553

02 октября 2015 в 18:27

Женщина с огромным сердцем

Присутствуя на панихиде, слушая прощальные речи, поймал себя на мысли о том, что многое в жизни как бы предопределено, в том числе и межличностные отношения. Но вначале о том, что меня потрясло в Нине Иннокентьевне.

У младшего сына Героя Советского Союза Николая Саввича Степанова, Юрия, дома в Вилюйске хранится картина на холсте, на которой изображены два молодых человека в военной форме. Эта картина была подарена Герою Ниной Иннокентьевной в майские дни 1992 года, когда в Вилюйском улусе отмечали 70-летие со дня рождения Николая Саввича. Мне на всю жизнь запомнился проникающий в душу, щемящий сердце рассказ Нины Иннокентьевны о том далеком весеннем послевоенном дне, когда она увидела идущих по сельской улице молодых людей, полных жизненной энергии и задора. Это были друзья, только что вернувшиеся в родные места с полей страшной войны, будущие Герои Советского Союза Николай Кондаков в офицерской форме и Николай Степанов в солдатской шинели. Меня поразил размеренный, казавшийся спокойным голос рассказчицы, но столько в нем было внутренней тоски, боли, что на глаза невольно наворачивались слезы. А Нина Иннокентьевна смотрела в окно и, казалось, вживую видела картину, заказанную ею специально к юбилею друга своего супруга, которому не суждено было дожить до своего звездного часа. Сколько же нужно было иметь силы воли, самообладания, чтобы воспроизвести в памяти те волнующие минуты своей жизни, которые начали отсчет, как потом оказалось, времени великой любви двух ярких личностей!

Ну, а что касается того, что сказано в начале моего повествования: Нина Иннокентьевна на заре своей трудовой деятельности, хоть и ненадолго, но прожила в моем родном селе Балагаччы и проработала учителем в моей родной Мастахской школе Вилюйского района. Может, неповторимая суровая природа наших краев и дух предков крепко взлюбили молодую Нину и благословили ее жизненный путь, который она так успешно и с честью прошла?

Не кривя душой скажу, что, скитаясь по интернатам, не имел возможности пристраститься к чтению газеты «Бэлэм буол», так что особым ее поклонником себя не считаю: если попадалась – читал. А о том, что ее редактором была Нина Протопопова, уроженка Уоттинского наслега, узнал, будучи уже учителем Чочунской школы, где работали ее родственники.

Более близкие отношения начали складываться в 1989 году, когда коллектив Халбакинской школы, вразрез намерениям партийных органов района и республики, при моей поддержке как секретаря парткома совхоза выдвинул кандидатуру режиссера Якутского театра А.С. Борисова на повторных выборах народных депутатов СССР по Вилюйскому национально-территориальному избирательному округу №695, и мощная поддержка передовой, свободномыслящей части якутской интеллигенции, в том числе Нины Иннокентьевны, вдохновила нас на активную предвыборную работу. Мы с ней оказались доверенными лицами кандидата, и мне впервые довелось услышать ее выступления перед избирателями, что стало для меня, начинающего партийного функционера, настоящим откровением, своего рода, как говорят сейчас, мастер-классом. Меня также поразило и то, что она, старый комсомольский работник, убежденный, стойкий член Коммунистической партии, осмелилась открыто поддержать кандидата не от партии — в то время это было равноценно подвигу.
Помню первую встречу с избирателями в Вилюйском районном Доме культуры, когда Андрею Саввичу был задан каверзный вопрос, касающийся его деда, и он ответил очень остроумно. Но ситуация во многом была выровнена именно благодаря тактичному, мудрому, доходчивому выступлению Нины Иннокентьевны. И именно благодаря поддержке таких колоритных, авторитетных личностей, как она, мы сумели одержать победу на выборах, охвативших территории Намского, Кобяйского, Верхневилюйского и Вилюйского районов, и А.С. Борисов стал народным депутатом СССР.

