович, расскажите о своей семье.

— Я родился в селе Салбан Намского улуса. Впервые спутницу своей жизни Степаниду Степановну увидел на летнике, когда мне было 12 лет. До сих пор живем душа в душу. Если все будет благополучно, скоро мы будем отмечать 50-летие совместной жизни. Степанида Степановна – учительница русского языка и литературы. У нас есть сын, внук.

— Егор Михайлович, благодарю Вас за интервью. От имени редакции газеты «Ил Тумэн» поздравляю Вас со знаменательным юбилеем.

Перевод с якутского Елены Баишевой