80

07 июня 2018 в 16:56

Вне графиков и инструкций

Работа для настоящих людей
Вверх-вниз, вверх-вниз. С этажа на этаж, с полными пакетами в обеих руках. Хорошо, если работает лифт, здорово, если он вообще в доме есть. Впрочем, если даже нет, она все равно будет спешить навстречу тем, для кого она уже давно и дочка, и сестра, и подруга. А иногда – практически единственная связь с внешним миром.

В аптеку Ирине Полищенко приходится заходить каждый день за лекарствами для подопечных

…Ирина Полищенко – социальный работник. Сейчас ей уже и самой не верится, что когда-то она начинала работать продавцом. Более того, даже получила профильное торговое образование. Но работать за прилавком не смогла. «Не мое!», — так коротко вспоминает она сегодня тот свой опыт.
— А тут знакомая сообщила, что нужны социальные работники, и мне эта идея как-то сразу понравилась. Прошла собеседование, меня очень хорошо приняли, и я осталась. Как оказалось, почти на 25 лет! – говорит она.
Обо всем этом Ирина Петровна рассказывает на бегу – торопится к подопечным: старым, немощным, прикованным болезнями к четырем стенам своих жилищ или вовсе к кроватям… Сейчас их у нее 14, и каждого по инструкции она должна навестить дважды в неделю. Это значит, ежедневно ее ждут пять человек, к которым она будет спешить в любую погоду и при любых обстоятельствах. Потому что кроме нее к ним зачастую поспешить просто некому.
Впрочем, жизнь то и дело вносит в эти инструкции свои коррективы. Потому что невозможно быть милосердным строго в рамках служебного графика – исключительно в течение рабочего дня, а после него свое сострадание просто автоматически отключать.

Пенсионерка Нина Андреевна Хандогина говорит, что за 8 лет они с Ириной Петровной стали как родные

— Была у меня подопечная — одинокая женщина, перенесшая инсульт. Она впала в такую депрессию, что отказывалась жить. Однажды попыталась добровольно уйти из жизни, хорошо, я вовремя успела, вызвала медиков, ее откачали. Так вот ходила я к ней ежедневно, и постоянно звонила в течение дня, чтобы держать с ней контакт… Так что инструкции инструкциями, а жизнь это жизнь.
И это лишь один из примеров за ее почти четверть вековую практику. Стоит ли говорить, что выдерживают такой ритм отнюдь не все. Например, из тех, с кем в середине 90-ых пришла в службу Ирина Петровна, остались единицы. Те, кто, как и она, мог бы сказать о себе: «Мне всегда было жалко одиноких, больных людей и всегда хотелось облегчить им жизнь…»
— Так, сначала в аптеку! — Ирина Петровна сверяется с маршрутом, который ей предстоит. В руках – толстая тетрадь, где записано все, о чем просили и что нужно ее подопечным. Одни ждут продукты, другие просят кроссворды по пути купить – память тренировать. Третьему нужно санаторную карту оформить. С четвертым сходить на прием к врачу… Словом, миллион ситуаций, когда без социального работника никак.

4 пакета кефира, хлеб, крупа… Носить каждый день тяжеленные сумки — для нее привычное дело

Еще одна постоянная забота – это лекарства, которые нужны каждому: в аптеку ей приходится забегать по нескольку раз в день.
Кстати, «бегать» — то самое слово, что точнее всего передает ее способ передвижения по городу. Спецтранспорта у социальных работников нет. Поэтому в лучшем случае на автобусе, а чаще всего на своих двоих и почти бегом. Иначе никак! Ведь нужно успеть ко всем, а адреса разбросаны по всему городу: проспект Ленина, Курашова, Белое озеро, ГРЭС…
— На каждого из моих подопечных уходит 1,5-2 часа. Они все хотят общаться. Да, и продукты ждут, и на уборку время уходит, и искупать кого-то надо, но все-таки гораздо важнее для них просто поговорить. Они не отпустят тебя, пока ты не расскажешь им все новости. Да и я сама представить не могу, как можно прийти, вручить продукты и тут же попрощаться. Мне самой важно с ними поговорить, успокоить, ободрить. Тогда я ухожу со спокойной душой — знаю, что они в порядке..
…Обо всем этом Ирина Петровна рассказывает, пока мы подымаемся на четвертый этаж. Дом без лифта, у нее в руках тяжелые пакеты с кефиром и луком.