А почти родственные отношения сложились, когда в 1990 году трем воинам-вилюйчанам указом Президента СССР М. Горбачева было присвоено звание Героя Советского Союза. Дело в том, что Н.С. Степанов, на чью долю выпало счастье спустя 46 лет принять свою, заслуженную ценою жизни, награду, был супругом моей родной тети. Николай Саввич был одним из близких друзей детства Николая Кондакова, очень уважал жену и соратника своего друга, поддерживал с ней постоянную связь. Первой, кто поздравил его по приезде из Москвы, устроив в честь Героев домашний праздник, была Нина Иннокентьевна.
Наверняка в Звезде Героя Николая Саввича она видела отблеск и Звезды своего Николая. Остается только гадать, какие чувства обуревали ее, какая гордость за Николаев всколыхнула ее душу! И недаром она пошла на сознательное допущение исторической неточности в заказанной ею картине, где на груди друзей блестели Звезды Героев. Они для нее были героями в жизни, в своем существовании, в своем стремлении к справедливости, добру, к миру на земле.

Нина Иннокентьевна принимала самое активное участие в организации деятельности общественной организации вилюйчан, проживающих в столице республики, «Бүлүү кэскилэ». Будучи одним из сопредседателей организации на заре ее становления, я неоднократно обращался к ней за советом, за спонсорством и никогда не получал отказа.
Живо откликалась она на все наши начинания, не осталась в стороне и в тревожные дни, когда в 1997 году в самые лютые морозы замерзал город Вилюйск, принимала деятельное участие в организации благотворительного турне артистов — уроженцев Вилюйского района по улусам и городам республики, а также концерта в фонд помощи пострадавшим от наводнения жителям г. Ленска в 2001 году. Она была желанной гостьей на всех наших мероприятиях, каждое ее слово окрыляло нас, и в каждом из нас крепло гордое сознание “мы – вилюйчане”. Такой она оставалась до конца своих дней, этой осенью, несмотря на состояние здоровья, нашла в себе силы преодолеть трудную дорогу и посетить мероприятия, посвященные 90-летию Н.А. Кондакова в с. Жемконе.

В моем сознании Нина Иннокентьевна стала еще ближе, когда не стало Николая Саввича спустя 4 месяца после той памятной юбилейной встречи, где присутствовал и Д.Д. Петров, впервые обнародовавший материалы о представлении воинов-якутян к присвоению звания Героя Советского Союза, и моя тетя, как и она, стала вдовой Героя. В моем восприятии они стали едиными в своей ипостаси скромных, терпеливых спутниц жизни боевых во всех отношениях защитников Родины. И каждая в меру своих сил и способностей внесла свою лепту в увековечение памяти Героев, но в этом особенно преуспела Нина Иннокентьевна, выпустив из собранных ею материалов книги, посвященные Н.А. Кондакову, заложив прочный фундамент работы по патриотическому воспитанию детей на примере подвига народа в годы Великой Отечественной войны. Когда ушла из жизни и моя тетя, ее образ и вовсе слился с образом Нины Иннокентьевны, и пока она работала, наши встречи стали постоянными. Только впоследствии я понял, как отрывал ее от нескончаемой работы (как будто сам не работал в редакции, хоть и районной газеты, что несравнимо с объемом ее работы), иногда ей даже приходилось жертвовать и обеденным перерывом. Но ни разу она даже намека не подала, что я пришел не вовремя, всегда встречала очень приветливо, иногда наши беседы длились часами, касаясь животрепещущих вопросов развития родного улуса, культуры и воспитания молодежи. Я всегда уходил от нее освободившимся от сомнений, от мучивших меня проблем, полный оптимизма и новых планов. И ни разу не слышал, чтобы она хоть одним словом плохо отозвалась о ком-либо, критиковала кого-то. А если в ходе разговора делал кому-нибудь упрек, то она находила обезоруживающий контраргумент, и весь мой обвинительный пыл утихал. Она стала для меня своеобразным душевным барометром, с коим я постоянно сверялся и вносил поправки в свое восприятие окружающих. Как мне, да и всем, кто был близко знаком с ней, не будет хватать ее ласковой улыбки, доверительного спокойного голоса, безграничной мудрости и материнского тепла! Да, как очень верно отметила внучка Ирина, Нина Иннокентьевна была человеком «с огромным сердцем», и такой она останется в благодарной памяти потомков.

Святослав ГРИГОРЬЕВ,
заслуженный работник культуры РС(Я),
ветеран труда

Поделиться