Хотя Ирина Петровна уже назубок знает. какие продукты предпочитают ее подопечные, она все-таки сверяется со списком

Дверь в квартирку Нины Андреевны Хандогиной уже нараспашку. Ждет!
— Свежих батонов сегодня не было, — отчитывается Ирина Петровна, выгружая покупки на стол. – У вас хлеб есть? Или попозже забежать?
«Есть, есть!» — успокаивает ее Нина Андреевна. Вместе они уже почти восемь лет, с тех самых пор, как у перенесшей инсульт женщины сначала умер муж, потом погиб один из сыновей. Второй вынужден оставлять мать на долгие месяцы – вахтовая работа связана с долгими командировками. Ситуация могла бы стать безвыходной, но именно в такие моменты и приходят на помощь социальные работники, оказывающие адресную поддержку тем, кому она жизненно необходима.
…В эти дни социальная служба России отмечет свой 100-летний юбилей. Огромный путь, который был начат в 1918 году, включал важнейшие этапы становления системы социального обеспечения СССР. И хоть сегодня мы живем уже совсем в другой стране и при ином общественно-политическом строе, главная заповедь социальных работников осталась неизменной: можешь помочь – помоги!
Все эти годы служба развивалась вместе со всей страной, перманентно переживая все объективные трудности. А за ту без малого четверть века, которые ей отдала Ирина Полищенко, в отрасли, по ее наблюдениям, произошли колоссальные изменения.

И снова в аптеку. Теперь за лекарствами для нового подопечного

— Тогда, в середине 90-ых, речь шла об элементарном выживании. Ведь в магазинах не было ничего – очереди выстраивались за любыми продуктами. Чтобы обеспечить наших подопечных, в них приходилось выстаивать часами, — говорит она. — Сейчас все стало намного проще, но и требования к социальным работникам меняются. Стараемся ходить с ними на концерты, в театр. Учим компьютерной грамотности, чтобы расширить информационные горизонты пожилых людей. Чтобы, даже сидя дома, они могли общаться с друзьями в социальных сетях…
А вот один из минусов уже наших дней – это, пожалуй, чрезмерно перегруженные отчеты, которые приходится составлять социальным работникам.
…Можно ли не прикипать душой к своим подопечным? У кого-то это получается, а у таких, как Ирина Петровна, определенно нет. Не зря ведь и они, ее старики, к которым она ходит уже много-много лет, отказывается от замены, когда она отбывает в отпуск, заявляя ей: «Мы тебя подождем!»
Да, пробуют себя на этом поприще многие, а вот остаются в службе единицы. Самые-самые! И не только потому, что сопряжена она с немалыми физическими нагрузками.
Эта работа для людей совершенно особого склада, тех, кто умеет пропускать чужую боль через собственную душу, реагируя на нее собственными болевыми рецепторами. Тех, для кого помощь другим – не пиар, не разовая акция, а образ жизни и самое важное дело на земле…


Справка:

История социальной службы Якутии началась, когда в июле 1918 года поле был создан Комиссариат призрения Исполнительного комитета Якутского совета рабочих и красноармейских депутатов..
В 1922 году, после образования ЯАССР, в автономной республике был образован объединенный Наркомат просвещения, здравоохранения и соцобеспечения, а в июне того же года создана Секция труда и социального обеспечения статистического управления НКВД ЯАССР.
25 октября 1930 года постановлением Президиума ЯЦИК отдел был реорганизован в самостоятельный Наркомат социального обеспечения ЯАССР. В 1937 году началось формирование районных отделов соцобеспечения при райисполкомах.
В марте 1946 года наркомат был переименован в Министерство социального обеспечения ЯАССР.
В 1990 году Министерство социального обеспечения ЯАССР стало Министерством социального обеспечения Якутской – Саха ССР, а в 2002 году — Министерством труда и социального развития РС (Я).